Портретное сходство

Размер шрифта: - +

глава семнадцатая

Маскарад Виктории – химика, в истории с Академией, оказался не последним капризом в её женской голове. Она клялась себе, что начнет жизнь с чистого листа, что оставит свои выходки и будет вести себя благоразумнее. Но нет, всего, что она уже успела сделать, оказалось не достаточно. Чего же она добивалась? К чему стремилась? Навязчивые идеи? Безумие? Какова же её цель, наконец?  

Вся её беда – в обиде. Всё, что она творила – дела во имя справедливости, с её точки зрения. В любых жизненных ситуациях Виктория чувствовала себя использованной. Абсолютно во всех, повсюду она выколупывала эту «несправедливость», свою собственную, совершенно не похожую на истинную. На жесты внимания и дружелюбия внешне она отвечала тем же, хотя в душе так или иначе думала, будто из неё извлекают выгоду, больше ничего. Виктория решала замуроваться от мира, чтобы никто не смог её использовать, это стало своеобразным её девизом, единой дорогой. Потом пошло дальше, когда решение потерпело фиаско – девушка стала на тропу войны. Она пробовала черпать ресурсы из других людей, чтобы они, в свою очередь, не успели сделать это первыми. Вновь, не желая смириться с поражением и хотя бы попытаться задуматься о причине такого исхода, она идет на пролом и грубо вмешивается в чужие жизни, разрушая их. Виктория считала, что тем самым компенсирует все те беды, которые ей причинили окружающие. Но окружающие ли причинили ей те беды – вот в чем вопрос. Неужели, посторонние люди в ответе за её собственную жизнь?  

Иногда, разумные проблески освещали её мысли и она, задумываясь, стремилась покончить свою жизнь в существующем русле. Но, к несчастью, привычки – стойкая вещь, и снова всё начиналось сначала. Наиболее печальное то, что она понимала свою порочную деятельность, а прекращать – то ли не хватало духу, то ли – упрямая обида напоминала о себе.  

Покончить с Роджером – не удалось. Промах оказался глобальным и выбил её из колеи. Воспрянув вновь, Виктория опять таки твердо решила идти дальше и вспомнила обиды на всех его приближенных – в частности, на Филиппа. Когда колдунья согласилась ей помогать – девушка твердо верила в свою победу. Но тут явился Роджер и начисто разрушил все блестящие планы, после чего, обозленная Виктория решила действовать в одиночку.  

Контора аренды помещений гнездилась на девятом этаже новенького, ещё не утратившего запаха цемента, опилок и лака, офисного здания. Со второго этажа разило пластмассой, но это не мешало работе тысячи служащих.  

Виктория заняла очередь из трёх людей и, коротая драгоценное время, рассматривала каталоги загородных домов, но ни один из них ей не приглянулся.  

– Девушка! – позвал кто-то из-за приоткрытой двери. – Вы следующая?  

Виктория растеряно спохватилась и, отбросив журнал на столик, заторопилась в кабинет.  

– Здравствуйте. Я хотела бы… – она, бегающими глазами, осматривала кабинет и двух человек в нем. – Хотела бы снять дом. За городом. – и глядя прямо в глаза мужчине напротив. – Подальше.  

– Присаживайтесь. – прозвучал знакомый женский голос.  

Виктория резко крутанула головой и встретилась взглядом с женщиной за ноутбуком.  

– Присаживайтесь. – повторила она настойчиво и заговорческим голосом добавила. – Я подберу вам подходящий дом. Учту все нужды и желания.  

Сердце Виктории бешено отдавало в висках, а затылок налился жаром. Она глядела на мужчину, который улыбался и соглашаясь со своей коллегой, кивал.  

– Артемида, предоставь варианты. Дома превосходны. – темная прядь всё время норовила упасть на глаза приветливому работнику и он то и дело потряхивал головой, отбрасывая её назад. – Вы одна или с семьёй.  

– Одна. Хочу отдохнуть за городом. – скупо проговорила Виктория и обернулась к столу, где сидела женщина с ноутбуком. Та поманила её к себе.  

Девушка взяла стул и пересела к ней, оставив документы на столе у мужчины, пока он заполнял бланки.  

– Значит так. – прошептала женщина, пододвигая ноутбук. – Что бы ты не задумала, отвечать придется фирме. То есть – мне и Ленни. – она быстро глянула на трудящегося коллегу. – Слушай меня. Выписываю тебе вот этот дом. Запоминай. – женщина ткнула пальцем на двухэтажный коттедж с персиковым фасадом и обширной террасой.  

Виктория только кивала и смотрела то на монитор, то на знакомую.  

– Арина, что всё это… – вдруг прошептала Виктория, склоняясь ближе к монитору.  

– Ты слышишь меня? – оборвала её гадалка. – Дела свои, какими бы они не были, будешь воротить вот в этом. – она указала на карту местности. – Вот коттедж. Вот – твоё поле боя. Ты поняла меня. Он сразу на параллельной улице, через ряд. Сразу. Ясно?  

Виктория кивнула. Ей было невдомек, почему Арина это устроила.  

– Вот и славно. Держите ключики. Оплата на следующий день после въезда. Задаток – сейчас, будьте добры, согласуйте у Леонида. – громко и быстро проговорила с натянутой улыбкой Арина и сунула в руку Виктории две пары ключей. Другие – от второго дома, деревянного и ветхого.  

Виктория быстро подписала бумаги и, подозрительно глядя на колдунью, попятилась к выходу. Мужчина тасовал бланки и банкноты, непрерывно улыбаясь им. Арина пристально провожала девушку.  

– Удачи вам. Не откладывайте планы на потом. – сказала она настойчиво и в то же время легко и ненавязчиво.  

– До свидания. – тихо бросила Виктория и просочилась за дверь в полном недоумении.  

Какой-то неясный страх овладел ею. «Неужели Арина прочла все мысли. И что она делает в конторе недвижимости? » – размышляла Виктория и голова её шла кругом не столько от того что случилось, а больше от того, для чего ещё есть время и это время мучительно и неумолимо давит.  



Роджер Дафф

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться