Последний мост к истине - Начало

Глава 2

Дорога, а точнее широкая вытоптанная тропа, вела через обширные поля дикой пшеницы. Мартин молча шагал впереди, иногда оглядываясь на плетущихся позади ребят. Гуппер неловко перекидывал походный мешок с одного плеча на другое, ругая себя за поспешные сборы. Он уже начал сожалеть о принятом решении и с каждым шагом становился всё мрачнее и несчастнее. 

Зато Энни сияла довольной улыбкой и бодро подскакивая рядом с Гуппером. Её легкие тряпичные тапочки, которые в Селении носили все, кто не работал на полях или в садах, поднимали целые фонтаны брызг, когда девушка неосторожно наступала в одну из многочисленных луж.

— Тебе нужна другая обувка, — пробурчал паренёк, глядя как быстро буреет, намокая, её обувь. 

— Я себе лапти сплету, когда привал будет, — отмахнулась Энни, продолжая весело скакать вперед.

Гуппер фыркнул и ускорил шаг, догоняя странника.

— А где находится Кервард? — спросил он, поравнявшись с Мартином.

Странник улыбнулся, неопределенно махнул рукой вперед, поплотнее запахнув измятый плащ, и что-то неразборчиво пробормотал. Такой ответ погрузил Гуппера в еще большее уныние и нерешительность. Он оглянулся назад, где за мельтешением фиолетовой копны еще виднелась яблочная роща и большие деревянные ворота. Грязный двор Дома, где остались его рабочая ветка и куча неубранных листьев, показался ему родным и манящим, а грозное лицо тётушки Марты — милым и любимым.

— Там что-то скачет! — удивленно воскликнула Фиалка и ткнула пальчиков в сторону Селения.

Печальные думы отпустили Гуппера, и он присмотрелся и разглядел несколько невысоких фигур, быстро несущихся по дороге. Они были еще очень далеко, чтобы можно было разглядеть детали, но огненно рыжие головные уборы видно было и на таком расстоянии. 

— Вот дерьмо! — выругался Мартин, всмотревшись в указанном направлении. — Бежим!

Гуппер хотел было спросить, почему нужно бежать, но когда он обернулся, то увидел странника, скачущего огромными прыжками со всей возможной скоростью.

— Не тупи! — крикнула Энни, огибая замершего паренька и бросаясь вдогонку за Мартином.

Гупперу ничего другого не осталось, кроме как бежать что есть сил следом. Бегать ему было не впервой — в Селении не так много развлечений, в основном беготня с друзьями да мелкие пакости, после которых приходилось быстро уносить ноги. Так что странника ребята нагнали быстро.

Прыти Мартина хватило не надолго. Он побагровел и стал задыхаться, а длинные ноги неловко спотыкались и не хотели больше бежать вперед. 

— Может… может, они отстали? — Мартин с трудом выплевывал слова, пытаясь обернуться на ходу и не потерять ускользающее равновесие.

Энни, бодро перебиравшая ногами рядом, ловко обернулась и развеяла его надежды:

— Нагоняют. Шустрые какие!

Гуппер, которому порядком мешали чужие сапоги и неудобный мешок, немного отстал от легконогой девушки. Желание плюнуть на эту непонятную беготню и остановиться росло с каждой секундой. Но он не мог проиграть какой то девчонке, не мог сдаться раньше, чем это сделает Фиалка. Иначе какой же он мужчина! Прозовут бабой, и будет он всю жизнь Гуппером Бабой ходить! 

Эти мысли подгоняли Гуппера пуще, чем палки тётушки Марты, заставляли искать способ выгодно выделиться. Впереди замаячили зеленые пики елей и паренек, ткнув в них свободной рукой, крикнул:

— Давайте в лес! На дороге негде спрятаться!

Предостерегающий крик Энни был подавлен радостным возгласом странника:

— Да! В лес! Быстро в лес!

Мартин бросился в сторону появившегося подлеска, неуклюже перепрыгивая через ямы и кочки. Гуппер побежал за ним, оставив Энни что-то кричать им вдогонку. 

До подлеска пришлось добираться по бездорожью. Бежать через высокие заросли пшеницы в неудобных сапогах было трудно, но азарт гонки уже захватил Гуппера, а Фиалка вновь догоняла оторвавшихся парней. 

За подлеском начинался настоящий бурелом. Толстые стволы деревьев переплетались в причудливых танцах, делая передвижение через лес проблематичным делом. 

Странник с разбегу перемахнул через поваленную ель и, зацепившись сапогом за торчащий сук, распластался по земле. Гуппер остановился рядом, пытаясь перевести дыхание. Через мгновение их нагнала Энни. 

— Что теперь? — спросил паренек, когда странник наконец смог отлепить лицо от ковра из опавших иголок.

— Нет сил… — только и смог выдавить из себя Мартин.

Энни выглянула из-за ели и задумчиво хмыкнула.

— Что там? Они нагоняют?

— Неа, — Фиалка отрицательно тряхнула головой. — Остановились. 

Гуппер подошел к ней и выглянул из-за дерева. Преследователей было семеро — семеро невысоких, плотных мужчин в зеленых одеждах. То, что ранее паренек принял за шапки, оказались необычайно яркими рыжими волосами. Преследователи неуверенно топтались у самого подлеска, зло поглядя в сторону спутников, и громко переругивались между собой. 

— Ну, что там? — вяло поинтересовался странник, безуспешно пытаясь подняться на ноги. 

— Какие-то карлики, — ответил Гуппер, продолжая разглядывать преследователей. — Стоят на краю леса и почему-то не решаются зайти. 

Энни фыркнула.

— Потому что бояться. И нам следует! Это же Мертвая чаща!

Гуппер ощутил, как пробежал холодок по спине и все волоски на теле встали дыбом. Один запрет из невероятного множества правил, вдалбливаемых Старшими в головы селян, гласил: никогда, ни за что на свете не заходить в Мертвую чащу. Почему это было запрещено, никто не объяснял, но из всех, ходивших вокруг этого места, слухов следовало одно - кто зашел в этот лес, тот уже не выйдет на свет. 

Мартин, наконец поднявшийся с земли, выглянул, чтобы увидеть преследователей.

— Что, ублюдки, съели? — радостно закричал он, увидев их хмурые лица. — Проваливайте!

Странник демонстративно выкинул вперед руку с оттопыренным средним пальцем. От этого жеста, которого раньше Гуппер никогда не видел, преследователи пришли в бешенство. Они подпрыгивали, размахивая увесистыми кулаками и пискляво орали ругательства, но ни один из них не переступил невидимой черты, отделяющей лес от остального мира.

— Не зли их, — сказала Фиалка, с укором смотря на Мартина. — И нечему тут радоваться!

Гуппер стоял, парализованный страхом, прислушиваясь к шорохам и скрипу ветвей, что доносились из тёмных глубин леса. Ему казалось, что из тени на него смотрят злые, холодные глаза, оценивая и уже примеряя его бренное тело на роль главного блюда. 

— Ну и что будем делать? — не унималась Фиалка.

Она утянула странника обратно за дерево и принялась нетерпеливо мять подол своего серенького платья.

— Нужно выбираться отсюда! Тут нельзя находиться.

Мартин провел рукой про всклокоченным волосам и оглядел непролазный бурелом, раскинувшийся вокруг.

— Назад, на дорогу, нам точно нельзя, — сказал он, невольно ёжась. — Эти ублюдки не отступят.

Гуппер продолжал стоять статуей, не в силах побороть свой страх. Он не замечал ничего, что происходило вокруг, и смотрел только в глубь леса, выискивая в переплетениях веток мерзких чудовищ.

— Гупп! — окликнула его Фиалка. — Нет времени отсиживаться! Надо найти выход.

Её звонкий голос подействовал лучше, чем ушат холодной воды, которым тётушка Марта будила тех, кто любил проспать побудку на жатву. Парнишка вздрогнул, стряхивая с себя цепкие путы страха, и обернулся к остальным. 

— Может, пройти вдоль леса, пока не сможем опять выйти на дорогу, — предложил странник, разглядывая завал из деревьев. — Если будем двигаться тихо — сможем одурачить этих рыжих козлов.

— Кто это вообще такие? — Гуппер старался не смотреть в сторону леса. — Почему нам надо убегать от них?

Мартин скорчил кислую рожу и театрально вскинул голову.

— Знание всегда преследуется теми, кто его боится. 

Энни фыркнула, стараясь не расхохотаться. Гуппер же непонимающе переводил взгляд то на неё, то на странника. Его вытянувшееся от недоумения лицо вызвало у Фиалки новый приступ хохота, который таки прорвался наружу.

В ответ на её заливистый смех со стороны дороги послышались разъяренные крики и звук ломающихся ветвей. Мартин резко подскочил к краю их укрытия и так же резко отпрянул назад.

— Они прутся через подлесок! — в его голосе звучали панические нотки. — Бежим!

И он бросился проламываться через цепкие кусты в глубь леса.

Энни попыталась выкрикнуть что-то предостерегающее, но треск ломаемых ветвей и злобные крики, раздававшиеся за спиной, оставляли мало времени для раздумий. Гуппер схватил ее за руку и побежал следом за странником. 



Рудный Кот

Отредактировано: 03.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться