Портретное сходство

Размер шрифта: - +

глава шестнадцатая

– Из-за тебя я пропускаю рабочий день. Так что давай, выкладывай. – Зоя, давняя подруга Роджера, хлопотала у плиты и одновременно разгружала свой велосипед.  

Роджер сидел на угловом диванчике, цвета летнего неба, уплетая горячие кексы. Он молчал, потому что рот у него был занят кексами и коричным чаем. Воздух в кухне постепенно насыщался запахами грибов, цветной капусты и специй.  

– Ау, дружок! Прием! – женщина резко развернулась к нему, лихо махнув русой косой. Её лукавые от природы глаза раздраженно засветились, но Роджер только взглянул на неё и с улыбкой протянул пустую чашку, за добавкой.  

Она хмыкнула и вылила из блестящего термоса остатки чая, а после вернулась к закипающему супу.  

– Кстати. – наконец заговорил Роджер. – Ты же позвонила на офис, чтоб тебя не ждали?  

– Родж, не беси меня. – ответила Зоя, не оборачиваясь. Она только-только вытащила свой велосипед, чтобы отправиться на работу, как неожиданно обнаружила Роджера на скамье у подъезда. Он дремал, а на груди у него дремала кошка. – Я работу пропускаю тут… – пропустить день в своём офисе, для неё приравнивалось к дикому безрассудству.  

– Ясно. – только и ответил Роджер, откусывая очередной творожный кекс.  

Зоя выключила плиту, позакрывала парующие кастрюли крышками и на минут десять удалилась в прихожую. А когда она вернулась и, разлив по тарелкам грибной суп, присела рядом на диванчик, Роджер рассказал ей всё, с того момента, как он узнал о пожаре и кончая пробуждением у подъезда.  

– Так теперь вы не только живописью занимаетесь, но и алкоголизируетесь параллельно. – подытожила Зоя.  

– Эх, Зигги. Этого никак-никак не избежать. – Роджер хихикнул, выуживая из тарелки гриб. – Алеся бы меня застрелила, заикнись я о закрытии бара.  

Зоя что-то проворчала и собрала пустые тарелки со стола. Она была острая противница алкоголя и очень огорчалась, когда её друзья придерживались иного мнения.  

В её доме Роджер всегда находил уют и тепло. Если ему было отчаянно плохо и он просто не знал куда себя девать, он просто выходил на улицу и шел вперёд, куда ведут ноги. И они вели его. И без вариантов, вели обязательно именно в её дом. Он даже иногда пытался обмануть самого себя, свой разум и не брести к Зое, выбирать другие дороги, пользоваться транспортом, но так или иначе, словно волшебная рука хватала его за шиворот и несла прямо сюда, легонько подталкивая уже у самой двери. И Зоя, сорокалетняя женщина с лукавыми глазами и заботливым сердцем, каждый раз оказывалась рядом и принимала его с распростертыми объятьями.  

Сначала, он принимал очень горячую ванну, пока она закидывала все его, без исключения грязные вещи в стиральную машинку. После – облачался в комплект приготовленной, специально для него, одежды – чистейшей и отглаженной. К тому времени, не столе его уже дожидался парующий чай со всеми комплектирующими. У самой Зои детей не имелось и она, можно сказать, усыновила Роджера.  

– Вот черт, там же остальные, наверное, с ума сходят! – вдруг вспомнил художник.  

Зоя крутила педали своего двухколесного брата, с Роджером на багажнике. После обеда она решила съездить в магазин за провизией.  

– Что ты говоришь? Не слышу. – прокричала она, преодолевая ветер, сворачивая на тротуар.  

– В парке притормози. Маякнуть надо. Или… – он задумался, но потом решил заявиться сразу в бар, где кипела работа по реконструкции. – Всё равно, притормози в парке. День замечательный. – громко прокричал Роджер.  

– Не возражаю. Согласна, дивный денёк.  

Миновав тропки редкой посадки, где уже отцветали подснежники, они спешились у ворот парка, который ночью содрогался от воплей испуга. Облюбовав одну из скамеек, друзья продолжили утреннее чаепитие, восторгаясь весенней природой.  

К вечеру Роджер, наконец, заявился в «Irish lioness». Классы для работы, оказывается уже были организованы, а рабочие давно ушли. Само пространство бара стало меньше, но не менее уютнее. Бар работал и посетители, снующие со своими кружками то туда, то сюда, то и дело норовили заглянуть за таинственную дверь, в глубине пивнушки. За стойкой стояла Фавста, лицо её было мрачным и тревожным. Она пыталась улыбаться гостям, но унынье всё равно всплывало наружу.  

– Роджер! Мразь! – Фавста заметила Роджера, который зашел и притаился у двери, обдумывая дальнейшие свои действия. – Я тебя придушу сейчас! – она выбежала из-за стойки и помчалась в его сторону.  

Все, кто находился рядом с ней, провели её взглядами и забыли, о чем вели беседы. Роджер оставался на месте, понимая, что виноват и сейчас за всё ответит.  

– Что ты себе думал! – продолжала она, ухватив художника за грудки и встряхивая после каждой фразы. – Мы места себе не находим! К Иззи уже ездили! Среди ночи! Убежать! Как ты мог?! Тварь!  

Её крики услыхала Алеся и тоже примчалась. Потом, распахнулась дверь подсобки и вышел Фил. Он подошел сзади к Фавсте и похлопал её по плечу, она обернулась и обессилено бросила воротник Роджера.  

– А теперь, отвечай, зачем тебе понадобилась эта сумасшедшая? – серьезно спросил Фил, перехватив допрос. – Я думал, не столкнуться с ней никогда, а ты решил ещё погнаться за ней!  

– Хм. А здорово её напугал ведь… – вместо ответа, сказал Роджер, искоса поглядывая на взволнованную Фавсту и абсолютно спокойную Алесю.  

– Роджер, это не ответ. – не отступал Фил.  

– Ладно, ладно. – Роджер шагнул к ним ближе и прошептал. – Пожар и остальные «несчастные» случаи – это ведь её рук дело. Кто-нибудь задумывался об этом?  



Роджер Дафф

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться