Портал. Терра - Земля

Размер шрифта: - +

Часть 3.

Клим всегда приезжал без предупреждения. Вот и сейчас не изменил своей привычке, зная, что родители ещё в Лондоне. Выйдя из аэропорта, поймал такси и через полчаса был у крыльца городского старинного особняка постройки пятисотлетней давности.

Сюрприза не получилось. Отец стоял перед входом в дом, а напротив – автомобиль отца. Стив, водитель отца, стоял оперевшись о капот и улыбался, выбравшемуся из такси, Климу. Клим принял от таксиста повидавший множество стран, чемодан, о чём свидетельствовали наклейки, пестревшие всеми цветами радуги и разной формы штемпелями.

Поприветствовав Стива, подошёл к отцу. Тот обнял Клима за плечи, притиснув к себе. Клим всегда чувствовал себя неловко в объятиях отца из-за своего малого, против родителя, роста. Он едва доставал отцу макушкой до подбородка. Сходство с отцом Климу придавали глаза. Точнее, цвет глаз – изумрудный. А в остальном он был в матушку. Волосы у отца тоже можно назвать чёрными, но в них не было той жгучей черноты, как у сына и волнистости. И черты отцовского лица отличались аристократичностью. И весь вид его был внушителен, с налётом чопорности, не смотря на стройность и гибкость фигуры.

- Здравствуй, блудный сын, – отрывая от земли, притиснул так, что у Клима, кажется, кости хрустнули.

- Отец, – прохрипел Клим. – Раздавишь! И почему ты Волк, если повадки и силища у тебя медвежьи?

- Пошли в дом, – хохотнув, сказал отец. – Мать заждалась уже.

- Как вы узнали, что я приехал? – спросил Клим, когда вошли в холл.

- А мы и не знали. Я только что подъехал. Смотрю, такси подкатывает следом. Гостей не ждём, а на такси, кроме тебя, у нас ни кто не ездит. Ты ж один у нас безлошадный. Хотя я уже со счёта сбился, сколько у тебя машин.

- Скажешь тоже, со счёта сбился. Всего-то пять. Две на Аляске – джип и спорткар, одна в Москве и две здесь. Одна в этом гараже стоит, другая в имении, – перечислил Клим свою автонедвижимость.

- И все только для счёта, в гаражах стоят, – подколол сына отец.

- Почему это для счёта? – возмутился Клим. – На Аляске точно без дела не стоят. Пешком много не находишься по объектам. Московская машина вообще уже три раза в ремонте побывала.

- Ты ещё и на объектах бываешь? – съиронизировал отец.

- Нет, мимо проезжаю, – резко ответил Клим.

- Не кипятись, малыш, – отец успокоительно похлопал Клима по плечу. – А с московской-то машиной что случилось?

- Один раз я её, случайно, побил, второй раз меня побили, а в третий раз сразу два колеса проколол. В общем, ни чего страшного.

- Сынок! Климушка! – со второго этажа спускалась высокая стройная женщина.

На ней были надеты пижамные брючки светло-салатного цвета и бледно-розовая блузка-разлетайка. Чёрные волнистые волосы коротко подстрижены, обнажая шею. На ногах домашние туфельки на низкой пробковой платформе.

- Матушка, – Клим стремительно шагнул к матери, подхватил, обнимая, и трижды покрутил вокруг себя.

- Тише, тише, сынок, – смеясь, проговорила женщина. – Тоже, как у отца, силища не меряна, не смотря, что ростом не вышел. Что же ты не растёшь-то?

- Ма, мне не двадцать лет, чтобы расти, – засмеялся Клим.

Ростом Клим был вровень с матушкой и чертами лица в неё. Только у матушки они мягче, нежнее и глаза орехового цвета. Смеётся, а глаза грустные. А ещё Клим заметил прибавление морщинок на лице и проблески седых волосинок. Тревожно взглянул на отца. Тот взглядом и жестами дал понять, что все вопросы потом.

- Сынок, иди, приведи себя в порядок после дороги и спускайся в столовую, – распорядилась матушка, целуя его в лоб.

Клим поднялся в свои комнаты, осмотрелся. Словно и не отсутствовал пол года. Прошёл с чемоданом в спальню и поставил его в гардеробной. Подарки, привезённые с Терры, решил отдать после разговора. А пока принял душ, побрился, надел свежее бельё, спортивный костюм. Глядя на себя в зеркало, поразмышлял, решая – стричь или не стричь отросшие за два месяца вьющиеся волосы. Решил не стричь, отращивать. У него скоро появится та, кто будет ему плести косу.

За обедом разговаривали о делах семейных. Матушка переживала, что у Генриха так и нет наследника. Конечно, сам виноват. Старшего сына упустил, слишком давил на него, вот он и сбежал к родственникам в Хабаровск. А потом, когда тот сообщил о серьёзном ранении, отказался от сына и им ни чего не сообщил. Заявил, что Артур погиб. И теперь, вот младшенький его сынок сам от него отказался. А она, ведь, переживает. Девочки только радуют и внучки. Дочки-то давно замужем, у всех по сыночку есть, а то и не по одному. Но они же не Черристоны. И внучки сыновей имеют. А младшенькая, ещё незамужняя, Дороти, завтра приехать обещала. И близнецы жениться не торопятся, совсем со своей уфологией от жизни отрешились. А мальчикам уже восьмой десяток за половину перевалил. Хорошо ещё, что за калифорнийским филиалом присматривают.

- А у тебя, сынок, как дела? – спросила матушка, заглядывая ему в глаза. – Два месяца ни одного звонка. Только позвонил Игнат Севастьянов, предупредил, чтобы мы тебя не теряли, что у тебя всё хорошо. Что ты в какой-то командировке, а там нет связи.

- Всё нормально, – поспешил Клим успокоить мать.

Только собрался её обрадовать, что встретил Суженую, но беседу пришлось прервать. Женщина резко побледнела, прижимая руку к груди. Муж и сын кинулись к ней. Дэвид подхватил жену на руки и понёс в спальню.

Клим пошёл следом. На прикроватной тумбочке стоял кувшин с водой, бокал и пузырёк с каплями. Дэвид уложил жену на постель, накапал в стакан из пузырька, плеснул воды и помог женщине выпить лекарство, придержав под спину.

- Лиз, тебе необходимо уснуть, – укрывая жену пледом, проговорил Дэвид.



Нюра

Отредактировано: 25.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться