Портал в неволю, или Верните мою дочь!

Размер шрифта: - +

Глава 23

Рядом раздавалось противное пиканье. Я поморщилась, потянулась к прикроватной тумбочке, чтобы выключить будильник. Однако рука провалилась в пустоту.

Я с трудом разлепила веки и, выхватив взглядом бледно-оранжевую стену, закрыла глаза. Спать хотелось жутко. Тело ломило от усталости. Вот только мерное пиканье продолжало надоедать.

Оно мне что-то смутно напоминало. Но что? Мысли лениво ворочались в голове, отчего я никак не могла понять, почему будильник звучит настолько мерзко и противно. Он ведь выключится. Вот сейчас… еще немного…

- Здесь нет будильников! - охнула я и дернулась вверх, но тут же упала на мягкую подушку.

- Дашуня! - от маминого голоса екнуло сердце.

Словно в нереальном сне, она поднялась с кресла, начала меня обнимать, расцеловывать. А вокруг больше не было того жестокого мира. Больничная палата с пустыми стенами. И белый потолок…

- Мы так волновались, - говорила и говорила она, поправляя одеяло, сжимая мою руку, глотая слезы.

- Соня? - с трудом произнесла я, чувствуя непроходимую пустыню во рту.

Мама улыбнулась, закивала, прижала мою ладонь к своей щеке. А я продолжала на смотреть в эти дорогие сердцу глаза и не могла нарадоваться. Все-таки кома…

Как же приятно оказаться в родном мире, увидеть забежавшую в палату доченьку в ее любимом комбинезоне, встретить широкую улыбку. Услышать звонкий смех и милое сердцу «Мамочка!».

- Крохотулечка моя, - голос задрожал, стоило обнять пуговку.

Солнышко мое, зайчонок, маленькое сокровище.

Я боялась поверить в свое счастье. Дома! Неужели мы дома и все те кошмары - плод моего воображения? И не было Аланэи, Кириана, моего заточения, попыток попасть в Тарвуд и…

От мысли о Лэиане я замерла, продолжая вглядываться в глаза дочери. Сердце защемило болью. В груди развернулось беспокойство и страх никогда его не увидеть. Дровосек - выдумка?!

Меня накрыла паника. Давняя мечта о коме теперь стала наказанием. Я побоялась вздохнуть, ведь с новым глотком воздуха придет осознание, что Лэиана на самом деле нет. И не было никакой близости. Мы не танцевали под несуществующую музыку в магическом саду. Он не целовал костяшки моих пальцев, не утешал, как мог, долгими ночами, не отпускал на борьбу со стенами Тарвуда, не вызывался помочь в самый трудный момент и не торговался со своей бабушкой, выменивая драгоценный кристалл на наши с Соней жизни.

В палату вошла медсестра, затем появился врач. Они осмотрели меня. Мужчина без конца что-то говорил, а я через раз понимала его слова, кивала, переводила взгляд с мамы на дочь, присевших в кресло, чтобы не мешать, и не желала принимать жестокую правду: Лэиана не существует!

- Соня, - едва ушел врач, выдавила я. Как бы так спросить, чтобы не показаться сумасшедшей?

- Да, мамочка, - широко улыбнулась она и села на край моей узкой кровати.

- А где тот дядя, который?..

И тут я охнула, увидев Лэиана в дверях.

На глаза навернулись слезы. Внутри все запело от одного вида этого ставшего родным человека. Как же страшно оказалось его потерять.

Я протянула в его направлении руку и с затаенным дыханием смотрела, как он приближался, бережно брал мою ладонь в свою и целовал костяшки пальцев. Настоящий! Он самый что ни есть настоящий!



Надежда Олешкевич

Отредактировано: 16.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться