Последнее желание

Размер шрифта: - +

Глава 11

ГЛАВА 11

 

За три месяца Олег приезжал в Москву всего два раза, и то только для того, чтобы выгрузить в мастерской эскизы и уже готовые картины и отправиться на какие-то важные встречи. Возвращался поздно вечером, отказывался от ужина, падал на кровать и выключался, словно телефон с разрядившимся аккумулятором. Наверное, Маруся поскандалила бы, если бы не видела – он действительно работает как проклятый. Олег похудел, мало говорил и выглядел отсутствующим, словно слышал в голове какой-то внутренний голос и боялся упустить хоть слово. Зато в глазах появился фанатичный блеск, а в движениях точность, будто каждая секунда его жизни была точно рассчитана и подчинена единственной цели.

Эта суровая одухотворенность делала его в глазах Маруси одновременно привлекательным и недоступным, похожим на одного из персонажей Эль Греко. Она рядом с ним была… ну, просто Марусей.

Зато на работе все шло хорошо. Второй переводчик, нанятый через месяц после нее оказался кандидатом наук, синологом да еще и знатоком китайского этикета в придачу. С ее интуицией и знанием технических терминов и его словарным запасом в полторы тысячи иероглифов они щелкали сложнейшие тексты, как та белочка золотые орешки.

Поэтому ничто не мешало Марусе заканчивать работу ровно в шесть и идти домой. А дальше все шло по накатанной колее: ужин в одиночестве, еще несколько часов халтуры, разговор с сестрой по телефону, заглянуть на десять минут к Женьке, которая уже нянчила маленького крикливого Мишку-джуниора. И ощущение, что жизнь проходит где-то там, за окном, а здесь, за белыми занавесками, она сгущается в мутную и вязкую субстанцию, в которую Маруся залипла, как муха в патоку.

Единственным утешением было проверить банковский счет, на котором медленно, но верно копились деньги на операцию племянника. Только очень медленно.

- Надо что-то делать, - сказала Маруся висящей над кроватью лампе и погасила свет.

*

Разбудил ее звонок телефона. Казалось, сейчас он тренькал особенно суматошно. От взгляда на экран Марусе стало нехорошо – в Благовещенске была еще ночь.

- Что случилось? – Дрожащим от напряжения голосом спросила она.

- Только хорошее! Все просто замечательно. Мы едем в Израиль.

А, может, ей все это просто снилось?

- К-а-аГ? – Каркнула Маруся.

Сестра была сосредоточена и собрана, как лазерный прицел:

- На самолете, как все нормальные люди. Что ты глупые вопросы задаешь? Ты лучше спроси, когда.

- К-к-огда?

- Сегодня! Уже чемодан пакую. Какая там в Москве погода? Мы на день у вас задержимся, а то перелет тяжелый.

Не отнимая трубку от уха, Маруся вскочила с кровати и забегала по комнате в поисках ручки и блокнота:

- Каким рейсом прилетаете? Я вас встречу!

Надо будет заказать такси с большим багажником, ведь у ним вещи, Сашкина коляска… Еще приготовить на ужин что-нибудь вкусное, и с работы отпроситься.

- Встречай, только не суетись слишком. – Ольга словно читала ее мысли. – Нас Виктор Александрович встретит.

- Какой Виктор Александрович? – Маруся знала только одного.

- Ну, Михеев, ты его не знаешь. Он от детского фонда.

Вообще-то, Маруся знала одного Виктора Александровича Михеева. И в совпадения не верила.

Но на всякий случай решила проверить.

*

В том, что сестра не будет сидеть, сложа руки, Маруся была почти уверена. Ольга действительно обращалась в детские фонды – и в краевой, и в федеральный и в частные – но больных детей было много, и для большинства из них помощь фонда была вопросом жизни и смерти. Да, никто не отказывал, обещали рассмотреть, перезвонить, подумать. Позвонили ей из Центра социальных программ.

Это было похоже на сказку. За две недели координатор фонда связался с клиникой в Израиле, с тем самым чудо-хирургом, согласовал график операций, организовал скайп-конференцию, арендовал для Ольги с сыном квартиру и нанял гида-водителя. Маруся знала, что в эту самую минуту ее сестра сидит на чемодане и молится, чтобы ничто не помешало сбыться этому чуду.

А творец сказки находился за полированной дверью в конце коридора и выходить не собирался.

Маруся посмотрела на часы: десять минут седьмого. Дверь кабинета была приоткрыта, но она все равно постучала.

- Входи. – Как всегда, он видел через дверь.

Как всегда, она остановилась на пороге:

- Я просто хотела поблагодарить.

Виктор не спросил, что она имела ввиду. Конечно, он знал. Встал, обошел стол и присел на край, ни на секунду не отрывая взгляда от девушки.

- Ну, поблагодари.

Вдруг стало трудно дышать, потому что ее вопрос можно было объяснить только недостатком кислорода:

- Как?

- Иди сюда.

Маруся приказала сердцу не стучать так громко. Сердце не послушалось. На негнущихся ногах она подошла ближе.

- Еще ближе, - приказал Виктор и протянул руку.

Она вложила пальцы в его ладонь. Почему у него всегда такие горячие руки? И глаза, как две черные воронки. Если затянет, пропадешь.

- Ну, я слушаю, - напомнил он. – Ты хотела что-то сказать.

Да, сказать…

- Спасибо.

Мысли в голове скакали, как шарики для пинг-понга: что, если он сейчас потянет ее к себе? Что, если у нее не хватит сил его оттолкнуть?

- Пожалуйста.

И отпустил ее. Маруся чуть не застонала от облегчения… Или разочарования?

- Хочешь сказать что-то еще?

- Да. – Она облизнула пересохшие губы. Михеев заинтересованно проследил за кончиком розового языка. – Как вы узнали про племянника?

Виктор пожал плечами, словно его спросили, как вы чистите зубы?

- Наше предприятие сотрудничает с Центром социальных программ. Я регулярно получаю отчет по обращениям нуждающихся. Ничего сложного. Меня удивляет другое.



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 10.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться