Последний мост к истине - Начало

Глава 6

Полет длился несколько бесконечных мгновений, а затем раздался оглушительный хлопок, и парень больно ударился о что-то жесткое.

Вновь кто-то поднял его на ноги и сунул под нос резко пахнущую ромашкой склянку.

— Пей! Быстро! — голос Полдона был неожиданно груб и напряжен. — Ну же!

Гуппер осторожно коснулся склянки губами, но сильные руки впихнули бутылёк ему в рот и запрокинули голову. Терпкая, сладковатая жижа потекла по горлу, обжигая нутро.

— Глотай, — прокричал в ухо эльф, отнимая бутылку и зажимая парнишке рот. — Глотай быстрее!

Гупперу ничего боле не оставалось, кроме как проглотить жижу. Его тут же выпустили, оставив откашливаться и приходить в себя. 

Пойло имело странный травяной привкус. Оно обожгло Гупперу горло и забурлило в желудке, норовя вырваться обратно. Перед глазами плавали яркие точки, мешая сфокусировать взгляд. Голова отчаянно кружилась, словно Гуппер скатился по склону Ромашкового холма, что обрамляло Селение и было постоянным местом для игр. 

Рядом закашлялся Мартин, хватаясь за живот и падая на колени. 

— Какая гадость! — раздался звонкий голос Энни. — Воротит прямо.

Гуппер попытался выпрямиться и оглядеться, но тошнотворная волна вновь подкатила под самый кадык, заставляя согнуться пополам.

— У смертных очень странные вкусы, — несколько удивленно произнес Полдон. — Я не нахожу в якорной настойке ничего отвратительного.

— Вот и пей ее сам, — пробормотал Гуппер, борясь с очередными желудочными спазмами. — Нас-то зачем травить?

Паренек услышал, как скрипят камушки под легкими шагами эльфа и ощутил его тонкие пальцы на своём плече.

— Вас я травлю этим не без причины, маленький смертный, — мелодия его слов приобрела угрожающий оттенок. — Вы же не хотите, чтобы вас затянуло отдачей обратно и размазало вдоль всего меридиана? 

Гуппер замотал головой, отчетливо ощущая нечеловеческую силу в таких тонких, на первый взгляд, ладонях.

— Вот и хорошо, — голос смягчился, и эльф выпустил плечо парнишки. — Приходите в себя и выдвигаемся. Путь предстоит неблизкий.

Странник издал странный булькающий звук и опустошил желудок на серые камни, обдав веером брызг и Гуппера, и не успевшего отойти эльфа.

Полдон тонко взревел, словно раненый теленок, отскакивая от страдающего Мартина на добрый десяток метров, и принялся судорожно отряхивать свою одежду, шипя что-то на непонятном языке.

Гупперу показалось, что среди незнакомых, витиеватых слов эльфа проскальзывали вполне понятные “грязные смертные” и “дикие свиньи”, но паренек подумал, что ему послышалось.

Когда Полдон прекратил трястись и тереть свои штаны, Гуппер уже вполне пришел в себя, Мартин перестал булькать на скалы и наконец распрямился, вытирая рот краем замызганного плаща. Фиалка же прыгала с камня на камень, разглядывая открывающиеся вокруг вид, словно мерзкое зелье не возымело над ней никакого действия. 

— Ладно, — эльф осторожно подошел к парням, опасливо косясь на лужу, образовавшуюся около странника. — Сделаем небольшой крюк. Готовы идти?

Мартин вяло кивнул и взвалил свой походный мешок на плечо. Гуппер нехотя последовал его примеру, и вся группа медленно зашагала по извилистой каменной тропе, ведущей куда-то в заоблачную высь.

Вокруг, на сколько хватало глаз, простирались бурые горные склоны, увенчанные снежными шапками. Редкие рощицы обрамляли их, словно меховые воротники. Сквозь коричневую траву пробивались серые камни и влажная земля. Яркое солнце щедро дарило свои жаркие лучи, но даже его тепло не могло одолеть зубастый холодный ветер, что зло кусал путников сквозь одежду. 

Фиалка, по началу бежавшая впереди всех, теперь медленно брела рядом с Гуппером, обхватив себя руками и шмыгая носом. Глядя на её мучения, странник стянул с себя свой дырявый плащ и накинул девочке на плечи. 

— Нужно найти укрытие и придумать что-нибудь, против этого холодного ветра, — сказал он, нагнав легко шагавшего впереди Полдона.

Эльф удивленно вскинул брови и остановился, внимательно изучая мелко дрожащих людей. 

— Я и не думал, что смертные — такие хрупкие существа. — Он задумчиво оглядел окружающие их горные вершины. — Нам осталось пройти совсем немного, и можно будет развести костер. Там что-нибудь придумаем. 

Мартин кивнул и поторопил ребят, принуждая шагать быстрее. 

Гуппер уже не хотел никуда идти. Он хотел сесть на ближайший камень, стянуть с себя сапоги и зашвырнуть с ближайшего обрыва, и тяжелый мешок, оттягивающий плечо — вслед за ними. Даже угроза навсегда остаться просто Гуппером больше не пугала его, но Фиалка упорно шагала рядом, кутаясь в грязный серый плащ, и ему ничего боле не оставалось, как проклинать себя за глупость и дурацкий авантюризм и идти дальше. 

Тропа вела их вдоль склона, иногда начиная забирать вверх, иногда спускаясь обратно к подножию. Она тянулась сквозь редкие рощицы низкорослых деревьев, через каменистые россыпи и травяные поляны, постепенно подводя путников всё ближе к серым стенам скалистых разломов. 

Солнце, дававшее хоть какое-то спасение от пробирающего до самых внутренностей холода, стало клониться к закату. Его золотистый диск постепенно скрывался за белой вершиной горы, и на тропу опускалась тень.

Гудящие ноги и мозоли уже не беспокоили Гуппера — было слишком холодно, чтобы думать о таких мелочах. Он клацал зубами и семенил за идущим впереди Мартином. Энни шмыгала носом всё интенсивней и постепенно отставала от группы. Странник постоянно тер свои плечи руками, пытаясь хоть чуть-чуть согреться. Только Полдона, казалось, не волновала низкая температура и кусачий ветер. Он продолжал легко и грациозно вышагивать, не удосужившись даже запахнуть свой плащ. 

— Долго еще? — простучал зубами Гуппер, догнав Мартина.

— Почти пришли, — ответил эльф, указав на россыпь огромных камней, что уже некоторое время маячила впереди. — За тем подъемом разобьем лагерь и отмоемся.

Последние слова были произнесены с придыханием. Глаза Полдона мечтательно заблестели, и он ускорил шаг. 

Гуппер страдальчески застонал и остановился, пытаясь перехватить походную сумку поудобнее.

— Давай сюда. — Мартин протянул руку и забрал ненавистный мешок у паренька. — Держитесь, осталось совсем немного. Энни, ты можешь идти? 

Подошедшая к ним девушка утерла сопли и утвердительно кивнула.

— Надо догнать нашего спасителя, — с усмешкой произнес странник. — Давайте, кто быстрее до него добежит, тот получит вкуснейшее яблоко.

Энни что-то пробормотала и побежала вперед, заставив Гуппера догонять. 

Когда они, тяжело дыша и глотая обжигающе холодный воздух ртом, добежали до Полдона, он уже ловко карабкался по камням вверх. 

— Я победил! — хрипло прокашлял Гуппер, первым добежав до отвесного подъема.

Фиалка фыркнула, затянула завязки на плаще и принялась взбираться, уверенно цепляясь тонкими пальчиками за едва заметные уступы.

— Мы еще его не догнали! — бросила она через плечо пытавшемуся отдышаться парню. — Победит тот, кто первый коснется его плаща!

— Так нечестно! — обиженно взревел Гуппер и бросился следом за девчонкой, позабыв про усталость, одышку, мозоли и груз мрачных мыслей. 

Вокруг Селения не было скал, по которым можно было лазить, но все дети прекрасно умели карабкаться по стенам деревянных хижин и прыгать с крыши на мягкую траву. Каждый год ребятня устраивала соревнование “Кто быстрее оседлает медного петуха” — флюгер на крыше Большого Дома тётушки Марты, а в нем было целых четыре этажа!

Гуппер цеплялся за маленькие трещинки, вбивал сапоги в узкие щели между камней и уверено карабкался вслед за серым плащом Фиалки. Он уже почти нагнал несносную девчонку, как вдруг она резко взмыла вверх и исчезла из виду. 

От неожиданности паренек оступился и повис на одной руке, отчаянно молотя ногами по отвесному камню, в попытке найти опору. Он бросил вниз беглый взгляд, чтобы увидеть, куда можно встать, и оцепенел. Далеко внизу, шагах в сорока или даже пятидесяти, стоял Мартин и что-то кричал, указывая на Гуппера рукой. 

Головокружительная высота сковала сердце паренька железной хваткой, не позволяя ни шевельнуться, ни закричать. Пальцы медленно скользили, упуская последнюю опору, и через мгновение Гуппер почувствовал, что падает. 

Он начал было кричать, но чья-то сильная рука схватила его за шкирку и потащила вверх. В считанные секунды Гуппер оказался выброшен на широкую площадку.

— Ты в порядке? — испуганно прощебетала Энни, склонившись над таращившим глаза пареньком.

— Я… — Гуппер тяжело дышал и часто моргал, смахивая подступившие слёзы. — Я… Нормально.

— Я так испугалась, — продолжала причитать Фиалка, — когда ты полетел вниз. Хорошо что господин Полдон тебя поймал!

Гуппер перевел взгляд на эльфа, который смотрел куда-то за край площадки, потирая правое плечо. Снизу доносились приглушенные крики Мартина, но слов паренек разобрать не мог.

— Да в порядке он! — раздраженно бросил Полдон. — Сидит, глазами хлопает. Залезай давай! 

Крики странника стихли, сменившись сухим скрежетом камней. Эльф опустился у края на одно колено и стал внимательно вглядываться в происходящее внизу. Гуппер поднялся на ватные ноги и, легонько отстранив обеспокоенную Энни, подошел к нему.

— Спасибо, — голос паренька стал внезапно очень сиплым и тихим. — Спасибо, что спас меня…

Полдон раздраженно махнул на него рукой, не отрываясь от своего занятия. Гуппер замолк и тоже заглянул за край площадки. Внизу, яростно пыхтя и ругаясь, карабкался Мартин, увешанный походными мешками. 

Он уже добрался до края, когда эльф, свесившись и ухватив странника за ворот, одним мощным движением втащил беднягу на площадку.

— Я бы и сам залез, — пробурчал Мартин, развалившись на холодных камнях и вытирая пот, выступивший на его раскрасневшемся лбу.

Эльф не стал отвечать. Он выпрямился и бодро зашагал в сторону широкой расщелины, разделявшей склон надвое.

— Там есть пещера с замечательным теплым источником, — сказал он, указывая куда-то левее расщелины. — В ней мы разобьем лагерь и переночуем. Хватайте свои пожитки и быстрее за мной. Гроза идет. 

Гуппер удивленно оглядел чистое, без единого облачка, небо и пожал плечами. 

— Ну, идем, — пробормотал странник, нехотя поднимаясь с земли. — Надо огонь развести и согреться.

Он протянул пареньку его походный мешок и медленно побрел вслед за удаляющимся эльфом. Энни, нетерпеливо притоптывая на месте, молча поманила Гуппера рукой, и они побежали догонять Мартина и Полдона.

Пещера, про которую говорил эльф, оказалась даже больше, чем нора господина Уховорота. Её своды терялись в хитросплетении теней, отбрасываемых величественными сталактитами. Гладкий, словно выточенный и отполированный водой, каменный пол плавно переходил в такие же ровные каменные ступени, расположенные у стен. 

— Ух ты, — восхищенно выдохнула Энни, разглядывая величественные каменные колонны сталагмитов, прекрасную игру линий в глубинах каменных плит. Даже у Гуппера захватило дыхание, хотя обычно он не разделял восторженность Фиалки. 

Эльф возился с костром, набрав дров из аккуратно сложенной стопки в одном из темных углов их временного убежища.

— Это чья-то ночлежка? — спросил Мартин, оглядывая неестественно прямые линии каменных ступеней. — Или жилище очередного Зверя? 

— Это старый схрон, которым пользуются странники и охотники, идущие через перевал, — ответил Полдон, раскалывая одно из поленьев на щепу. — Но в это время мало кто ходит этой дорогой, так что мы можем здесь спокойно отдохнуть.

Гуппер скинул свой мешок на одну из ближайших ступеней и устало опустился рядом. Фиалка бегала из одного угла в другой, засовывая свой любопытный нос за каждую колонну и в каждый тёмный провал. Казалось, она совсем не устала и была полна сил. 

Раздался щелчок огнива, яркие искры упали на стружку. Полдон принялся раздувать пламя, и вскоре посреди пещеры весело трещал жаркий костер. Его тепло остановило бессмысленные метания Энни по пещере и все стянулись поближе к огню, усевшись полукругом. Мартин, покопавшись в походном мешке Гуппера, вновь принялся что-то готовить в маленьком походном котелке Полдона. 

— Там, дальше, — эльф указал рукой на темнеющий за одной из колонн провал, — есть источник с горячей водой. Мы можем смыть с себя грязь. Я пойду первым. Не заходите туда, пока я не вернусь.

Он строго посмотрел на людей и скрылся в указанном направлении. 

— Больно уж нам надо мыться, — пробормотал Гуппер, протягивая руки к пламени и радуясь растекающемуся по телу теплу.

— Помыться не помешает, — покачал головой Мартин, пробуя похлебку. — Да и намерзлись мы сегодня. Недомогание может сильно усложнить наше путешествие.

Гуппер хмуро посмотрел на странника, но спорить не стал.

— Вроде готово, — продолжал говорить Мартин, - Гупп, Энни, хватайте черпаки.

Гуппер с готовностью ухватился за длинную деревянную ложку, тоже из запасов эльфа, и набросился на варево.

— Энни! — вновь позвал странник, но девушка не отозвалась. — Энни! Только же тут была!

Гуппер оторвался от котелка и огляделся. Фиолетовой головы нигде не было видно, хотя паренек был готов поклясться, что Энни всё время сидела рядом с ним. 

— Может, она вышла наружу? — прошамкал Гуппер с набитым ртом. — Или спряталась за одну из этих штук, — он ткнул черпаком в сторону ближайшего из сталагмитов.

Мартин выглядел растерянным и обеспокоенным.

— Надо её найти, — он подскочил на ноги и побежал к выходу из пещеры, — мало ли какая нечисть обитает в этих краях. Или этот эльф…

Гуппер нехотя отстранился от котелка и принялся рыскать среди каменных колонн. Но не успел он отойти от костра, как из провала, в котором скрылся эльф, раздался грохот, плеск, тонкий визг и певучая эльфийская брань. 

Странник изменился в лице и, подхватив полено, бросился в провал, столкнувшись с эльфом нос к носу.

Полдон, красный от злости, практически голый, с обернутым походным плащом вокруг узких бедер, нес Энни, ухватив её за шкирняк, словно котёнка. Лицо девушки пылало еще сильнее, чем у эльфа. Она беспомощно сжалась в комочек, безвольно покачиваясь при каждом шаге Полдона.

— Отпусти её! — странник грозно выпятил челюсть и поднял палено над головой. — Убери от неё свои руки!

Алое лицо эльфа скорчилось в гримасу отвращения, и он разжал пальцы. Фиалка упала на пол и быстро ретировалась за ближайшую колонну.

— Опусти это, смертный, — зло прошипел Полдон, указав на полено в руке Мартина. — И не смей мне угрожать! 

Он смерил людей ненавидящим взглядом и вновь скрылся в провале, бросив через плечо:

— Если еще кто-нибудь из вас зайдет сюда, пока я не выйду — убью!

Мартин, тяжело дыша, медленно опустил полено и вернулся к костру. Он некоторое время молча смотрел в огонь, а потом вздохнул и заговорил.

—Гупп, Энни, я надеюсь, вы знаете, что эльфы опасны? — он старался говорить как можно тише. — Им нельзя доверять.

Фиалка, все еще красная от смущения, медленно подошла к костру и села рядом.

— Для них мы — животные. Нет… Насекомые, — продолжал вещать странник, постепенно распаляясь. — Они презирают нас и ради нас не пошевелят даже пальцем!

Гуппер угрюмо булькнул похлебкой.

— Но он спас нас! — возмутилась Энни, — Гуппа, вон, даже дважды!

— Никто меня не спасал! — фыркнул паренек, — Я бы и сам залез.

Мартин покачал головой.

— Он спас нас потому, что ему что-то от нас нужно. — Он подбросил дров в костер. — И мы с ним в такой же опасности, как и без него. Будьте на стороже.

Он замолк на мгновение и одарил Фиалку угрюмым взглядом:

— И не надо его злить. 

Энни покраснела еще сильнее и отвернулась. 

Гуппер оторвался наконец от котелка и сыто откинулся на спину. Жар от костра и тепло от похлебки в желудке сковали паренька цепями сонливости, отогнав страхи и переживания прошлых дней.

— Ну и на что похож голый эльф? — спросил он у девушки.

— На самое прекрасное, что ты можешь представить, маленький смертный, — раздался мягкий певучий голос у паренька за спиной.

От неожиданности Гуппер подпрыгнул почти до самого свода пещеры, Энни тихонько взвизгнула и уползла за колонну, а странник грязно ругнулся.

Эльф, стоящий за их спинами, довольно улыбался, наблюдая за их реакцией. Его бледная кожа в отблесках костра казалась совершенно белоснежной. Пламя отражалось в его янтарных глазах, увеличивая сходство с привидением. На этот раз он был полностью одет. Походная куртка и плащ были тщательно вычищены и отливали изумрудом свежей зелени. 

— Идите, отмывайтесь, смертные, — сказал Полдон, присаживаясь у костра. — Больше такого удовольствия не будет до самого острова.

— Острова? — спросил Мартин, пришедший в себя первым.

— То место, что ты ищешь, хранилище знаний смертных, находится на большом острове, в самом центре священных лесов. 

Мартин непонимающе смотрел на него, широко распахнув глаза. 

— Это наши земли, — пояснил эльф. — Земли рода Каменного круга. Там придется непросто.

Странник кивнул и протянул эльфу котелок с похлебкой, но тот отрицательно покачал головой и достал упругий сверток листьев из поясного кошеля. 

— Энни, иди первой, — сказал Мартин, запустив черпак в похлебку, — потом пойдем мы.

— Я могу и не мыться, — пробурчал Гуппер, вновь укладываясь возле костра. — Я же не девчонка…

— Тебе нужно отмыться в первую очередь, — резко оборвал его эльф, сверкнув своими глазами в темноте.

Гуппер что-то мрачно пробубнил себе под нос и повернулся к Полдону спиной.

Энни поднялась и убежала в провал, пригрозив Гупперу и Мартину жуткой расправой за вторжение. 

На некоторое время в пещере воцарилась тишина. Мирно трещали дрова в костре, тихо сопел задремавший паренек. Эльф осторожно хрустел своими листьями, задумчиво глядя на пламя. Странник помешивал остатки похлебки в котелке, погруженный мысли.

Внезапно Полдон повернул голову в сторону выхода из пещеры и прислушался.

— Сейчас ударит, — сказал он возвращаясь к своему ужину.

Мартин вопросительно посмотрел на него и открыл было рот для вопроса, но задать его не успел. Раздался гром, ударив с такой силой, что на путешественников посыпалась каменная крошка с потолка пещеры. 

Гуппер вновь подпрыгнул от неожиданности, даже выше, чем прежде. Странник вдруг сжался и задрожал, выпустив котелок из рук.

— Сильная буря, — вновь подал голос эльф. — Надеюсь вы не боитесь грозы, смертные.

Вновь раздался удар грома, еще громче, чем в прошлый раз. Из провала выскочила Энни, закутанная в плащ странника, глядя на мужчин широко открытыми от испуга глазами.

— Что это? — спросила она, подбежав к Мартину.

— Гроза, — процедил странник сквозь зубы, медленно вставая на ноги. — Мерзкая, оглушающая, грёбаная гроза.

С каждым словом его голос звучал всё громче, гулко отражаясь от сводчатых стен убежища. Юноша выпрямился во весь рост и побежал к выходу из пещеры, рыча ругательства.

Фиалка ошарашенно проводила его взглядом. Полдон отложил свои листья и стал с интересом наблюдать за происходящим.

Странник выбежал из пещеры под проливной дождь, ткнул кулаком в черное небо и закричал:

— Я не боюсь тебя! Ты лишь статический разряд! Ты меня не достанешь!

Он принялся скакать по площадке перед пещерой, размахивая руками. Белая изломанная линия разрезала небо пополам и ударила куда-то за горным хребтом, на мгновения осветив всё вокруг.

Эльф, а за ним и Гуппер, подошли к выходу из пещеры и наблюдали за безумной пляской Мартина. Энни беспокойно мялась за их спинами, кутаясь в плащ.

— Может, ему нужна помощь? — крикнула она, пытаясь перекричать шум дождя.

— Может быть, — спокойно ответил Полдон, и не подумав пошевелиться.

Между тем странник подбежал к краю площадки и принялся возиться со своими штанами.

— Я не боюсь тебя! — продолжал выкрикивать он, размотав завязки и спустив портки. — Ты ничтожное явление природы! Я тоже могу громыхать и мочиться с высоты!

Одинокая струйка слилась с мощными потоками ливня. Эльф фыркнул, не в силах сдержать улыбку, Гуппер смотрел на своего старшего товарища с отвисшей челюстью. Фиалка ойкнула и убежала обратно в пещеру, чтобы не видеть этого срама.

Внезапно дождь прекратился и наступила абсолютная тишина, нарушаемая только звонким журчанием мочи. Полдон переменился в лице и бросился через площадку к замершему на краю страннику. 

Гуппер поднял голову и увидел, как тяжелые черные тучи сформировали ровный круг и раскручивались с каждым мгновением всё быстрее. 

Эльф подскочил к Мартину и, ухватив его поперек туловища, рывком отбросил назад, к пещере. В тот же миг из центра образовавшегося вихря ударила ослепительная молния, обрушившись на то самое место, где мгновение назад стоял юноша.



Рудный Кот

Отредактировано: 03.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться