После Очистителя

Размер шрифта: - +

Глава 4. Эволюция

Глава 4. Эволюция

Кроме разнообразного творчества и исследований новых организмов я пытался еще и найти способы стать сильнее. К сожалению, человеческое тело слишком слабое в своих физических возможностях. У него есть четко ограниченный предел, как физических возможностей, так и умственных, вытекающих, кстати, из физических. При одинаковом уровне выиграет тот, у кого сильнее инструмент. Для своей души я долгое время разрабатывал концепции идеального тела. Пределом моих мечтаний было следующее: у меня есть тело с бронированной шкурой, ускоренной в несколько десятков раз регенерацией и, что важно, крыльями. В груди у меня бьется сердце мощностью с термоядерный реактор, которое вырабатывает энергию для разнообразного оружия, встроенного мне в тело, а так же для дополнительных приспособлений, позволяющих мне летать со скоростью реактивных самолетов. Еще я могу переходить в полуэнергетическую форму в среде, окруженной большим количеством деструктивной для белковых тел энергии. Например, в пожаре или если как-нибудь случайно попаду в реактор. Вместо того, чтоб уничтожить меня, деструктивная энергия, наоборот, поддерживала бы мою жизнедеятельность. Короче говоря, я могу летать, меня сложно убить, и я могу расправляться с армиями, даже выступить на равных против целого мира. Конечно, об этом можно было только мечтать. Самым возможным вариантом стать сильнее я видел в симбиозе с «Пилотом». Он бы сидел внутри меня, защищал, я бы мог его запускать во врагов, чтоб брать их под контроль, если даже не полный, то как «ботов», которые будут помогать мне.

Я много исследовал планов стать «разумным зомби», и в течение долгого времени для этого выводил специальную популяцию «Пилота». Над ней я многочисленными разными способами издевался, толкал из тела в тело и вводил специальные препараты. Благодаря состоянию усовершенствованному состоянию цисты (временного покрытия прочной оболочкой ) я наблюдал существенные уменьшения потерь популяции «Пилота» в живом теле под воздействием огня (-30%), электричества (-примерно 70%), «Антипилота» (-почти 100%) и разных вирусов, общий процент уменьшения потерь от них составил где-то 40.

Я, на самом деле, успел сделать очень много. Я получил 20 видов нового биологического оружия, изготовил из местных растений много лекарств (если чаи можно назвать ими). Самым моим большим достижением стало выращивание газоцитов – особых клеток крови, поглощающих вредные молекулы газа, которые могут образовывать опасные соединения с гемоглобином, как, например, угарный газ. Конечно, выращивать их приходилось из собственных лейкоцитов, т.е., подвергать их мутации, ибо только так организм их принимал. Зато они действовали. Я вкалывал себе эти газоциты, а потом специально шел дышать угарным газом, после чего я обнаруживал его в моче и поте. Мертвые газоциты прочно удерживали его, а во внешней среде они уже распадались, выпуская опасные частицы в воздух. Я хотел получить газоциты, которые были бы в связи с лейкоцитами, но пока что довольствовался только этим.

Когда я в очередной раз зашел в тупик с вымотанной головой, я решил переключиться на бытовые проблемы. Мне предстояло выполнить инвентаризацию и генеральную уборку, а еще сделать много мелких ремонтов. На все это ушел день. Но следующие сутки оказались настолько объемными, насколько это вообще, по-моему, возможно.

Первое, что я успел сделать, это рано встать и посмотреть фильм. Я даже и не думал, что примусь дальше делать что-то еще. Но потом я вспомнил, что у меня есть дофига оружия, и поэтому я решил навестить нефтяную платформу.

Эта платформа – реально нечто интересное, и с ней, кстати, связана история города. Как я уже говорил ранее, в этом месте когда-то было много радиации. Ее вывели, и потом здесь решили основать исследовательский поселок. А на море, примерно в трех километрах от берега, построили эту платформу, но она была не нефтяной, а исследовательской. А изучали тут много чего, следовательно, много чего втыкнули. Тут и приливная электростанция, и бур, и маяк, и лаборатории. А недавно туда еще и втыкнули кафе. Я там был на экскурсии. Дорого, но весьма интересно.

Потом ученые полностью потеряли интерес к этому месту, а столько денег уже было вложено. Ну и решили уже основать город, не пропадать же добру. Потихоньку на этой станции вели добычу нефти параллельно с разведением на той же платформе рыб и моллюсков. Нефть добывали исключительно для внутренних потребностей. Где ее перерабатывали, скажу позже.

Черное масло закачивали в плавучие цистерны, которые потом буксировали на берег и увозили на место переработки.

За платформу велась ожесточенная борьба, причем почти сразу же после апокалипсиса. А как иначе, это ведь самое жирное место! Тут тебе и полная автономность, всегда под рукой приборы для очистки воды, ловли рыбы. А уж то, что это отличнейшее место обороны – я вообще молчу. Но самое главное, почему ею стремились овладеть – это нефть. При появлении зомби нефть не только осталась одним из важнейших источников энергии, а так же необходимых масел, она стала еще и необходимым оружием против зомби. Как бы то ни было, а нефть покупали все. Она была гораздо дешевле, чем синтезированный спирт из газовой станции. Да и спирт чаще всего закупали для автомобилей, а они были не у каждого. А вот оружие нужно было всем. К тому же, убежища иногда для отопления закупали нефть вместо угля. Уголь вообще недолго пробыл на рынке. Его гребли с хранилищ, но вот когда он кончился, шахты сразу оставили. Ведь уголь нужно добывать с помощью тяжелой техники. Банда ушла с этого места, но ей на замену пришла другая. Они решили делать шахтеров из пленников. Из добытого ими угля они синтезировали угольный концентрат. Его поставляли на рынок, но в малых количествах. Чужой рабский труд для той банды оказался просто бесполезен.



MrFlamer667

Отредактировано: 24.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться