Попытка побега

Размер шрифта: - +

Глава 9

 Часовые у ворот с изумлением наблюдали за длинной стальной змеей, которая вся ближе подползала к замку, сопровождаемая клубами пыли.

   Они знали о прибытии отряда союзников, уже несколько гонцов проехали через ворота в разных направлениях, кое-что у них удалось выспросить. Колонна внушала. Гордо вышагивал впереди латник, над его головой развевалось знамя с красным солнцем. Маршировали ровные ряды пехотинцев. Сбоку от строя рысила кавалерия - рыцари во главе с паладином. Хвоста колонны было не разглядеть - он скрывался за поворотом дороги, ныряющей за небольшой холм.

   В замок войско заходить не стало - остановилось лагерем на площадке справа от ворот. Внутрь проследовал только небольшой отряд наиболее богато и пышно разодетых всадников - командующие и личная свита. Паладина сопровождали несколько рыцарей, прелата - аколиты. Отряд возглавлял капитан северной заставы - на его обычно серьезном и угрюмом лице блуждала задумчивая улыбка - видимо, он был горд доставшейся ему ролью, ролью доброго вестника.

   Гарнизон замка выстроился во дворе. За исключением гарнизона южного форта и часовых на стенах и башнях, здесь была вся военная мощь долины. В центре стояли лидеры - кастелян и его преосвященство. Они хорошо умели контролировать свою мимику, и понять по их лицам, о чем они думают, было невозможно. Однако общий настрой буквально висел в воздухе, читался на лицах солдат и в их глазах - радость, надежда, ожидание перемен к лучшему!

   Отряд союзников спешился, коней отвели назад. Новоприбывшие выстроились скошенным клином, в центре замерли лидеры. Сбоку замер нервно улыбающийся капитан, его рука лежала на рукояти меча.

   - Приветствуем наших братьев по вере! - гулкий голос кастеляна раскатился по двору.

   Гости не сказали ничего в ответ. Вместо этого они шагнули вперед, вскидывая руки с зажатыми в них свитками пергамента.

   С диким грохотом пара молний ударила с ясного неба, на котором не было ни облачка, а мгновением спустя - еще пара. На месте руководства замка остались лишь две кучки пепла - гости перестарались, влив слишком много урона, не просто убив паладина и прелата, а превратив их в ничто вместе со всем снаряжением.

   Несколько мгновений стояла мертвая тишина - кто-то с удовлетворением рассматривал дело рук своих, кто-то пытался проморгаться и увидеть хоть что-то после ярчайшей вспышки, кто-то, разинув рот, смотрел на кучки пепла, оставшиеся от всесильных в пределах долины людей.

   - Предательство! - дикий вопль, изданный кем-то, заставил всех схватиться за оружие.

   - Они клялись светом! Ублюдки! Смерть им! - кричал капитан. И при этом он не стоял на месте - его полуторный меч был у него в руках, и он приближался к стоявшему недалеко от него прелату с алым солнцем на сутане. Большая часть солдат с изумлением наблюдала за происходящим, не в силах так быстро сориентироваться и начать действовать. Но кто-то смог на удивление оперативно взять себя в руки - щелчки арбалетных тетив раздались отовсюду, и десяток болтов ударил в щуплую фигурку, облаченную в сутану, пронзая ее насквозь. Взмах полуторника поставил точку в этом избиении, отделяя голову церковника от плеч и отправляя того на перерождение.

   Паладин - игрок, получивший свою долю арбалетных болтов, успел среагировать и увернулся от следующего удара капитана. Выхватив свой клинок, он попятился, пытаясь выйти из зоны обстрела и перегруппировать силы. Брошенный кем-то топор (очень качественный, северной работы, покрытый тонкой гравировкой) выбил из него большую часть оставшейся жизни и заставил рухнуть на колени. Полуторник пронзил его горло, лишая последнего шанса на благополучный исход. Тело паладина падало на камни двора, туда же валились прошитые стрелами и добиваемые ударами мечей и копий тела ближней свиты. Лишь один аколит успел провести призыв - белые крылья распахнулись над головами сражающихся, заставив многих на мгновение заколебаться. Но разъяренные гибелью своего лидера, церковники замка не колебались - спустя несколько секунд три ангела атаковали своего собрата, перерубая ему крылья и отправляя его туда, откуда он явился.

   - Построиться! Выступаем за стены! Нельзя дать их основным силам опомниться и перегруппироваться! Отправьте ангелов атаковать их! Вести огонь со стен, стрелкам держать максимальный темп! Шевелитесь! - капитан метался по двору, раздавая указания и зуботычины, и его деятельность приносила видимый эффект. Застигнутые в чистом поле, без всякого строя и порядка, осыпаемые со стен стрелами и болтами, солдаты с красным солнцем на доспехах и так не помышляли о сопротивлении - они пятились, закрываясь щитами от несущейся на них оперенной смерти и мечтая быть как можно дальше отсюда. Перемахнувшие через стену ангелы окончательно разрушили последние попытки сопротивления - до своего исчезновения они успели сделать лишь по несколько взмахов своими огромными мечами, но и этого хватило. Солдаты бросились врассыпную, и вырвавшейся из ворот кавалерии осталось лишь догнать и вырубить обезумевших от страха людей. Коварное предательство не принесло успеха - подлые обманщики просчитались и были перебиты все до единого. Однако перед силами долины встал вопрос - кто возглавит их, кто займет место убитых лидеров?

   Вернувшийся из-за стены, где участвовал в истреблении остатков сил агрессора, капитан имел на этот счет свое мнение. И он собирался озвучить его немедленно.

  ***

  Обсуждение вопроса престолонаследия продвигалось нелегко.

  Кандидатура капитана, несмотря на его героический ореол победителя, не вызвала большого энтузиазма среди народных масс. Безоговорочно его поддержал лишь его собственный отряд, но голоса тридцати бойцов терялись в огромной толпе собравшихся. Их едва хватало для того, чтобы хотя бы дать ему право хотя бы претендовать на что-то. Безвылазно сидевший где-то у черта на куличках, капитан был почти не известен среди солдат замка.



Кирилл Волков

Отредактировано: 16.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться