Последний мост к истине - Начало

Глава 4

Раздался оглушительный хлопок, затем второй. Змея резко откинула голову назад, орошая свою перепуганную добычу алым дождем крови, и громко взревела от боли. Кольца, сжимающие путников, ослабили хватку, позволяя вновь набрать воздух в легкие. Раздался еще один хлопок. Тварь вновь вскрикнула, её холодное чешуйчатое тело содрогнулось от боли, и путники оказались на земле, освобожденные от смертельных объятий. Подняв целый фонтан брызг, валя на своём пути коряги и деревья, змея стремительно уползла в темную чащу, окружавшую болото плотной стеной. 

Гуппер, упавший лицом в землю после того, медленно барахтался, глотая невольные слезы. Энни, вставшая на ноги быстрее остальных, вертела головой, оглядывая окружающее их болото.

Мартин уже поднялся с земли и помог пареньку, когда из-за деревьев вышел высокий мужчина и направился в их сторону. Он был необычайно строен и легок. Серые походные одежды, перетянутые множеством ремней, плотно облегали его тонкую фигуру, движения – плавные и наполненные грацией, которой Гуппер еще никогда не видел. 

– Вы, и вправду, крайне глупые существа, – незваный спаситель легко скользил по поверхности болотной воды. – Зашли в запретный лес, пытались заговорить зубы великому змею.

Его мягкий мелодичный голос звонко разносился над безмолвным болотом, и пареньку показалось, что листва деревьев вторила словам незнакомца. 

Мартин тихо выругался, глядя на пришельца, а у Гуппера вновь подкосились ноги, когда он увидел заостренные уши и юное лицо говорившего. 

– О, Высший! – странник пал ниц перед пришельцем, утягивая Гуппера следом. – Что заставило Вас обратить свой светлый взор на ничтожных смертных?

Мужчина раздраженно махнул рукой.

– Ой, брось все эти примитивные жесты, человек. Я не из тех стариков, что тешат свою душу в унижении недостойных. Вставайте. Нам нужно убраться до возвращения хозяина болот или до прихода этих мерзких алкоголиков в коротких штанишках…

Энни, весь разговор стоявшая с открытым ртом, ткнула в пришельца пальцем и прошептала:

– Ба! Да это же эльф! Самый настоящий! 

Мартин отчаянно зашикал на неё, все еще не решаясь встать с колен, но эльф лишь улыбнулся и погладил удивленную девочку по фиолетовым волосам. 

– Самый настоящий, – ответил он, поправляя странную железную палку, висящую на длинном ремне за плечом. – Но надо уходить и очень быстро. 

Энни продолжала пялиться на тонкую фигуру эльфа, забыв закрыть рот. 

– Идите за мной, – поманил их пришелец и ловко побежал, перепрыгивая с кочки на кочку.

Странник оглянулся на ребят и прошептал:

– Будьте осторожней! Неизвестно, что он задумал.

Гуппер кивнул, перехватывая тяжелый от намокших вещей мешок. Фиалка все так же восторженно пучила глаза на эльфа, так что страннику пришлось тащить её за руку.

Догнать эльфа было непросто, но страх перед чудовищной змеёй, которая только что ими чуть не пообедала, подстегивал Гуппера быстрее перебирать ногами. Вскоре вся компания добралась до леса, окружающего болото, и стала пробираться через завалы сгнивших бревен и хитросплетения ветвей. 

Шли молча. Гупперу, занятому борьбой с ремнем мешка, было не до разговоров. Мартин хмуро сверлил взглядом тонкую спину их незваного проводника, а Энни просто пялилась на острые уши эльфа. Пришелец же уверенно шагал вперед, легко перескакивая через поваленные деревья и проскальзывая через самые колючие кустарники, через которые остальным приходилось продираться с боем.

Из лесу они выбрались уже затемно. Молодой месяц блекло освещал раскинувшиеся перед путниками бескрайние зеленые холмы. Эльф замер, щурясь на линию горизонта, и вся компания столпилась за его спиной. Мартин, выйдя вперед и отстранив любопытную Фиалку, легонько кашлянул, привлекая к себе внимание.

– Мы благодарим вас за спасение, о Высший, – вкрадчиво проговорил он, скрючившись в поклоне, когда эльф повернул голову в его сторону.

– Перестань уже называть меня высшим, смертный, – его тонкие брови слегка изогнулись, словно от недоумения или легкого недовольства. – Я такой же высший, как те пьяницы, что гнались за вами. Зови меня Полдон.

Мартин снова склонился и пробормотал:

– Как пожелаете, господин Полдон. Что привело вас в эти негостеприимные края?

У эльфа слегка дернулось веко, когда Мартин отвесил очередной реверанс. Он закатил глаза и издал страдальческий стон.

– Хватит! – в его мягком голосе прозвучала то ли мольба, то ли угроза. – Прекрати равнять меня с этими снобами! 

Эльф вытянул руку вперед, указывая на холм, с виду ничем не отличавшийся от всех прочих.

– Нужно уйти как можно дальше, прежде чем Пресветлый начнет новый день. – Он поправил ремни, удерживающие его заплечный мешок и чудо-палку. – Привал сделаем в старой барсучьей норе. Идем.

Эльф сорвался с места, упруго шагая сквозь травяное море. Мартин чертыхнулся и махнул притихшим ребятам, чтобы те следовали за ним. 

Теперь настала очередь Гуппера издавать страдальческие стоны, взваливая уже неподъемный мешок обратно на плечо. Ноги ужасно болели от чужих сапог, и каждый шаг давался парнишке с огромным трудом, но Энни бодро семенила вслед за странником, и у Гуппера не было иного выхода, кроме как превозмогая все страдания, плестись вперед.

Когда он поравнялся с Фиалкой, девушка, не отрывая глаз от длинной фигуры эльфа, прошептала Гупперу:

– Он такой красивый…

Парень презрительно фыркнул, как это делали его сверстники, но не смог удержаться и присмотрелся к их незваному спасителю. 

Сказать, что эльф был красив – ничего не сказать. До этого момента Гуппер считал Старшую Эрику самым прекрасным существом в его жизни, но рядом с Полдоном величественная белая красавица выглядела несуразным теленком. Лунный свет ярко очерчивал его стройное тело, тонкие, правильные черты лица. Легкие, густые волосы, цвета вороного крыла, отсвечивали синим. Даже грязная походная одежда серых тонов, обилие ремней объемного вещевого мешка не портили общего впечатления. 

Паренек забыл о тяжести мешка, о неудобной обуви. Он шагал вперед и пялился на эльфа с не меньшим энтузиазмом, чем это делала Энни.

Лунный серп медленно плыл по небосклону, освещая путникам зеленые просторы впереди. Они шли вперед, следуя за легконогим эльфом, и море травы расступалась перед ними и смыкалось за их спинами, надежно пряча следы. Холодный осенний ветер трепал походный плащ Мартина и заставлял ребят шагать быстрее, чтобы согреться. Полдона, казалось, ночной холод и дальняя дорога не волновала совсем. 

Когда эльф, наконец, остановился, за спинами путников уже забрезжил рассвет. 

– Отдохнем тут, – Полдон указал рукой на нору, шириной в два локтя, что притаилась в высокой траве очередного холма.

Странник подошел к норе и, сев на корточки скептически хмыкнул.

– Тут мало места даже для одного из нас, господин Полдон.

Эльф фыркнул и нырнул в нору, оставив замечание Мартина без ответа.

Юноша некоторое время недоуменно всматривался в темноту, в которой растворился Полдон, а затем вопросительно глянул на ребят. 

Гуппер, будучи не в силах ни стоять, ни идти, ни думать, уже растянулся на земле, не сняв даже походный мешок. Энни же, присев на корточки, клевала носом.

– Да лезьте уже! – раздался из норы раздраженный голос. – Она больше внутри, чем снаружи!

Мартин вновь чертыхнулся и принялся тормошить ребят.

- Давайте в нору, замерзнете же.

Фиалка встряхнула головой, и медленно уползла в земляной лаз. Гуппера же Мартину пришлось поднимать силой, и силой заталкивать в нору. 

Лаз был длинным. Он делал несколько поворотов, из-за чего Мартин матерился в голос, толкая перед собой вялого Гуппера и таща все походные сумки. Вытолкав его за очередной поворот и завернув сам, странник был ослеплен ярким светом пламени. 

– Ну что, недоверчивый смертный, достаточно ли тебе тут места? – с усмешкой проговорил эльф.

Мартин, прекративший тереть глаза, огляделся и открыл рот от удивления. За маленькой, извилистой земляной норой скрывался обширный зал, в котором и Мартин, и эльф могли стоять в полный рост. Пол был застелен причудливым ковром, на стенах висели натюрморты и полочки с различной глиняной утварью. В середине зала располагался широкий открытый камин, в котором весело гудело пламя. Полдон сидел в массивном кресле-качалке и с ехидной ухмылкой наблюдал за ошалевшим странником. Энни спала около камина, свернувшись калачиком на толстой плетенной циновке. 

Увидев огонь и мягкие ковры, Гуппер издал нечленораздельное мычание, пополз вперед к теплу, и повалился на другую циновку, почти моментально уснув.



Рудный Кот

Отредактировано: 03.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться