Последний мост к истине - Начало

Глава 8

Гуппер вытер сопли и слезы рукавом своей рубахи и встал на ноги. Уйдя за горизонт, солнце унесло с собой и последние крохи тепла, оставив площадку на съедение холодным осенним ветрам. 

— Страшный эльф, — пробормотал паренек, встав рядом со странником, — хуже змеи на болоте…

Мартин посмотрел на его зареванное лицо и тяжело вздохнул.

— Возвращайся в пещеру. Убедись, что с Энни всё в порядке. И разведи костер пожарче, — он почесал свои спутанные волосы и тяжело вздохнул. — А сумки здесь оставь, я их потом принесу.

— Но... — попытался возмутиться Гуппер, но странник указал ему пальцем в сторону темнеющего прохода в скале.

— Иди! Нельзя оставлять девочку наедине с этим чудовищем! Ей нужна твоя защита!

Паренек умолк, кивнул и поспешил в пещеру, стараясь стереть с лица следы недавней истерики, оставив странника наедине со статуей и ледяным ветром.

Войти в пещеру после всех событий, произошедших снаружи, Гуппер смог не сразу. Липкий страх перед чудовищным могуществом проводника, которое эльф скрывал от них, стянул ноги Гуппа посильнее веревок. Застывшее в безмолвном крике лицо артиста стояло перед его глазами, как бы сильно он не зажмуривался. Но последние слова странника подталкивали его вперед, заставляя переступать через свои страхи. 

В пещере висела зловещая тишина, прерываемая только сухим треском огня в костре. Полдон сидел у стены, позволяя тени укрыть его лицо от чужих взглядов. Он тихонько шуршал листочками и что-то еле слышно напевал на своём мелодичном языке. Энни нигде не было видно.

Гуппер пробежался по пещере, стараясь держаться от эльфа так далеко, насколько это было возможно, но девушки не оказалось ни за колоннами, ни в тёмных закутках дальних сводов. Помявшись некоторое время у костра, паренек неуверенно двинулся в сторону провала, ведущего к источникам. Остановившись у самого прохода и боязливо покосившись на неподвижную фигуру Полдона, он крикнул в темноту:

— Энни! Ты тут?

Из провала раздался всплеск и истеричный крик девушки:

— Не заходи!

Паренек облегченно выдохнул и побрел к костру, вновь обойдя эльфа стороной. Но не успел он усесться и протянуть руки к забытому всеми котелку, как снаружи вновь сверкнула молния и гром тяжелой оплеухой повалил Гуппера на пол. За первой вспышкой последовала вторая, а за второй — третья. Гору затрясло, на Гуппа вновь посыпалась мелкая каменная крошка. От источников отчетливо донесся девичий визг, эльф выругался, зажимая уши руками.

Гроза вновь развеялась, как по волшебству. Гуппер поднялся, потирая ушибленное при падении плечо. Полдон вновь вернулся к своим тихим песням. Их едва слышимый мотив немного успокоил перепуганного паренька, который напряженно ждал, когда вернется Мартин или Фиалка наконец соблаговолит выбраться из воды. 

Чувство одиночества, неведомое Гупперу в его мирной жизни поселенца, внезапно овладело его обеспокоенной душой. Он почувствовал себя маленьким муравьем, что по глупости отбился от своих и попал на пожарище. Черная, страшная угроза неминуемой гибели, казалось, таилась в каждой тени, за каждым углом, и, особенно, в янтарных глазах проводника. 

Гуппер поёжился и уселся поближе к костру, глядя на эльфа поверх пламени. Яркие горячие языки плясали на догорающих поленьях, убаюкивая и гипнотизируя, притягивая взгляд и заставляя забыть о гнетущих невзгодах. 

— Эй, ты в порядке? — звонкий голосок Фиалки раздался над самым ухом Гуппера, от чего паренек резко дернулся и едва не уткнулся носом в костер.

— Я в порядке, — хмуро ответил Гупп, оправившись от испуга. — А ты чего так долго?

Энни фыркнула и возмущенно вздернула свой округлый подбородок, обдав парнишку веером брызг от мокрых волос.

— Попробовал бы ты помыться, когда всё ходит ходуном, а с потолка сыпется грязь и пыль!

Гуппер пожал плечами, пробормотав: “Ну что такого?”, и потянулся было к похлебке, но тут от входа в пещеру до них донеслись тяжелые шаги.

Мрачный странник в сопровождении весело подпрыгивающего толстяка Гарри, зашел в пещеру, бросил на Полдона косой взгляд и уселся напротив Гуппа, схватив котелок и начав уминать варево. На артисте были натянуты матерчатые штаны, явно маленькие для такого крупного мужчины, но хотя бы прикрывающие срам. Крупное брюхо расколдованного незнакомца свисало над кое-как затянутой веревкой-ремнем, и потешно раскачивалось при каждом шаге великана. 

— Ты в порядке! — радостно воскликнул Гуппер, приветствуя еще недавно наводящего на него страх незнакомца.

— Никаким чарам не сломить мою волю к свободе! — радостно прогремел Гарри, усаживаясь у костра.

Его мощный голос обрушился на путников, многократно усиленный сводчатыми стенами пещеры.

Мартин поперхнулся похлебкой и отставил котелок, бросив взгляд на оторопевшую Энни. Девушка взирала на полуголого высоченного бородача с округлившимися от ужаса и удивления глазами и не могла вымолвить не слова.

— Энни, — странник старался говорить как можно более спокойно и уверенно, но его голос по обыкновению срывался на высокие ноты, — этого человека зовут Гарри. Он странствующий артист и поможет нам перейти через эти горы.

Великан вскочил на ноги и склонился в вычурном поклоне.

— Певец Свободы и свободный артист Гарри к вашим услугам, — он широким жестом указал на Мартина. — Я обязан жизнью этому доброму путешественнику, так что буду следовать за вами, пока не смогу вернуть этот неоплатный долг. А как ваше имя, о прекраснейший цветок?

Лицо Фиалки вновь залилось румянцем, и она почти неслышно промямлила:

— Энни… Энни Фиалка.

Гарри восхищенно всплеснул руками.

— Какое прекрасное имя для такой юной и яркой девушки!

Артист набрал воздуха в легкие, явно намереваясь излить поток изысканных слов на новую слушательницу, но Мартин прервал его, указав Гупперу на провал.

— Иди мыться, Гупп. Надо еще отдохнуть. С рассветом мы пойдем дальше.

Паренек возмущенно фыркнул.

— Не надо мне мыться. Я же не неженка!

Румянец застенчивости на лице девушки моментально сменился багрянцем гнева, и в тишине раздался гулкий звон затрещины, которую она ловко отвесила Гупперу по затылку.

Мартин устало вздохнул.

— Мы не знаем, когда такая возможность предоставится нам еще раз. Нужно пользоваться моментом. Я тоже пойду мыться, после тебя.

Гуппер замотал головой, потирая пострадавший затылок. 

На выручку страннику неожиданно пришел Гарри.

— Пойдем, паренек, — зычно позвал он Гуппа. — Я тоже с удовольствием поплескаюсь в воде и расскажу тебе легенду о великих драконах гор, вод и небес.

Гуппер сокрушенно вздохнул, делая вид что возмущен перспективой намокнуть, и поплелся к источнику, показывая артисту дорогу. 

Впрочем, его неудовольствие быстро иссякло, смываемое теплыми пузырящимися волнами. Источник оказался большой круглой чашей, вытесанной в камне рукой мастера. Будучи почти двадцати локтей в ширину, она позволяла пареньку растянуться в полный рост. После маленьких ушат, которыми пользовались в селении при купаниях, эта чаша показалась ему царской роскошью. 

Тепло вновь укутало его, напомнив о том пути, который Гуппер прошагал за прошедший день, и он задремал, под монотонные разглагольствования артиста о великих существах, которых никто и никогда не встречал.



Рудный Кот

Отредактировано: 03.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться