Последний мост к истине - Начало

Глава 24

Пламя было холодным. Оно мерно потрескивало вокруг, словно напевая колыбельную. От этой странно прохлады и треска хотелось закрыть глаза и уснуть.

Фиалка была опустошена. Не было сил ни подняться, ни даже закрыть глаза. Слёзы уже перестали литься из покрасневших глаз, оставив после себя неприятное жжение на коже. Боль утраты, гнев, отчаянье — всё исчезло, выгорело, лопнуло в вспышке зелёного пламени. Осталось лишь пустая оболочка, не способная ни на что.

Девушка лежала, ощущая, как это неестественное пламя гуляет по её коже, одежде, путается в обрезанных волосах и постепенно забирает, высасывает всё тепло, которое еще оставалось где-то глубоко внутри.

Энни не сопротивлялась, не пыталась выбраться из пламени. Ей было всё-равно. Когда сильные руки ухватили её за плечи и рывком подняли с земли, она просто безвольно подчинилась их воли.

Кто-то кричал, звал её по имени, хлопал по волосам и одежде, сбивая пляшущие огоньки.

— Маленькая карла! — далёкий, глухой голос Фола с трудом пробивался сквозь панцирь охватившей Фиалку апатии. — Ты слышишь меня?

Сквозь зеленоватую пелену, застилавшую глаза, проступило лицо кентавра. С ним было что-то не так, и это внезапно пробудило девушку от оцепенения.

Почти вся правая щека Фола, начиная от линии челюсти и заканчивая ухом, была изрыта глубокими пропалинами, сквозь которые было видно, как бьются и дрожат мышцы лица. От длинного правого уха остался лишь обугленный огрызок.

— Фол! — тихий вскрик сорвался с губ девушки. — Твоё лицо!

Кентавр усмехнулся, отчего его лицо превратилось в жуткую сгоревшую маску.

— Это пустяки, маленькая карла. Заживёт.

Энни протянула ослабшую руку и легонько коснулась зияющих ран кентавра, но тут же отдёрнула назад, боясь причинить ему боль.

В поле зрения мелькнула копна перепутанных волос. Энни повернула голову и увидела Мину, стоящую на коленях у лужицы зелёного огня.

Она вновь изменилась. теперь это была не та величественная женщина, от которой веяло невероятной мощью. Даже не та прекрасная девушка, что весело смеясь льнула к Мартину. Сейчас Мина выглядела как девочка едва ли старше самой Фиалки.

— Проклятье! — тихо прошипела дикарка и подняла глаза на девушку. — У меня недостаточно сил, чтобы расправиться с развоплощённым фэйри. Не надо было убивать его тело. Теперь у нас нет времени, ибо его собратья уже спешат сюда.

Фиалка молча кивнула, хотя поняла лишь малую долю из сказанного.

— Нужно найти маленького карла, — сказал Фол, бережно удерживая девушку на руках. — Он должен быть где-то здесь.

Эти слова ослепительной вспышкой лопнули в голове у девушки. Они пришли сюда не только мстить Полдону, но и спасти Гуппера из лап проклятого эльфа.

Принявшись усердно вертеть головой, Энни увидела, что в их отряде не хватает еще кое-кого.

— Где Гарри? — спросила она, чувствуя как дрожит и прерывается голос.

Дикарка вытянула руку, указывая на небольшую рощицу у подножья холма, ту самую, где они появились.

— Солнце село, — коротко сказала Мина, продолжая водить руками над пламенем.

Девушка кивнула. Ей стало немного легче от мысли, что хоть кто-то из её друзей в безопасности, хоть и в плачевном состоянии. Эту проблему можно решить позднее.

Энни вывернулась из рук Фола, встав на еще трясущиеся ноги.

— Гуппер! — её голос, всё еще сиплый, но уже достаточно сильный, разлетелся по холму и заплясал среди камней.

Кентавр присоединился поискам. Они бродили среди камней, продолжая звать паренька по имени.

Спустя несколько минут откуда-то сверху раздался долгожданный ответ.

— Я тут. Снимите меня.

Энни вскинула голову, пытаясь разглядеть зовущего. На одном из камней, самом высоком из всех, над краем торчала всклокоченная голова её друга детства. Парень был бледен, глаза впали, но он активно махал руками и в целом был выглядел вполне невредимым.

Подошедший Фол встал на дыбы, уперев передние копыта в шершавую поверхность камня и помог Гупперу спуститься.

Оказавшись на земле паренёк тут же подскочил к Фиалке и крепко обнял.

— Вы живы! — в его голосе звучала неподдельная радость. — Я уже думал, что всё… А тут вы… Такой грохот, всё шаталось! Думал — сейчас не удержусь и грохнусь вниз! Но вы живы!

Он оглядел холм, замер, не разжимая объятий, и тихо спросил:

— А где Мартин? И Гарри?

Девушка вздрогнула. Она не знала, что сказать Гупперу. Даже простые слова не желали сорваться с её губ. Неловкую тишину нарушил Фол.

— Гарри здесь. Он опять окаменел, — сказал кентавр, тихо, почти шепча. — А Мартин погиб.

Теперь вздрогнул Гуппер. Он отстранился, продолжая сжимать плечи Фиалку в руках и попытался заглянуть ей в глаза, но девушка отвела взгляд, полный вновь нахлынувших слез.

— Нет! — резко вскрикнул паренёк, выпуская Энни и отступая на пару шагов. — Он не мог! Как же… Что же теперь…

К ним подошла дикарка, тяжело переступая с ноги на ногу.

— Нужно расколдовать толстяка и уходить.Это не моя земля и у меня почти не осталось сил.

— Но куда? Куда нам идти? — тихо спросил Гуппер.

Проклятый поток слёз никак не желал прекращаться. Девушка попыталась вытереть их рукавом своей туники, но глаза лишь больше раздражались от прикосновения травяного плетения.

— Домой, — тихо сказала она, продолжая утирать слёзы. — Домой, прочь от этого проклятого места, от фэйри и всего этого ужаса.

— Нет! — неожиданно резко и грубо возразил Гуппер. — Мы не можем вернуться! Не теперь! Мы здесь! Мы почти пришли!



Рудный Кот

Отредактировано: 03.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться