Портал в неволю, или Верните мою дочь!

Размер шрифта: - +

Глава 20 (3)

Лэиан открыл почти сразу. Луна осветила лишь часть его лица, в то время как в доме хорошо просматривался стол с несколькими свечами и лежавшим на нем платьем. А оставляла я его на стуле возле кровати.

- Можно?

Дровосек отступил, пропуская внутрь. Нужно было что-нибудь сказать, оправдаться, ведь я планировала не возвращаться сюда. Вот только идти больше не к кому. Я зашла, сотрясаясь от ночного холода.

Никто не проронил ни слова. Мы даже не посмотрели друг другу в глаза. Да и Лэиан не стал ждать, отправился на чердак, оставив меня одну расправляться с мокрым вонючим платьем и обувью.

Я долго отмывала волосы и обтиралась тряпкой, а после согревалась возле печи с тлеющими углями. Очень хотелось в постель. А стоило лечь, как кровать показалась слишком большой, твердой, неуютной. Я уговаривала себя уснуть, переворачивалась с бока на бок, вглядывалась в темноту комнаты.

В какой-то момент надоело бороться. Я поднялась и, тихо ступая босыми ногами по полу, направилась на чердак. Сомнения еще резали душу. Однако тяга оказаться рядом с ним оказалась сильнее. Лечь к Лэиану, прильнуть, ощутить, как чужая рука ложиться на спину и надавливает на нее, чтобы притянуть к себе.

Мы не разговаривали.

Зато были губы, отыскавшие мои. Шуршал не самый удобный матрас, бесшумно падала на пол наша одежда, тела соприкасались, пальцы переплетались, дыхание учащалось, движения ускорялись…

А утро нового дня настало в объятьях вечно угрюмого мужчины. Я открыла глаза и долго не шевелилась. Лэиан уже не спал. Он наблюдал за мной, выписывая большим пальцем круги на моей коже.

- Тебе не добраться до дочери, - без былого холода в голосе сказал дровосек, словно произнес очевидную вещь.

Я отшатнулась бы, если бы не рука, удержавшая меня в прежнем положении.

- А если проберешься за стены города, то не сможешь выкрасть ее из пансиона. Ты как-то спрашивала, что я попрошу за свое гостеприимство. Смирись. Останься здесь, не ходи туда больше.

- На такое принято обижаться, - поморщилась я. - Но тебе повезло, сегодня на это нет настроения. Сделаю вид, что не расслышала, будто ты ничего не сказал.

Моя щека легла на его грудь. Тело тут же окутало тепло, внизу живота появилось томление. Не хотелось из-за разности взглядов вновь разрушать то приятное, что произошло между нами. Я еще вчера по пути к Тарвуду обдумывала слова Лэиана, хотела осудить, но вместо этого всплывали оправдания. Наверное, всему виной сам мир, где детей не ценят, не воспринимают, как маленьких сокровищ, которых нужно оберегать и лелеять. Им навязали взгляды, существенно разнящиеся с моими.

- Лэиан, пойми, я не успокоюсь, пока не верну дочь, - было сказано с закрытыми глазами. - Соня - мое продолжение, частичка меня. И если я сдамся, опущу руки, то предам саму себя.

Сверху раздался тяжелый вздох.

- Если скажешь, чтобы больше не возвращалась…

Он резко отстранился, приподнял мою голову за подбородок и поцеловал, не позволив закончить. «Не надо этих глупостей», - говорили его действия сами за себя. Дровосек больше не заводил неудобную для нас обоих тему. Мужчина не препятствовал моим подготовкам к очередному вечернему походу, вновь уехал проверять свои деревья и после обеда вернулся.



Надежда Олешкевич

Отредактировано: 26.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться