После Войны. Часть I

Размер шрифта: - +

Глава 25. На пороге

Анжелина неторопливо шла по Косому переулку, старательно прокручивая в голове заготовленную фразу.

«Здравствуйте, мистер Спиннет, как ваше здоровье? Я очень рада это слышать. Нет, к сожалению, я не смогу остаться, мне нужно спешить в госпиталь. Передайте привет Алисии».

Дойдя до угла, она остановилась. Взглянула на наручные часы. Если её расчёт верен, прямо сейчас мистер Спиннет должен готовиться к обеду, а Алисия — отправиться за свежими продуктами в соседнюю лавку. Они всегда готовили только из свежих продуктов и принципиально не хранили ничего, кроме консервированных овощей. Это была их необычная, но издавна принятая семейная традиция.

Анжелина напряжённо смотрела на циферблат. Ещё тридцать секунд, и у неё будет минимум пять минут, чтобы добраться до лавки, переговорить с мистером Спиннетом и уйти до того, как Алисия появится из дверей соседнего магазинчика.

Пять секунд. Анжелина прикрыла глаза и сделала глубокий вдох, как перед прыжком в воду. Пора.

Она шагнула к повороту, и в этот самый миг кто-то дотронулся до её плеча. Анжелина была настолько погружена в себя, что от лёгкого прикосновения подскочила как ужаленная и резко развернулась.

Все до единой мысли немедленно вылетели из головы, и она забыла, как дышать. И как говорить тоже, но этого от неё, похоже, не требовалось, потому что Джордж — а именно он стоял сейчас перед ней, запыхавшийся и растрёпанный, — принялся тараторить так, словно от этой речи зависела его жизнь.

— Послушай. Просто слушай, ладно? Я должен… О Мерлин. Я должен сказать одну вещь, потому что так будет правильно. Это будет честно по отношению к тебе и совсем нечестно, если я промолчу. В общем… То, что ты сказала тогда, у подоконника… Ты просто должна знать. Ты застала меня врасплох, понимаешь? Я не ожидал услышать нечто подобное, я ведь… я был уверен, что ты никогда не обращала на меня внимания, а после смерти… Фреда… оставалась рядом из жалости или чего-то в этом роде. И когда ты сказала… там… я просто не понял, не успел сообразить. А потом подумал, что даже хорошо, что ты решила всё за двоих, но сегодня ночью мне приснился Фред. Я знаю, это звучит как полный бред, но он сказал… Он сказал: «Я хочу, чтобы ты был счастлив». А я… — Джордж закусил губу. Ему стало явно трудно говорить, но он с усилием сглотнул и продолжил: — Я не знаю, что мне делать со всем этим, но одно знаю точно. Ты открылась мне, а я позволил тебе уйти, так и не сказав, что… Помнишь тот вечер, когда ты нашла меня в потайном проходе? Ты помнишь, что я говорил тогда?

Ещё бы она не помнила! У Анжелины закружилась голова. Она уже открыла рот, но Джордж не дал ей ответить. Было похоже, что если кто-то или что-то прервёт сейчас его тираду, он замолчит на век и ни под какими пытками больше не расскажет то, что собирался.

— Я говорил… О боже, я должен это сказать. Как ты сказала, честно мне в глаза. Я… я…

Анжелина инстинктивно подалась вперёд и прижала ладонь к его губам. Она видела, как тяжело ему приходится, и у неё сердце разрывалось при мысли о том, как он мучается от того, что должен сделать. Она понимала, почему. Она всё понимала. Так явственно, словно кто-то объяснил ей это на пальцах. И пускай она никогда этого не услышит, гораздо важнее сейчас было не дать Джорджу сорваться.

— Тихо. Ничего не говори. Ты ничего не должен. Я знаю. Я уже знаю.

Слёзы, блестевшие где-то в глубине его глаз ещё секунды назад, пролились тонкими струйками по его щекам. Его затрясло.

— Я… я…

— Т-ш-ш! Молчи, Джордж. Молчи.

Анжелина продолжала неразборчиво шептать, уткнувшись ему в грудь и обняв за шею, а он спрятал лицо в её волосах и только коротко вздрагивал, пытаясь держать себя в руках.

Она не смогла бы точно сказать, сколько прошло времени, прежде чем он отстранился от неё с сухими блестящими глазами. Она могла только пытаться представлять себе, что творится сейчас в его душе. И казалось бы, у неё должны подкашиваться колени от счастья, а в животе порхать бабочки, но ничего этого не было. Только желание уберечь его от боли, которую он вынужден переживать снова и снова. Боли от чувства вины перед собственным братом.

— Ты же понимаешь, что это ничего не меняет, — произнёс он глухо и сделал едва заметный шаг назад. — Я просто хотел, чтобы ты не была одна в своих… чувствах. Но всё останется по-прежнему. Потому что Фред погиб несчастным, и этого уже не изменить. Если хочешь, мы можем общаться, но…

— Джордж, — она шагнула к нему, но он замотал головой.

— Нет. Не надо.

— Джордж, он знал.

Нога заплелась на ровном месте, Джордж покачнулся и едва успел опереться рукой о стену, чтобы не упасть.

— Что?.. — его голос совершенно осип от волнения.

Анжелина почувствовала подкативший к горлу ком.

— Это правда. Фред знал.

Джордж привалился плечом к стене, словно ноги его больше не держали. Впрочем, скорее всего так и было.

— Что… что он знал?

— Всё.

— Но как… Почему… Он ничего не сказал мне…

Его слова были не то вопросом, не то утверждением.

Анжелина подавила судорожный вздох.



Мёриел

Отредактировано: 24.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться