Последний мост к истине - Начало

Глава 19

— Остановись, Энни, — отчаянно знакомый голос раздался за спиной девушки.

Фиалка вздрогнула, на мгновение замедляя свой бег, и обернулась. Яростный свет больно ударил по глазам, заливая все вокруг нестерпимо яркой белизной. Но прежде чем весь мир утонул в ослепительной яркости, Энни увидела другой силуэт, тот, который она уже и не думала когда-нибудь снова увидеть.

— Тебе не нужен он, — раздался голос, пробиваясь через белое марево. — Тебе ничего не нужно, пока есть я.

Силуэт вновь проявился, пробив ослепительное полотно света чёрной точкой.

— Ты! — в яростном рыке девушки девушке промелькнуло удивление, радость и обида. — Ты оставил меня! Ты растворился в беспамятстве, глупости и наивности! Ты бросил меня одну! После всего! Ты даже не вспомнил…

— Это всё неважно! — отвечал голос, превращаясь из точки в мужскую фигуру.

Она была тонкой, юношеской, но в каждом движении виделась уверенность и спокойствие, которые найдутся не у каждого взрослого мужа.

— Утраченное не вернуть, — продолжал звучать голос, обволакивая утешая, гася безумное пламя гнева в девичьей душе, — но все можно познать вновь. Ты узнала грядущее. Просто дождись его.

Хрустальный звон лазурных лепестков обрушился на всеохватывающий кокон света, круша ослепляющие лучи на сотни маленьких осколков. Он изливался с вершины холма за спиной Фиалки. Такой чистый, такой манящий и таинственный.

Девушка невольно обернулась и ярость вновь вскипела в её душе, подобно камням в недрах земли. Чёрная женщина гладила своими грязными руками этот прекрасный, невинный, истинный цветок.

Как она посмела заляпать своей сажей это глубинную чистоту?!

— Оставь! — в голосе мужчины промелькнуло беспокойство. — Не гонись за несбыточным. Не дай злобе вести тебя! Останься со мной!

Теплая, сильная рука легла на плечо Энни, забирая саморазрушительный жар.

Мир закружился, сворачиваясь в тугую спираль с девушкой в самом центре, потом вытянулся в струну и пропал, оставив только пустоту.

— Очнись, Энни!

Холодные капли воды упали на раскалённую кожу уколами не хуже швейных игл. Девушка ойкнула и открыла глаза.

— Она очнулась! — радостно воскликнул Гуппер, склонившийся над ней.

— Гупп… — слабо прохрипела Фиалка, а затем резко обхватила его шею руками, крепко сжимая в объятьях. — Гупп! Мне приснился такой ужасный сон! Словно мена похитили какие-то ящерицы и хотели продать в рабство! Еще там была совершенно бесцветная женщина! Сначала добрая, а потом жестокая! Я убила её, Гупп! Такой кошмарный сон…

Сдержанное покашливание прервало потоки перепуганного лепета. Что-то холодное, охватывающее шею паренька, неприятно впивалось в руки, прогоняя последние остатки сна.

Энни немного отстранилась, чтобы взглянуть на то, что доставляло неудобство, и тихонько охнула. На шее Гуппера холодно поблескивал серебряный ошейник.

Реальность снова обрушилась на девушку, подобно горной лавине, погребая под потоками ужаса и страдания.

— Вы всё…

Голос Фиалки дрожал и срывался на неприятный писк.

— Всё в порядке, успокойся, — откуда-то сзади раздался голос Мартина. — Это хитрость. Гуппер, покажи.

Гуппер кивнул и коснулся пальцами края своего ошейника. Раздался едва различимый щелчок, и серебряный обруч распался на две половинки.

— Только так мы смогли пройти через царство кобольдов, — продолжал рассказывать Мартин.

Энни всхлипнула и попыталась утереть выступившие слезы рукой. Голос Странника подействовал успокаивающе.

Она попыталась подняться, но колени подломились, и, если бы не три пары рук, которые тут же подхватили девушку, она бы вновь оказалась на земле.

Мир вокруг полыхал красками, яркими и насыщенными, как никогда прежде. Голубое небо, чистое, без единого облачка, золотая и изумрудная листва на высоких деревьях, покрытых ярким, фиолетово-бурым мхом.

Где-то недалеко журчала вода, напомнив Энни о тяжелом удушливом дыме пожара, который выжал всю влагу из беглянки.

— Пить… — тихонько прохрипела она, и кто-то тут же подал ей полную флягу.

Мир моментально сжался до узкого горлышка, дарящего такую восхитительную, животворящую воду. Чудесная прохлада чудотворной волной растеклась по телу Фиалки, возвращая силы и жизнь.

Вместе с жизнью вернулась и боль. Болело всё — от кончиков пальцев до кончиков волос.

Волосы.

— Мой волосы! — вскрикнула девушка, выронив флягу. — Волосы! Где они!

— Тут! Тут, — поспешно сказал Гуппер, доставая из сумки заляпанный сажей пучок фиолетовых локонов.

Паника, нахлынувшая подобно весенней грозе, так же стремительно отступила. Они были тут, рядом, в безопасности.

— Нам нельзя здесь задерживаться, — раздался обеспокоенный голос Полдона.

— Дай ей прийти в себя, — мрачно ответил Мартин.

Девушка обернулась на голос. Лицо Странника было мрачным и обеспокоенным. Его непокорные волосы совсем засалились, превратившись в ужасающий колтун. Жидкая бородка, клочками торчала по всему лицу, придавая парню совершенно потерянный, но, между тем, пугающий вид. Его шею, как и шею Гуппера, охватывал серебряный ошейник, при виде которого у Фиалки вновь ойкнуло сердце.

— Это — хитрость, — пояснил Странник, проследив её взгляд. — Чтобы попасть в земли эльфов.

— Земли эльфов? — немного растерянно спросила Энни.



Рудный Кот

Отредактировано: 03.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться