Последние писки (январь-февраль 2018)

Размер шрифта: - +

Последние писки (январь-февраль 2018)

Вот вышел я на Бога...

Лег я вчера спать и сразу вышел на  Бога. Весь день был серым, а тут Он весь вокруг и рядом, как ясно солнышко: зри, беседуй, грейся, проси чего хочешь! Но я молчал, как-то неудобно было просить то, что Он с рождения дал, а ты не уберег или не увидел.  Но ведь вот Он, вокруг, вот Он, как нежная мелодия! Может попросить, чтобы избавил хотя бы от одиночества? Нет, не по-человечески это. Я сам в эту гавань вломился, все корабли и шлюпки в ней потопив, а Ему отдуваться, лечить мои немочи, ошибки исправлять? Нет, ведь не при чем Он! я сам все от себя отломал, я сам сделался убогим, и после этого Бога умолять, чтоб хоть что-нибудь вернул, а лучше новенькое вместо обветшавшего в подвальной сырости?
Так и не попросил ничего. Просто рядом немножко погрелся. Наверное, Он для этого и приходил...

 

Смерть перед камином

Он сидел в своем замке перед камином. Было до дрожи холодно, и он жег  письма. Полученные и не полученные, написанные и не написанные. Письма не согрели его, как и плохо горевшие образы людей, с которыми он сходился или сталкивался. Тогда в камин полетела его любовь, полетела скомканными воспоминаниями. Тут же стало тепло, он покойно заснул и больше не просыпался.

 

К счастью пойдешь - пропадешь!

Вот сунулся в "Одноклассники".  И что увидел? Что почувствовали мои мозги, перемолов сугубый материал? А вот что. Люди - одноклассники, однокурсники и просто древние знакомые и прохожие товарищи,  которые бессовестно изменяли друг другу, люди, сошедшиеся в семью, потому что им не с кем было больше сойтись, люди, отдавшиеся  обстоятельствам, люди, потушившие зоркость глаза, живут и радуются! Живут семейно, имеют, как полагается, праздники, дни рождения, детей и внуков, машины и Майами, живут и распространяют улыбки, как "Московский Комсомолец" распространяет свои тиражи. А другие, те, которые любили, алкали, жаждали, овеществляли мечту и юношеские чаяния, их нет в Инете! Они умерли, они пропали, они канули, утонули, они испарились в истории.
Вот ведь дилемма для юношества! К счастью пойдешь - пропадешь. Отдашься обстоятельствам - будут внуки и подходящая старость. То есть,выражаясь лапидарно, поиски любви и жизненной правды прямолинейно гибельны, а соглашательство, примирение, отказ от красоты и совершенства как хороший банк гарантируют хорошие проценты.

 

На краю пропасти

Мы шли из поискового лагеря в базовый. Я и мой четырехлетний сын. Если точнее, шел я, а он ехал на лошади. Когда слева пошли стометровые обрывы над Ягнобом, сына потянуло на сон. Укачало. Лошадь, поглядывая вниз, обеспокоилась. И я обеспокоился. Ведь сын мог в любой момент свалиться в клокочущую реку. Я кричал ему, требуя не спать. Но он спал, заваливаясь в сторону пропасти. Я посмотрел в глаза лошади, попросил ее: - Вынеси!
Она вынесла. Она пошла так, что сын перестал заваливаться к реке. Умные эти лошади.

 

Она упала ничком

Не знаю, что делать с матерью. За все она отдаривается. Купишь ей лекарство, сует огурцы или помидоры. Сыр или колбасу. Конфеты или селедку. Никак не могу это понять. Нет, понимаю. Это у многих. Делаешь им доброе дело, а они тебе палку колбасы. Типа мы квиты, свободен. Я так не могу. Мне нужно быть должником, это живительно. А полный расчет - это смерть отношений. Сегодня попросила купить лекарство. 5 тысяч совала. Мать. Не взял, пошел по аптекам, долго ходил, пока нашел. Принес, она 3 огурца взамен. Я возмутился дверь закрыл, она со своими огурцами давит изнутри, требует взять. Держу дверь, она давит и давит. Я совсем потерялся, дверь отпустил и она вывалилась ничком на цемент. Я охренел. Ведь могла сломать что-нибудь. Из-за того, что не взял огурцы...
Нет, конечно, надо матери подчиняться. Но мы - чужие. До семи лет я жил у бабушки и называл ее мамой, а на втором моем курсе они с отчимом уехали в Москву. Я стал самостоятельным, рассчитывал бюджет и сводил концы с концами. Получается - не свел.

 

Счастья перебрали...

В четверг позвонили  из профсоюза, сказали что на субботу дают автобус, и всем желающим можно ехать на пикник куда угодно.
Я спросил: - А друзей взять можно?
- Можно, - ответили, - всех можно.
Компания собралась замечательная. Коллеги, друзья, жены и девушки. Решили ехать на Каратаг-реку. Далеко проехали, почти до Пайронских озер, пока место не нашли райское на берегу реки. И началось! Одни, удочки собрав, форель побежали ловить, другие стол организовали, еду, шашлык и выпивку, третьи цветочки собирали, четвертые укромно целовались. Как было хорошо! Сережка Лазариди форель на полкило поймал, стакан свой выпивая! Вот так вот - одной рукой стакан с достархана взял, другой удочку закинул, и поймал огромную рыбину! А с каким счастьем назад ехали! Таким, через край лившемся, что на всю-то жизнь и не хватило...

 

Как я шмонал генерала

Вечно со мной что-то случается. Вот как-то генерала в отставке обыскивал, то есть прямо напротив поста ВАИ по карманам и за пазуху лазал. А он стоял, пьяный, и хихикал...
Было это под Новосибирском, я туда к дяде Эдгару ездил, он на год старше меня и одновременно директор одного известного санатория. Как-то вечером накушались мы шашлыков и водки с ним и этим генералом, накушались и поехали в генеральский удел продолжить. А по дороге дядя обнаружил, что у него пропал бумажник с крупной суммой денег. На меня он, конечно, подумать не мог, а в шашлычной мы сидели в отдельном кабинете, и никто к нам не входил. Дядя, недолго думая, напустился на генерала — ты, мол, взял больше некому! Остановил машину прямо напротив поста ВАИ (генеральскую  тачку в тех краях все знали, он мог хоть задом наперед и зигзагом ездить), и приказал мне обшарить карманы  генерала. Я попытался отказаться, но Эдгар был непреклонен. Я знал, что с выпившим дядей лучше не связываться, лют он пьяный, да из газет всем известно, что генералы на руку не чисты. Ну, и обыскал. Это было кино! Представьте, ваишники в касках, с автоматами, глазами нас сверлят, а я посередине дороги генерала шмонаю! И что вы думаете? Дикий случай! Нашелся искомый бумажник во внутреннем кармане его пиджака! Мы мгновенно отрезвели, даже дядя. Стоим, друг на друга растеряно смотрим, не знаем, как дальше жить. Но детектива из этой истории, слава богу, не получилось, получилась трагикомедия. Генеральский шофер вышел из машины, закурил, посмотрел на темнеющее небо и сказал:
— Товарищ генерал, вы  по нетрезвости пиджак Эдгара  надели. А он  - ваш. Поменяйтесь, да поедем, у супруги день рождения сегодня...



Белов Руслан Альбертович

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться