Последние из рода

Размер шрифта: - +

Глава 19. Пленник в подземелье.

Бегом два брата направились к тронному залу. Во всем дворце не было ни единой души.

– В оружейную, – сказал Эленор и повернул налево, но Валендил успел схватить брата за плечо и притянуть обратно.

– Какая оружейная? Нужно как можно скорее предупредить императора, а потом уже успеешь вооружиться.

– Да, думаю, ты прав, – согласился со старшим братом Эленор, – сначала к Варгану.

Они направились в назначенное императором место – большой дворцовый балкон, выходивший на площадку, располагавшуюся перед самим дворцом. Но, к удивлению мальчиков, Варгана там не оказалось, лишь ветер своим воем встретил их.

– И где он? – перекрикивая шторм, спросил брата Эленор.

– Откуда мне знать? – крикнул тот в ответ. – Давай вернемся во дворец. Он должен быть где-то внутри, может быть занимается чем-то важным.

Братья вернулись в тронный зал и стали ждать. Молнии били за стенами, гром гремел, словно сами небеса рушились, а ветер завывал, как стая голодных псов.

– Может, пока сходим в оружейную? – предложил Эленор. – Ведь пока у нас есть время, а потом его может и не окажется, и чем мы будем сражаться?.

– Да, думаю, ты прав, – согласился с младшим братом Валендил

– Идём.

Так они и поступили. В императорской оружейной хранились лучшие доспехи и оружие, предназначенное только для гвардии и изготовленное лучшими кузнецами. Ряды манекенов, облаченных в кольчуги, латы и шлемы, с крепкими щитами в руках. В свете вспышек молний вся эта стальная армия сверкала своими безупречно наточенными мечами. У дальнего края оружейной, на стене, висели луки и арбалеты, а рядом колчаны, полные стрел или болтов. Для любителя хороших битв и серьезного оружия это место было бы раем, но сейчас, когда поглощающую его тьму рассекали лишь вспышки молний, а с улицы доносились звуки битвы, это место вызывало больше страха, чем благоговения. Звуки сражения стремительно усиливались, а значит, враги уже завладели почти всем городом и приближались к Белому Дворцу. Времени оставалось очень мало, и думать уже было нельзя о том, чтобы тратить его на надевание доспехов.

– Они уже почти здесь, – сказал Валендил брату, – бери только меч и щит, некогда одеваться.

Эленор кивнул и принялся снимать меч и щит с ближайшего манекена. Это был средний клинок, немного зазубренный на кончике. Щит же был круглым, деревянным и окованным железом по краям. В центре щита была изображена белая башня. В это время Валендил снял со стены большой арбалет, с резной ручкой из красного дерева и металлической дугой, и колчан с арбалетными болтами, висевший рядом. В это время из главного зала донесся громкий шум, а затем звуки шагов.

– Быстрее, – поманил за собой брата Валендил.

Мальчики выбежали в тронный зал, но там никого не оказалось.

– Нужно срочно найти императора, – оглянулся по сторонам Эленор, но в этот момент из темноты прямо на него выпрыгнул воин с топором в каждой руке.

Эленор даже не успел ничего предпринять и должен уже был быть мертв, но, к счастью, Валендил успел толкнуть его в сторону, а лезвие топора рассекло воздух в том месте, где еще секунду назад была голова мальчика.

– Уходи, найди Варгана и предупреди его, – крикнул младшему брату Валендил и снова спас голову брата от летящего топора, толкнув его в сторону.

– Но, – попытался возразить Эленор, на что Валендил лишь еще раз толкнул его и прикрикнул:

– Живо!

Без дальнейших возражений мальчик побежал к балкону. Воин кинулся на Валендила, замахиваясь топором, но тот успел поднять арбалет над головой, и удар топора пришелся на дугу, от чего металл издал громкий звон. Быстро перекатившись по полу в сторону, мальчик увернулся еще от одного удара, и два топора со звоном стукнулись о мраморный пол.

– Сдавайся, мальчик, я не хочу твоей смерти, я не убийца детей, – обратился воин с топорами к Валендилу.

– И я должен верить тебе? – с сарказмом спросил мальчик.

– Сейчас уже дело не в вере. За этой дверью несколько десятков воинов, и имперская гвардия сильно уступает им в числе. Скоро они все прорвутся сюда, и если ты достаточно мудр, чтобы сохранить свою жизнь, а не бросаться ею, сложи оружие.

Валендилу даже показалось, что в голосе воина проскочили нотки мольбы, но, все же, он решил, что долг важнее сохранения жизни.

– Ты думаешь, я предам свою страну ради нескольких лет жизни? Думаешь, так легко заставить меня нарушить данные клятвы? Я, в отличие от таких дикарей, как вы, имею понятие о чести, – бросил в ответ Валендил.

– Таких, как мы? Разве мы заставляем людей голодать, разве мы принуждаем их покидать свои дома, оставлять всех, кого они любят, и уходить в дальние походы, а потом не возвращаться обратно? Разве мы приносим младенцев в жертвы темными ночами, мы покровительствуем колдунам и их капищам? – вступился воин.

– Что ты говоришь? В стране нет ни голода, ни войн, ни колдунов, ни разрушений. Лишь те, которые учинили вы, и ваши собратья!



Данил Кабельков

Отредактировано: 31.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться