Последний мост к истине - Начало

Глава 9

– Далеко-далеко, – негромко, на сколько это было вообще возможным, вещал Гарри, – за бескрайними степями и лесами, за зубцами великих горных, что царапают небесный свод своими вершинами, лежит великий край, полный самых причудливых магических существ. Есть среди них и похожие на нас с тобой, или на треклятых эльфов, а есть и совершенно невообразимые чудища, один вид которых заставил бы тебя зареветь как малое дитя. 

Артист развел руками, пытаясь изобразить одно из таких существ, но вызвал лишь легкий смешок от засыпающего Гуппера, да волнения на воде.

– Самыми могущественными из всех были мудрые драконы. Они отличались от тех крылатых змеев, что украшают все храмы Старших во всех людских селениях. Те драконы были настолько длинными, что могли спокойно облететь весь мир и укусить себя за хвост. Они не имели крыльев, но свободно парили в воздухе, плавали в воде или рыли тоннели под землей. 

С каждым новым словом, вылетающим из мощной глотки артиста, Гуппер клевал носом всё сильнее и сильнее. 

– Всего их было четверо, – продолжал свой рассказ Гарри. – Один вечно парил на великом облаке и охранял врата Нефритового дворца. Второй скрывался под землей и стерег несметные богатства. Он был настолько велик, что, когда переворачивался с одного бока на другой, земля тряслась и горы выплёвывали огонь. Третий же жил в воде, в каждой реке, в каждом озере и в каждом ручье, и никто в тех краях не мог испить водицы без его ведома. 

Что делает последний из четырех драконов, Гуппер уже не услышал, ибо теплые волны унесли его в мир снов. 

И снилась ему бескрайнее каменное плато, полное застывших серых человеческих фигур в самых неестественных позах. Паренек подошел к ближайшей из фигур, чтобы рассмотреть повнимательней и отшатнулся, увидев у статуи своё лицо. Испуганно вскрикнул, но не услышав звука своего голоса, он бросился к другой статуе, но и с неё на паренька взглянуло его собственное лицо, скорченное в гримасе невыносимой муки.

Гуппер бегал от одной статуи к другой, беззвучно крича и заглядывая в их безжизненные лица и убегая прочь в ужасе. 

– Ты обречен! – прогремел в пустоте певучий голос Полдона. – Ты навсегда останешься безвестным камнем, без прозвища!

Слезы навернулись на глаза Гуппера. Они крупными каплями срывались с его куцых ресниц и улетали в черную бездну грозовых туч, закруживших над головой паренька стремительных хоровод. 

Невидимый Полдон разразился истеричным злодейским хохотом. Гуппер буквально чувствовал его злорадное дыхание за своей спиной и бежал еще быстрее. Слезы уже лились мощным потоком, орошая безжизненную каменную пустыню солёным дождем.

– Ты чего разревелся как девчонка? – зазвенел удивленный и осуждающий возглас Фиалки, разбив смех ужасающего эльфа на тысячи микроскопических смешков.

– Я не плачу! – заорал Гуппер, пытаясь перекрыть потоки слез, закрыв глаза руками. – Просто в глаз что-то попало!

– Да ты не мужик просто! – насмехался над ним звонкий голос. – Бесполезный, трусливый заяц!

– Маленький зайчонок, – внезапно прошипел огромный болотный змей, – расскажи мне историю!

Гуппер споткнулся и покатился по гладкому плато, кувыркаясь, словно безвольный куль с картофелем, который селяне скатывали с обрыва на праздник осени. Когда он остановился и смог подняться на ноги, на плато уже не было статуй. Вместо них на сером камне разлеглись два змея бесконечной длинны. Вместо морды у одного зверя была голова Гарри, с яркими фиолетовыми волосами Энни, а у другого – голова Полдона. Их бесконечно длинные тела уходили далеко за линию горизонта и обвивали бескрайнее плато неизмеримыми кольцами 

– Не бойся его! – прогремел змей с головой артиста, – этот высокомерный узурпатор не сломит твой свободный дух! Я расскажу ему такую историю, что его вывернет наизнанку и обратит в нефритовый замок в каждом ручье!

– Я обращу твою плоть в самый твердый камень, – рычал змей-Полдон, склоняя свою прекрасную голову над перепуганным пареньком, – и даже твой свободный дух не сможет добраться до подземных сокровищ!

Гуппер попытался отступить от нависшей над ним угрозой, но ноги не послушались. Посмотрев вниз, он с ужасом увидел, что его ноги уже обратились в серый безжизненный камень, и эта серость ползет всё выше и выше, подбираясь уже к коленям. 

– Я не хочу быть камнем без прозвища! – отчаянно закричал Гуппер.

Перед ним из воздуха материализовался Мартин.

– Не бойся, Гупп, – сказал он, успокаивающе улыбаясь, – я тебя расколдую!

Странник развязал веревку, служившую ему ремнем, и спустил штаны. 

– Не надо! – взвыл паренек и проснулся.

– Спать в воде опасно, – прогрохотал склонившийся над ним Гарри. – Можно захлебнуться.

Гуппер ошеломленно хлопал глазами, пытаясь осознать, где он и что происходит. 

– Ты в порядке? – голос артиста скатился до глухого рокота. – Давай, вылазь из воды. На бой с тиранией нужно идти бодрым и собранным.

Гуппер буркнул неразборчивое “угу” и выкарабкался из чаши источника на холодный каменный пол пещеры, пытаясь нащупать свою одежду в полумраке залы. Кое-как натянув штаны и рубаху, паренек, пошатываясь побрел на отсветы костра, пробивавшиеся из провала.

У костра всё было тихо. Фиалка мирно посапывала, укутавшись в многострадальный плащ странника, Мартин сидел насупившись и клевал носом. Эльфа нигде не было видно. 

– А где этот? – тихо спросил Гуппер, усаживаясь подле усталого странника.

Мартин встрепенулся, отгоняя дрему и огляделся.

– Ушел. Сказал что нужно пополнить припасы. Обещал к утру вернуться, – юноша сладостно зевнул, вызвав у Гуппера ответный зев и поднялся. – Пойду, ополоснусь. Последи, чтоб костер не погас. И кричи, если что.

Гупп что-то утвердительно пробурчал и странник скрылся в провале, оставив паренька следить за веселым танцем языков пламени. 

Подкинув пару полешек в огонь, Гуппер улегся, положив свой походный мешок под голову, и принялся следить за выходом из пещеры, с твердым намерением дождаться возвращения Мартина, но не прошло и минуты, как он провалился в глубокий сон. На этот раз без сновидений. 

Разбудили его глухие разговоры и треск сырых веток в костре.

– Но и мы не можем идти в слепую! – в пол голоса ворчал странник. – Если у тебя есть карта, покажи её нам. Если же карты нет, то расскажи, как идти.

Гуппер приоткрыл глаза и увидел тонкую спину эльфа, который напряженно спорил с Мартином.

– Ты слишком осмелел, смертный, – в голосе Полдона звучала усталость. – Мои знания принадлежат лишь мне. Вам же достаточно знать, что я приведу вас к вашей цели.

Гуппер зевнул и медленно сел, оглядывая пещеру. Энни еще спала, тихо посапывая по другую сторону костра. Грузной фигуры артиста нигде не было видно.

– Но мы не можем быть уверенны в этом! – не уступал Мартин.

Эльф громко и страдальчески вздохнул.

– Вам недостаточно того, что я спас ваши жизни? Вам нужно, чтобы я танцевал вокруг вас, исполняя ваши маленькие прихоти, чтобы заслужить ваше доверие? Даже не надейся, смертный.

Гуппер приметил котелок, мерно покоящийся у костра, и его желудок радостно заурчал, но в котелке, к его разочарованию, оказалось пусто.

– Мы благодарны тебе за спасение, – странник немного понизил тон. – Дай нам хотя бы примерное представление, куда мы идем, что ждет нас на пути…

Из-за одной из колонн вышел Гарри, облаченный в неизвестно откуда взявшийся красный кафтан и широкие серые матерчатые штаны. 

– Не стоит взывать о милости у высших, – прогремел он, даже не пытаясь сдержать мощь своего голоса. – Наши доводы и цели лишь пыль под их сапогами. 

Фиалка вздрогнула и открыла глаза, испуганно озираясь вокруг. 

– Хорошо, хочешь знать путь, я расскажу тебе, – сдался Полдон, устало присаживаясь на один из каменных выступов. – Мы должны пересечь эти горы, потом пройти через великое плато, на север, к большой воде. Там мы должны найти вход в тёмное царство кобольдов, и, пройдя через него, мы окажемся на острове Друидов, в самом центре владений высших фейри.

Мартин обескураженно хлопал глазами, шевеля губами и повторяя незнакомые Гупперу слова и названия.

– Дальше нам нужно будет пробраться через леса эльфов в Керемблидж, в центре которого и стоит то заветное хранилище, в которое ты так стремишься попасть.

– Через горы, – бормотал странник, – через плато на север, вход в царство к… колбов…

Эльф закатил глаза.

– Кобольдов, смертный, кобольдов! – на лице Полдона явно читалось презрение. – Вроде все смертные должны были выучить имена всех фейри. Но, видимо, это не доступно для вашего ограниченного восприятия. 

Мартин хмыкнул и замолчал. Эльф, между тем, продолжил свою тираду:

– Но даже если вы выучите все имена и языки всех фейри, живущих в этих местах, если найдете путь через великое плато и сможете пробраться мимо кобольдов, без меня через земли эльфов вам не пройти. Любого человека без сопровождения там ждет неминуемая и жестокая смерть!

Гарри подошел к спорящей парочке и положил руку на плечо притихшего странника.

– Не паникуй, спаситель Свободы. Эльф хоть и жаждет напугать тебя, но говорит правду. Чтоб пробраться в земли Высших, нужно пересечь Альпины и идти вдоль большой реки, пока не достигнешь бескрайней воды. 

Гуппер разочарованно поставил котелок на место и встал на ноги, разминая затёкшие за ночь мышцы. Фиалка тоже встала, сонно потирая глаза.

– Ты знаешь дорогу? – Мартин радостно воззрился на крупного артиста.

– Я исходил эти земли вдоль и поперек! – оглушающе продекламировал Гарри, картинно взмахнув руками. – Я пел песнь Свободы и в снежных пиках Альпинов, и в дельте большой реки, везде получая славу и почет.

Эльф фыркнул и занялся сбором своих немногочисленных пожитков.

– И ты был на острове Друидов? – с надеждой в голосе спросил у великана странник.

Величественная поза Гарри плавно перетекла в позу сожаления.

– Увы нет, – он сокрушенно вздохнул. – Эти земли отделены от мира бескрайней водой и только Высшие знают тайные тропы, ведущие на их родину. 

На лице Полдона промелькнула злорадная ухмылка.

– Как бы вы не крутились, смертные, – сказал эльф, – без моей помощи вам не обойтись. И я всё еще согласен помочь вам, несмотря на все оскорбления, которые вы нанесли мне за тот короткий срок, что мы странствуем вместе. Но только если вы будете подчиняться и не перечить мне.

Мартин удрученно вздохнул и склонил перед Полдоном голову.

– Я приношу свои извинения и клянусь, что мы будем следовать твоим указаниям, – он сжал кафтан на своей груди. – Прошу, проведи нас в великое хранилище тайн и знаний. 

Эльф снисходительно кивнул, продолжая укладывать вещи в свои поясные кошели. Гарри и Мартин вернулись к костру, неразборчиво перешёптываясь между собой. 

– О, вы проснулись! – радостно прогудел артист, глядя на Гуппера и Энни, переминающихся с ноги на ногу.

– Тут было слишком много разговоров, – угрюмо пробормотала девушка.

Гуппер подошел к мрачному страннику и спросил:

– Что дальше? Будем готовить завтрак?

Но прежде чем Мартин успел открыть рот, раздался певучий голос Полдона:

– Нужно выходить. Мы и так потеряли тут слишком много времени, а путь впереди неблизкий. Нужно торопиться, чтобы успеть пересечь горы до наступления холодов.

Странник молча кивнул и похлопал Гуппера по плечу.

– На завтрак нет времени. Перекусим на ходу. Собирай свои вещи и выходим. 

Паренек обреченно вздохнул и поплеся к своей походной сумке, с ужасом думая о предстоящем походе, о ужасных сапогах, которые постоянно натирают ему мозоли, о пустом желудке и теплой постели, которая осталась в Большом доме тетки Марты. 

– Ты пойдешь с нами? – спросила Фиалка у великана Гарри.

– Да, мой прекрасный цветок, – артист склонился в вычурном поклоне, – отныне моя судьба тесно переплетена с вашими, и наши дороги пролегают рядом. 

Мартин пробурчал что-то неразборчивое в ответ, но Гуппер не расслышал ни слова. Он уныло запихивал свои скудные пожитки в проклятый мешок, с содроганием ожидая момента, когда нужно будет надевать сапоги. Он был так поглощен своими мрачными мыслями, что не заметил, как эльф возник за его спиной.

– Вот, обуй это, смертный, – сказал Полдон, бросив перед пареньком пару тонких тапочек, искусно сплетенных из лозы. – В твоих ты далеко не уйдешь. И вот еще.

Рядом с тапочками лег зеленый плащ, словно сотканный из тысячи камышовых листов. 

Гуппер поднял удивленные глаза на внезапно расщедрившегося эльфа и тихо спросил: 

– А как далеко мы должный идти?

Полдон только рассмеялся в ответ и двинулся дальше, бросив такой же плащ перед странником.

– Откуда это? – недоверчиво буркнул Мартин, продолжая возиться со своим походным мешком.

– Достал из старого эльфийского схрона, тут неподалеку, – спокойно ответил эльф, передавая еще один плащ Фиалке. – Этому громкому борову нужна была одежда, да и вам бы утеплиться не помешает.

Странник хмуро кивнул и не стал задавать больше вопросов.

Гуппер, задумчиво взиравший на этот короткий диалог, уныло вздохнул и вернулся к своим скудным пожиткам. Радость от осознания того, что больше не придется таскать стирающие ноги в кровь сапоги, не смогла побороть гнетущую безысходность, в которую паренька вогнала предстоящая дорога.

Вновь и вновь мысли его возвращались к теплым и веселым вечерам, когда почти всё селение собиралось за одним огромным столом в зале Большого Дома и шумно праздновали окончание плодосбора. Смех, вкусная еда, интересные истории, которые произошли в минувшее лето. 

Увязавшись за странником, Гуппер даже не задумывался, что не попробует в этом солнцевороте первых солнечных лепех тетки Марты, которые она пекла на первый снег, не выпьет первую чашку яблочного сока, заготовленного на холодную зиму, не сможет искупаться в большой куче листьев священного дерева.

Гуппер так увлекся безмолвным оплакиванием всего, чего ему в этом году уже не сделать, что не заметил, как все остальные уже собрали свои вещи, облачились в принесенные Полдоном одежки и нетерпеливо мялись у выхода из пещеры, наблюдая над вялыми телодвижениями паренька.

– Эй, Гупп! – звонкий голос Энни выдернул его из бездны сожаления. – Хватит спать! Пошли уже!

Гуппер вздрогнул и, заметив что только он один умудрился не собраться, быстро скидал оставшиеся шмотки в мешок, оставив проклятые сапоги на холодном каменном полу. Обув удивительно теплые и мягкие тапочки, он накинул на себя зеленый плащ и быстро выбежал из пещеры.

Яркое утреннее солнце больно ударило по привыкшим к темноте глазам. Пронзительный горный ветер тут же принялся терзать полы нового плаща, пробирая паренька холодом до самых костей. 

– Ну и куда ты рванул? – спросила подбежавшая к нему Фиалка. – Думаешь, если выскочишь вперед всех, то мы сразу забудем, как ты целую бесконечность копался?

Гуппер поплотнее закутался в плащ, прячась не столько от холодного ветра, сколько от колкого язычка девушки, и угрюмо пробурчал что-то неразборчивое в ответ. 

Из пещеры вышел Мартин, прикрывая глаза от солнечного света, а за ним из темноты вынырнула грузная фигура артиста. Последним их ночное убежище покинул Полдон, остановившись у входа и, обернувшись, пропел что-то на своём языке.

Мартин подошел к краю площадки и огляделся.

– Ну, господин Полдон, – спросил он, вглядываясь в величественные горные вершины, – куда нам теперь? Я вижу лишь одну тропу, и она ведет обратно.

Гуппер подошел к страннику и заглянул за край платформы. Мартин был прав – по склону вилась лишь одна тропа – та, по которой они пришли. 

– Вы, смертные, слишком суетливы, – сказал эльф своим мелодичным голосом. – Смотрите, но не видите, ищите, но не находите…

Он грациозно прошествовал к противоположному краю площадки и простер руки над открывающимся обрывом.

– Мы пойдем путями фэйри, – сказал он, плетя пальцами невидимую паутину. – Это поможет сократить время…

Гуппер непонимающе посмотрел на странника. Тот был явно недоволен услышанным. 

– И что это за пути такие? – спросил он, поудобней перехватывая заплечный мешок.

Полдон раздраженно поморщился, но пояснил:

– Давным-давно фэйри проложили тысячи путей по грани этого мира, – в его голосе чувствовалось некое благоговение и воодушевленность. – Время на этих дорогах подчиняется совершенно другим законам. Можно за день преодолеть тысячу миль, а можно и за тысячу солнечных циклов не сделать ни шагу. Если, конечно, не знать дорогу.

Внутри Гуппера что-то оборвалось и со звоном упало в новые эльфийские тапочки. С каждым новым словом, которое он слышал сегодня от эльфа, надежда вновь увидеть родной дом стремительно таяла. 

– Лучше пойдем нормальной, человеческой дорогой, – хмуро ответил Мартин, – не хватало нам еще сгинуть в где-то за гранью мира…

Внезапно, на сторону эльфа встал Гарри.

– Не бойся, о спаситель Свободы, – громогласно продекламировал он, приобняв странника за плечи. – Эльф не заблудится на дороге надменных. Мы будем несколько месяцев перебираться через эти горы, если откажемся взглянуть на изнанку мира!

Его громовому голосу вторило звонкое “Пойдем! Пожалуйста!” Энни. Она нетерпеливо подпрыгивала около плавно водящего в воздухе руками эльфа. 

Мартин невольно дотронулся до своей груди, проведя рукой по спрятанной за пазухой бумажке. Его взгляд упал на побледневшее лицо Гуппера, который с ужасом понял, что грядущим трудностям и лишениям не будет конца.

– Ты теперь отвечаешь не только лишь за себя, смертный, – с усмешкой бросил эльф, продолжая размахивать руками. – Неужели ты подвергнешь детей многим месяцам голода, холода и опасности?

Странник чертыхнулся и процедил сквозь сжатые зубы:

– Ладно, веди нас своими дорогами.

Вязкий ком вновь подкатил к горлу Гуппера и слезы сами навернулись на глаза, но вид радостно подпрыгивающей Фиалки заставил паренька взять себя в руки и утереть сопли.

– Вот и славно, – радостно пропел Полдон, прекратив свои таинственные телодвижения. – Теперь слушайте, смертные: на тропе от меня не отходить ни на шаг. Мы вместе идем, вместе останавливаемся на привал. Если почувствуете усталость – сразу говорите мне. Не снимайте путевых плащей, говорите только шепотом. Натяните капюшоны на головы, и если вдруг мы встретим кого-то по пути – молчите и не подымайте головы. 

Эльф сделал долгую паузу, внимательно всматриваясь в лица людей.

– Ты, смертный, – продолжил он, ткнув в Мартина длинным изящным пальцем. – Следи за детенышами. Если будете меня слушаться – пройдем без проблем. Всё понятно?

В ответ прозвучало нестройное “Да”. 

– А теперь приготовились, – Полдон встал, ухватившись за полу своего плаща и растянув её так широко, на сколько позволяла длинна его руки. – После перехода стойте и ждите меня. Не делайте ни единого шага!

Тёмно-зеленая подкладка его плаща пошла рябью и стала стремительно темнеть, словно поглощая весь окружающий свет. Все звуки стихли. Гуппер перестал слышать даже собственное дыхание.

– Быстро! – раздался оглушающий приказ эльфа. – Пошли!

Гарри оглянулся на путешественников, подмигнул, и, не долго думая, нырнул в распахнутый плащ. Тьма моментально поглотила его, оставив лишь маленькую, быстро затухающую искорку на подкладке. 

Следом за грузным артистом, зажмурившись и безмолвно крича, во тьму прыгнула Энни, превратившись в еще одну тусклую звездочку. 

Гуппер почувствовал, как руки Мартина подталкивают его к распахнутому плащу. Всё его естество вопило от ужаса и нежелания двигаться дальше, но паренек шагнул следом за исчезнувшей девчонкой.



Рудный Кот

Отредактировано: 03.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться