Последний человек на земле...

Размер шрифта: - +

Глава 7.

Автобус качнулся, где-то заголосил ребёнок, но мать быстро прижала его к себе, успокаивая. Это не помогало: у половины пассажиров вот-вот должна была начаться истерика. А заставить замолчать маленького ребёнка не так-то просто, когда рядом навзрыд истерит другой.
-Несите больше, тут только пара царапин от этого количества осталась!
Р-330 выглянул в окно через занавески, что опустил почти сразу. 
За пуленепробиваемой стенкой автобуса копошились люди, что-то прикрепляя к колесу. Судя по предыдущим их действиям, это были самые настоящие потрошители и они собирались разнести часть транспорта, чтобы добраться до «начинки».
-Простите, - обернулась к нему рыжая женщина, испуганное лицо которой было окружено пышными кудряшками, - Вы не знаете, есть у нас шансы?
-Шансы всегда есть, - меланхолично известила её соседка через проход, к которой прижималась десятилетняя девочка со светлой чёлкой, - Просто ждите.
-Хорошо, - покорно замолчала рыжая, но потом, словно не в силах сдерживаться, обернулась к Р-330, - Извините, если я не выберусь, вы не могли бы передать моему мужу, что я его очень люблю?
-Да что ты с железкой всё разговариваешь? – вспыхнула одна из пассажирок, - Лучше думай о том, как удирать будешь в случае чего.
Рыжая стыдливо опустила голову, но вздрогнула, когда металлические пальцы легли ей на плечо, почти нежно поглаживая.
-Конечно передам. Кого мне искать?
-Сержанта Андреаса Джеймса О’Нейли.
-Хорошо. Если что-то случится, я обязательно ему передам, что жена любит его. Как вас зовут?
-Хелен.
-Не переживайте Хелен, нас обязательно спасут.
Она замолчала, окружённая злыми взглядами непонимания и осуждения, а Р-330 почему снова принялся качать итак отлично спящего Андре, которому было наплевать на происходящее вокруг, пока никто не пытается отнять любимого плюшевого кота. Помощник чувствовал смутную тревогу, что не была ничем подкреплена, но гнал от себя любые сомнения, подавляя чувства. Ему хотелось верить, что на базе получили сообщение и сейчас сюда уже направляются военные. В принципе, они могли бы перейти на удалённое управление со спутника, но нападавшие практически не дали им шанса, первым делом сбив антенну. Так они фактически отрезали своих потенциальных жертв от спасения, заставляя покорно ждать неминуемой развязки, полной крови и боли. Однако первый сигнал прошёл, и робот надеялся на то, что спасатели смогут определить, где случилась беда до того, как станет слишком поздно.
От нового взрыва автобус качнулся, скользя колёсами по грязной дороге, мокрой после внезапного дождика. Р-330 поднялся и осторожно выглянул в противоположное окно: глубокий почти отвесный овраг не давал потрошителям подобраться с двух сторон, но был серьёзной проблемой для автобуса, который неслабо качало.
-Что там? – снова всполошилась после очередного Хелен, прижимая к себе мальчик-близнецов, которые уже почти не плакали, а только с интересом смотрели в окно, - Спасатели?
Р-330 понимал, что женщина в панике и с минуты на минуту сорвётся в крик, поэтому только покачал головой и снова положил ей руку на плечо. Он знал, что метал стал ледяным и этот холод немного приведёт её в чувство. Как и ожидалось, рыжие кудряшки дрогнули, и она чуть успокоилась, начав копошиться в сумке.
-Отойти! – крикнул кто-то сбоку.
Автобус удивлённо запричитал: явно военная речь означала освобождение, спасение, помощь. Люди начали вставать со своих мест, кто-то бросился к окну. Робот же, наоборот, предпочёл, как и приказывал незнакомый, но такой властный голос, отойти подальше. Ему почудилась угроза в том, что творилось вне безопасного пространства, где он был заперт. Андре завозился, младший недовольно засопел: он ненавидел спать рядом с братом, потому что тот без конца переворачивался и толкался. Пытаясь успокоить мальчика, Р-330 опустился на своё место и притянул детей к себе, обнимая и прижимая к бокам.
От резкого рывка всех троих отбросило к противоположной стене, куда полетела большая часть пассажиров. Автобус, медленно накренившись, начал заваливаться на бок, грозя перевернуться на крышу. Кто-то заголосил: его ощутимо придавили оказавшиеся сверху люди. Началась слабая перепалка, сопровождающаяся угрозами про мужей и отцов, которую прервал странный скрежет.
Р-330 вздрогнул: низ автобуса был укреплён гораздо более тонким слоем металла, а значит – теперь есть шанс добраться до них. Вмиг опустилась тишина, в которой громогласно разнёсся плач ребёнка. Помощник не сразу понял, что это рыдает у него в руках напуганный внезапным ударом малыш. Он стал качать ребёнка, не замечая странно притихшего Андре, который раньше никогда не упускал случая пожаловаться. На фоне звуков всё громче казались ликующие возгласы потрошителей.
-Тут кровь!
-Кровь!
Автобус начал перешёптываться, каждый проверял себя и детей. Р-330, сначала смирно лежащий под чьим-то телом, тоже поддался всеобщей панике и заметил, у малыша кровь на голове. Собрал пальцами, погладил по лбу и протянул уже руку к Андре, когда какая-то женщина совсем рядом взвизгнула:
-Ребёнок робота!
Гомон пробежал по пассажирам быстро, словно лавина. Все стали оборачиваться и бросать сочувствующие взгляды, а Р-330 в полутьме всё пытался понять случившееся.
-Что произошло? – ничего не понимая, спросил он у Хелен.
-Твой ребёнок. У него пробита голова.
Робот обернулся и только сейчас понял, почему Андре молчал и выглядел каким-то неживым: мальчик лежал рядом сломанной куклой, от которой медленно растекалось красное пятно…

В перевёрнутом автобусе, полном перепуганных людей, Р-330 даже не знал, что делать. За всю его долгую жизнь подобное случилось в первый раз: впервые не далось роботу защитить ребёнка. И, если со старшим можно было списать всё на неожиданную болезнь, то Андре оказался полностью на совести не сумевшего защитить его Помощника. Прижимая к себе младшего, Р-330 даже не мог оплакать свою потерю, как это делают люди. Несмотря на то, что всё внутри него просто разрывалось от боли, вряд ли кто-то из пассажиров обрадовался бы пятну непонятной склизкой жижи на полу в такой момент.
-И что теперь? – спросил кто-то из женщин, - Всё?
-Не говори чуши: ещё спасут.
Словно в ответ, зашуршал металлический лист, отдираемый от днища автобуса. В унисон этому и так действующему на нервы звуку пожаловался матери на синяки какой-то ребёнок и, как последняя капля, противно заголосила в другом конце автобуса дородная тётка. Мир стремительно терял краски и Р-330 ничего не мог изменить: какой-то философ прошлого писал, что осознание правды всегда крайне болезненно и, как правило, сопровождается, полным переосмыслением себя. Робот мог процитировать сотню разных высказываний, способных смягчить ситуацию, но всего они не помогали.
Ему было по-человечески больно.
-Всё, да? – не унималась женщина, - Всё?
На миг в нём вспыхнул гнев, побуждая ответить, грубо заткнуть, заставить молча ждать конца, но… ему и самому было страшно за малыша, оставшегося единственным ребёнком, который и сам может вот-вот погибнуть. На него навалились. Желая защитить младшего, он опёрся на стекло и понял, что именно в этом месте образовался небольшой зазор. Он мог бы подцепить его пальцами и отодвинуть лист, тогда часть людей легко бы покинула автобус и затерялась в лесу. Потрошители бросятся следом, но поймать всех всё равно не смогут. Ведь кто-то бросится врассыпную, а кто-то – а овраг, где по колено в грязи.
-Мы можем осторожно вынуть часть стекла и попытаться сбежать, - непонятно зачем сказал Р-330, - Получится не у всех, но у кого-то всё равно появится шанс выжить. Попробуем?



Дарья Матрохина

Отредактировано: 30.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться