Последний мост к истине - Начало

Глава 21

Гость был высок. Выше Полдона и даже выше Гарри. Светлые, практически белоснежные волосы длинным водопадом спадали на спину, утекая куда-то вниз по лестнице. Вытянутое лицо с крупными, почти идеальными чертами могло принадлежать как мужчине, так и женщине. Длинный, острый нос и чуть раскосые брови делали его схожим с хищной птицей. Голову венчали острые уши, устремившиеся вверх, словно зубья короны. Широкий, расшитый узорными цветами и птицами тёмно синий балахон почти полностью скрывал фигуру вошедшего, хотя и оставлял на виду широкие плечи.

Двигался гость плавно, словно и не шагал вовсе, а парил над ковром мха в своих развевающихся одеяниях. Янтарные глаза двумя солнечными колодцами пылали на ровном лице, внимательно осматривая каждого из присутствующих в зале.

Полдон поднялся со своего места и протянул вперед левую руку, ладонью кверху. Вошедший приблизился и легонько коснулся кончиков его пальцев своими. В воздухе, разрушая напряженную звенящую тишину, разлилась дивная чарующая песня эльфийской речи.

Два эльфа стояли рядом, и, несмотря на общее сходство, Энни заметила, как же сильно они отличались друг от друга.

Полдон был прекрасен, но его красота была значительно грубее, чем у гостя. Словно неограненный алмаз стоял рядом с золотой статуэткой. Изящество и утонченность линий, плавность движений и переливы серебристого голоса против неимоверной глубины, множества граней и линий, иллюзорной простоты и медного звона певучих слов.

Рядом с новоприбывшим эльфом, Полдон казался девушке существом из абсолютно другого мира. Словно тот товарищ, проводник, с которым они провели столько дней в тяжелом пути, пусть немного отстраненный и сварливый, вмиг растворился в туманной дымке, обернувшись неведомым лесным духом, таким неприступным и невообразимо далёким. Они стояли, друг на против друга, а их одеяния словно жили своей жизнью. По узорчатой ткани пробегала рябь, обращаясь в настоящие волны и вновь затихая.

Тем временем мелодия непонятной беседы ускорялась, а громкость нарастала. Гость то и дело указывал краем своего широкого рукава на кого-то из притихших людей, а Полдон разливался в очередном звучном куплете. Пришелец кивал, указывал на другого, и всё повторялось вновь.

Когда тёмно синее кружево качнулось в сторону Гуппера, песня резко оборвалась. Слова их проводника, всё такие же мелодичные и звонкие, звучали наперекор общему рисунку, словно специально вносили хаос в прекрасный узор мелодии.

Энни поняла, что эти невероятные, сияющие каким-то внутренним светом, существа спорили. Гость приводил доводы, шел на уступки, настаивал, но Полдон был непреклонен, всякий раз прерывая журчание речи своим звонким аккордом.

Фиалка не могла оторвать взгляда от этого действа. Изящество движений, колыхание одеяний, красота голосов завораживали, вводя зрителей в дрёму.

Только было во всём этом что-то, что не давало девушке полностью отдаться во власть этой невиданной доселе красоты. Что-то тревожное, мрачное, пугающее. Быть может, это было смятение, которое зарождалось в непонимании беседы и незнании этого певучего языка. Быть может, пугало внезапное преображение друга, словно он вновь читал проклятье на площадке перед горной пещерой. Может быть, было что-то еще. Энни не знала.

Песня эльфов оборвалась внезапно, на середине фразы. Какой-то увесистый кошель перекочевал из рук гостя в руки хозяина дома.

— Ну что же, смертные, — сказал Полдон, повернувшись к замершим и очарованным путникам. — Это — Опал. Слушайтесь её во всём, и она вас проведет через запретные земли. Поняли?

Четверо людей синхронно кивнули головами. Фиалка не хотела этого делать, она желала засыпать Полдона вопросами, но не смогла ни открыть рта, ни управиться с собственной шеей.

Эльф между тем продолжал раздавать указания.

— Энни, Гарри и Мартин, вы сейчас пойдете с Опал. Гуппер — ты со мной.

Краем глаза девушка заметила, ка по лицу Странника пробежала какая-то непонятная рябь, словно он пытался нахмуриться, но у него не получалось. Впрочем, и сама девушка пыталась сопротивляться указанию, но тело её не слушалось. Фиалка поднялась на ноги и подошла к гостю. За ней последовали остальные. Только Гупп подошел не к Опал, а к Полдону.

— Выполняйте все указания Опал, — с нажимом повторил эльф.

Его голос давил, словно мельничный жернов, растирая остатки воли в мелкую невесомую пыль.

— Встретимся уже на месте, — уже мягче произнес Полдон, и девушка могла поклясться, что слышит в его звенящем, подчиняющем голосе нотки печали. Могла бы, если бы владела собой.

Гость, оказавшийся гостьей, изящно махнула рукой, отдавая безвольным путешественникам молчаливый приказ и медленно поплыла в облаке своего балахона по направлению к лестнице. Энни, Мартин и Гарри, вяло переставляя непослушные ноги, двинулись следом.

Следуя за Опал, Фиалка не видела лиц своих друзей, но спиной чувствовала невероятное напряжение следующего за ней Странника. Девушка и сама отчаянно пыталась вновь захватить контроль над своим телом, но сознание было замкнуто в незримой клетке и билось о прутья подобно пойманной пичуге, не в силах выбраться на волю.

Гуппер остался позади. Напоследок Энни заметила его озадаченный испуганный взгляд, в котором тоже плясала крохотная искорка внутренней борьбы. Эта искорка мгновенно вырвала из глубины памяти короткое, яркое воспоминание о тех днях, что они провели на призрачных тропках, бродя по грани реальности. Это маленькое, тёплое воспоминание теперь принадлежало только ей одной, что делало его и ценнее, и бесполезнее одновременно.

Только это было лишь мгновение, после которого вновь продолжилась борьба с собственным телом. Непослушные глаза бездумно пялились на сложный узор балахона Опал, изредка, при особенно неудачном шаге, выхватывая немного окружающих вещей.



Рудный Кот

Отредактировано: 03.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться