Последний из рода Охотников

Размер шрифта: - +

Глава 25. Возвращение Кошки

Маркиза Ирана Катанская стояла на балконе центральной башни и смотрела на свои трясущиеся руки. Никто из ее предшественниц не тратил столько сил, потому что ни одна не участвовала в войне. В настоящей продолжительной войне. Да и знали, что способности Леди забирают слишком много жизненных сил. По дрожащим рукам и сбивающемуся от любого движения дыханию Ирана поняла, что сократила свой жизненный срок как минимум вдвое. Даже Виола не могла помочь на этот раз. Ее дар излечивал только физические раны и никак не мог восполнить потерю магии и исправить тот вред, что сила Просвещенных наносила их владельцам.

Ирана устала. Не только от частого использования силы своего Созвездия. Жить в постоянном напряжении, зная, что в любую минуту придется отстаивать город, было для нее непосильной ношей. Не для этого она была рождена. Аррэл справился бы намного лучше. Ну почему же он предал их? Почему Вивиан ушла? Она ведь сейчас так нужна!

Маркиза упала на колени, рассматривая город, только что утонувший в темноте наступившей ночи. Хотелось плакать, но слезы ничем тут не помогут. Армия Самсона продолжала напирать со всех сторон, но повстанцы, отбившие свои города и занявшие прежние позиции, упрямо сопротивлялись, не желая уступать завоевателю. И все же Ирана видела, как постепенно падает дух их армии. Война не двигалась с места, все уже устали, очень устали.

И еще Охотник. Тот, что занимал все ее мысли, с ней впервые такое. Почему он не остался, когда она попросила? Ведь чувствовала же, что может случиться нечто непоправимое. Ирана подозревала, что причиной все же была Вивиан. Как так? Они ведь почти не говорили, да и встретились при таких ужасных обстоятельствах. Зато Маркиза помнила, как Кенсан смотрел на нее, Ирану, как восхищался ее красотой. Почему же тогда он не остался ради нее? Ведь она просила. Впервые просила кого-то со всей искренностью. Тогда она пообещала себе, что если еще раз увидит его, то признается ему в своих чувствах. По собственной глупости Ирана упустила этот шанс. Улыбалась, заигрывала, но держалась на расстоянии, думая, что ее внимание и благосклонность нужно еще заслужить. Она всегда так поступала с мужчинами. Теперь надежда на то, что она увидит Кенсана, угасала с каждым днем. Иногда Ирану посещала мысль, что нет никаких чувств, и Охотник привлек ее внимание своим равнодушием. Как бы там ни было, но Маркиза мучилась день ото дня и не находила себе покоя. Разведчики не приносили хороших вестей, ни одной зацепки о местоположении Охотника так и не было найдено.

Когда на западной башне блеснул сигнальный огонь, Ирана встала с колен и как можно быстрее двинулась к лестнице, ведущей вниз. Нападение? Давно уже не было подобного.

Внизу Маркизу встретил Кериан. Стрелок обеспокоенно сообщил новость:

- Дозорный на западной башне заметил движение. Дэверо благодаря своему отличному зрению рассмотрел армию врага. Их относительно немного, хотели выиграть неожиданным нападением и засели в окрестностях города.

- Что ж, – Ирана сжала кулаки. – Встретим их, как подобает радушным хозяевам. Кериан, бери с собой Луи, займите позиции на западной стене. Твои стрелы и войско трясин вполне подойдут, чтобы отогнать непрошеных гостей. А я буду вам светить.

 

***

 

Когда Маркиза Катанская неожиданно взлетела над стеной города и послала в сторону армии Императора огненные потоки, Герцог Аррэл Агнэльский понял, что нападение провалилось. И, тем не менее, он остался стоять среди языков пламени, наблюдая, как Ирана тяжело приземлилась у стены города. С каждым разом ей приходилось прилагать больше усилий, чтобы призвать стихийных духов, это было заметно невооруженным взглядом.

Герцог не обращал внимания на бегущих от огня воинов Императора, продолжая смотреть на бывшую соратницу. Ирана уже давно заметила его и только теперь, когда их отделяла друг от друга лишь огненная стена, громко заговорила, чтобы перекричать шум, исходящий от бегущих воинов:

- Разве ты еще не смирился с тем, что мы не отдадим тебе город, Аррэл?

Герцог не медлил с ответом:

- Это был вызов, Маркиза Катанская. Император вызывает армию повстанцев сразиться с его войском на Каррийской Пустоши. Пора определиться с победителем. Император дает вам срок в пять дней, чтобы собрать вашу жалкую армию. На рассвете шестого дня мы будем ждать.

С этими словами Аррэл развернулся и направился к разбитому неподалеку лагерю. Ему было плевать, что воины Самсона сейчас отступают. Пусть этот показной побег придаст повстанцам уверенности в победе. И приведет к гибели.

Когда Аррэл отдавал приказы о перегруппировке, к нему обратился лучник-дозорный:

- Господин, я не знаю, важно это или нет…

- Говори.

- Уже в который раз я замечаю возле лагеря небольшую птицу. Она похожа на дневную, но летает даже ночью. Это не сыч и не сова. Может, Вожак Оборотней следит за нами?

Аррэл насторожился. Птица? С какой стати Армонду следить за ними? Да и нет среди Оборотней обычных птиц. Дозорный указал на шпиль одного из шатров, и Герцог действительно увидел серую неприметную птицу. Она неподвижно сидела на краю шатра, немного покачиваясь, чтобы удержать равновесие.

Герцог протянул руку, дозорный вручил ему свой лук и протянул колчан со стрелами. Аррэл наложил стрелу на тетиву и выстрелил.



Мария Mi, Маркус Мерв

Отредактировано: 14.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться