Последний мост к истине - Начало

Глава 12

Когда они вернулись к большому дереву, под которым, съев целую корзину загадочных клубней, дремал кентавр, солнце начало клониться к закату. Ребятам удалось собрать пять незрелых яблок, ужасно твердых и таких кислых, что скулы сводило при одном только воспоминании о них. Но особого выбора у Гуппера и Энни не было, так что они вгрызались в твердые яблочки, жмурясь и кривясь.

— Долго вы, — пробормотал Фол, не открывая глаз. — Я уж думал, что вы сбежали искать своих эльфов.

Его ноздри расширились, с шумом втягивая воздух.

— Что там у вас? — кентавр поднялся на ноги и повернулся к ребятам. — Яблоки? Обожаю яблоки. Можно одно?

Не дожидаясь ответа, он подошел к Гупперу и протянул широкую ладонь к зеленоватым плодам.

— Да, конечно, — только и успела сказать Энни, как оставшиеся три яблока оказались в руке Фола.

С выражением истинного наслаждения на лице кентавр впился в твердый кругляш.

Гуппер с сожалением посмотрел, как стремительно его ужин исчезает в пасти этого мифического существа, но возразить так и не осмелился.

— Вы бы не шатались тут в одиночку, — сказал Фол, дожевывая последнее яблоко. — Мало ли кто тут бродит. Опасно. Особенно таким маленьким и беззащитным существам, как карлы.

— Мы не беззащитны, — тихо пробурчал Гуппер, — и вполне можем о себе сами позаботиться.

Длинные уши кентавра встали торчком. Он вытер руки о край своей куртки и подошел к пареньку, нависая над ним, словно скала.

— Для лягухи, которая едва не утонула, ты слишком дерзкий, — Гуппер увидел, как короткая шерстка на руках Фола встала дыбом.

— Он не хотел вас обидеть, — поспешно сказала Фиалка. — Он еще не вполне отошел от падения, да и пустой желудок делает его сварливым.

Но её слова оказали совершенно противоположный эффект. Шкура на лошадином крупе судорожно дернулась и Фол начал рыть землю передним копытом.

— Так не надо было отказываться от моих клубней! Неблагодарная козявка! — ноздри кентавра раздувались, а прищуренные глаза налились кровью. — Спасаешь их, выхаживаешь их, кормишь их, а они съедают твои яблоки!

Гуппер как завороженный смотрел, как забилась жилка на виске у их недавнего спасителя. Фол судорожно сжимал и разжимал кулаки, дрожа всем телом.

— Проси прощения! — едва слышно прошипела Энни в самое ухо паренька.

Гупп сглотнул и слабым прерывающимся голосом выдавил тоненькое «Я…»

— Ты?! — Фол взвился на дыбы, яростно молотя в воздухе передними копытами.

Энни успела в последний момент выдернуть своего приятеля из-под удара. Копыта глухо бухнули о землю.

— Бежим! — крикнула девушка и, ухватив Гуппера за рукав, рванула в сторону ближайших кустов.

Спотыкаясь и с трудом переставляя парализованные страхом ноги, Гуппер побежал следом.

— Куда же вы? — ревел кентавр, топоча на месте, вырывая копытами целые пласты дерна вместе с травой. — Давайте играть!

Этот рев словно подстегнул паренька, превратив страх из непосильного груза в силу, которая тащила его вперед. Он обогнал Фиалку и нырнул в кусты, увлекая девушку за собой.

Кентавр издал очередной оглушительный рев, от которого кровь стыла в жилах, и бросился следом за убегающими.

Продравшись через кусты, Гуппер и Энни побежали по лесу, отчаянно петляя между деревьями.

— Давай… туда, — задыхаясь прокричала Фиалка, указывая на высокие заросли, промелькнувшие за группой вязов.

Глухой стук копыт и яростное фырканье раздалось за спинами ребят, и они припустили что было сил в указанную девушкой сторону.

— Подождите! — ревел Фол, перемахнув через кусты и налетев на молодое деревце, которое с треском переломилось от удара. — Отдайте яблоки!

— У нас нет больше яблок! — крикнула Энни, ныряя в спасительные заросли.

Гуппер, бежавший следом зло зашипел на неё:

— Ты чего?! Он же нас убьет!

Раздался треск еще одного сломавшегося под мощным ударом лошадиного корпуса дерева.

— Но он же был таким хорошим, — сокрушенно прошептала девушка опускаясь на корточки. — Он нас спас… И тебя вылечил.

Они поспешно отползли в сторону и затихли, укрытые высокой травой. Глухой стук копыт, приближался, и, вскоре, стало казаться что он доносится со всех сторон. Словно за ними гнался не один взбесившийся Фол, а целый табун ополоумевших кентавров.

— Вернитесь! — кричал их недавний спаситель. — Там опасно!

Гуппер увидел, как губы Фиалки дернулись, и поспешно зажал её рот своей рукой. Копыта стучали всё ближе. Нутро Гуппера призывало его вскочить на ноги и бежать прочь, прочь от сюда, но парень собрал всю свою волю в кулак и замер, стараясь не издавать не звука.

— Где же вы?! — голос Фола раздался над самыми их головами. — Вы в опасности! Карлы! Простите!

Заросли затрещали, не в силах устоять перед мощным натиском. Гуппер обхватил девушку руками и прижал к себе что было силы, втягивая голову в плечи и задерживая дыхание.

Удар широкого копыта отбросил парня на несколько метров. От шока, неожиданности и боли, Гупп выпустил Фиалку из рук. В глазах у него потемнело, мир принялся описывать стремительные круги. Раздался тоненький визг Фиалки и треск кустов. Гуппер попытался подняться на ноги, но повалился обратно на землю.

— Ты! — взволнованный выкрик кентавра разорвал пелену, что начала затягивать сознание парня. — Живой?

Широкая ладонь ухватила Гуппа за шкирку и легко подняла в воздух.

— Это об тебя я запнулся? Ты жив? — на Гуппера смотрели прищуренные зеленые глаза.

— Что… ты сделал с ней? — прохрипел Гуппер, ощущая железный привкус крови во рту.

— Живой! — на лице Фола было видно искреннее облегчение, которое быстро сменилось беспокойством и смущением. — Прости меня, маленький карл. Но нам надо спешить! Твоя подруга убежала в сторону реки, а из-за этой травы кругом я не могу найти её следов. Ей грозит опасность! Помоги мне!

Гуппер с трудом понимал, что ему говорил обеспокоенный кентавр.

— Ты хочешь и её убить? — прохрипел паренек, зло глядя в просветлевшие зеленые глазищи. — И хочешь, чтобы я помог тебе в этом?!

Длинные уши кентавра поникли.

— Нет! — Фол отчаянно замотал головой. — Я… Это сложно объяснить… Это всё яблоки.

Внезапно, откуда-то из-за деревьев раздался тоненький девчачий возглас. Фол вздрогнул.

— О нет! Маленькие существа пострадали от моей слабости! — кентавр забросил Гуппера себе на спину. — Держись, маленький карл!

Почувствовав, что кентавр собирается рвануться на крик, парень вцепился в его куртку плохо слушающимися пальцами.

Фол несся вперед мощными скачками, перемахивая по несколько десятков футов за один прыжок. Гуппер болтался на его спине, словно куль, но вырывающийся край куртки не выпускал.

Впереди, среди редких деревьев подлеска, замелькали яркие фиолетовые волосы беглянки.

— Подожди! Маленькая карла! — заревел Фол. — Тебе угрожает опасность!

— Беги, Энни! — закричал Гуппер, подтянувшись поближе к торсу кентавра и впиваясь тому зубами в трепещущее ухо.

Фол заревел от боли, но бега не замедлил, пытаясь на ходу отцепить кусачего пассажира.

Энни припустила вперед что было сил. Она отчаянно петляла между деревьев, перепрыгивала через невысокие кусты и кочки. Глухой стук копыт стремительно приближался и заставлял бежать еще быстрее. Каждый глоток воздуха давался ей с невероятным трудом и отзывался в груди обжигающей болью.

Перескочив через поваленное дерево, Энни бросила короткий взгляд назад, но преследователя не увидела. Она сделала еще несколько крутых поворотов и немного замедлила бег, чтобы перевести дух. Оглушительный треск не позволил ей расслабиться. Из небольшой рощицы прямо перед девушкой выскочил кентавр огненно рыжей масти, с голым торсом, перетянутым только широким поясом, и с высоким ирокезом красных волос на голове.

Издав воинственный рев, нагнувшись вперед и широко расставив руки, существо бросилось к девушке. Энни резко остановилась, но, не удержав равновесия, повалилась на спину. Сзади раздался стук копыт, и из подлеска выскочил Фол, держа отчаянно размахивающего конечностями Гуппера на вытянутой руке.

Фиалка вскрикнула, оказавшись между двух огней, и попыталась отползти в сторону, но рыжий кентавр в два скачка настиг её ухватил за фиолетовую копну волос.

— Знатная добыча, друг! — радостно прокричал незнакомец Фолу. — Попируем!

Рыжий кентавр поднял девушку за волосы в воздух и направился к соплеменнику. Гуппер продолжал отчаянно молотить воздух руками и ногами, безуспешно пытаясь зацепить Фола. Гнедой кентавр не обращал внимания на брыкающуюся ношу и неотрывно следил близоруким взглядом за незнакомцем.

— Кто ты? — спросил он, тряхнув Гуппера так сильно, что у паренька посыпались искры из глаз. — Что ты делаешь тут?

— Маккен, из табуна двух копий, — радостно ответил рыжий, нетерпеливо переступая передними копытами. — Охочусь тут. А тебя как звать, друг? Удивительно встретить собрата так далеко от Эллады.

Фол разжал пальцы, выпуская ворот плаща Гуппера, и парень с глухим шлепком впечатался в землю. Удар выбил весь воздух из его легких и заставил мир вокруг на мгновение потемнеть.

— Фол, — коротко представился близорукий кентавр, широко расставляя ноги.
Улыбка пропала с лица Маккена, сменившись настороженностью.

— Ты не назвал мне кланового имени, Фол, — тихо сказал он, опуская руку с корчащейся от боли девчонкой вниз. — Я нарушил границы твоей территории или оскорбил тебя, прервав охоту?

Фол оскалился и потянулся рукой к себе за спину, вытаскивая из-за широкого полотняного пояса острый костяной нож с закругленным лезвием.

— Ты оскорбил меня, — прорычал темно-гнедой кентавр, — предложив отведать плоти другого фэйри!

Настороженность на лице рыжего сменилась недоумением.

— Что?! — он выпустил фиолетовые волосы Энни. — Ты что-то путаешь, друг! Я никогда бы не предложил тебе такого кощунства! Это же просто…

— Не смей трогать моих карлов! — взревел Фол, взвиваясь на дыбы и бросаясь на недоумевающего противника.

Маккен сумел в последний момент отскочить в сторону, уходя из-под мощного удара корпусом. Выхватив припрятанный на кожаном ремне широкий клинок из темного металла, он развернулся в сторону нападавшего.

— Остынь, брат! — крикнул рыжий. — Нет нужды проливать друг-другу кровь!

Но Фол не слушал его. Зеленые, налитые кровью глаза, словно привязанные, следили за огненной гривой Маккена. Рыча, как горный обвал, близорукий кентавр вновь прыгнул на противника, нанося стремительные удары своим кинжалом.

Костяное лезвие, описав молниеносную дугу, столкнулось с металлом. Маккен зарычал не хуже Фола и ударил того безоружной рукой в солнечное сплетение.

Громоподобный рев, лязганье оружия и глухой топот копыт привели Гуппера в чувства. Переборов приступ головокружения, он сел и огляделся. Два величественный существа кружились по небольшой поляне, то сходясь в короткой яростной схватке, то вновь отступая. Гупп уже давно перестал понимать, что же, черт возьми, здесь происходит. Его взгляд зацепился за Энни, неподвижно лежавшую в стороне. Парень медленно встал на ноги, кривясь от боли в ушибленной спине, и подбежал к девушке, краям глаза наблюдая за рвущими друг друга на части кентаврами.

— Ты в порядке? — спросил он, увидев, что девушка в сознании. — Идти сможешь?

Фиалка молча кивнула, не отрывая взгляда от гнедой шкуры Фола, и встала.

— Надо уходить, — сказал Гуппер, поддерживая ее за руку, — пока они заняты.

Энни отрицательно покачала головой.

— Ему может понадобиться наша помощь.

Парень чертыхнулся и сжал сильнее руку девушки.

— Ты совсем рехнулась? — зашипел он. — Он же нас чуть не убил! Гонялся за нами по всему лесу, меня чуть копытом не зашиб! Он бы и до тебя добрался, если бы я его не удержал!

Фиалка упрямо мотнула головой и выдернула свою руку из пальцев парня.

— Он бьется со своим сородичем из-за нас! — в её голосе звучала непреклонная уверенность. — Мы должны остаться и помочь ему. Ты обязан ему жизнью, в конце концов.

Фол обрушивал на противника целый град ударов. Рыжий ловко ловил все атаки на лезвие своего клинка, медленно отступая. Близорукий кентавр распалялся всё сильнее, бросаясь в атак с первобытной яростью, забыв об осторожности. Он наскакивал то справа, то слева, пытаясь зацепить рыжую шкуру костяным ножом.

Отбив очередную беспорядочную атаку, Маккен резко рванул вперед, нанеся удар плечом в живот Фола и стремительно понесся по широкой дуге, стараясь разорвать дистанцию.

Фол бросился следом, сплевывая кровавую пену. В три огромных прыжка догнав рыжего, он обрушился всем корпусом на неприкрытый бок убегающего кентавра. Но Маккен только этого и ждал. Копыта глубоко зарылись в размякшую от осенних дождей землю, останавливая его стремительный бег.

Не успев среагировать на маневр, Фол на полном скаку пролетел мимо и упал, гулко ударившись о жесткую землю. Близорукий кентавр вскочил на ноги за считанные мгновения, но их хватило, чтобы рыжий подскочил к барахтающемуся противнику. Фол чудом успел подставить свой кинжал под сокрушительный удар металлического клинка. Маккен продолжал бить, прижимая соперника к земле и не давая тому прийти в себя. Очередной удар вывернул костяной нож из пальцев гнедого кентавра.

Увидев, что противник открыт, Маккен нанес мощный удар клинком поперек груди, рассекая плоть. Алые капли оросили осеннюю траву. От удара Фол пошатнулся и рухнул на колени.

Победно взревев, рыжий встал на дыбы и принялся молотить копытами, нанося сокрушительные удары по голове и корпусу гнедого соперника. Но Фол не пытался закрыться от смертоносных копыт. Он подался вперед, со всей силы ударив раскрытой ладонью в брюхо противника. Мощные пальцы впились в шкуру, разрывая мышцы и погружаясь глубже в горячее нутро.

Победный рев сменился отчаянным криком боли. Маккен отпрыгнул в сторону, пытаясь спастись, но Фол сжал кулак и вывалил содержимое брюшины на засохшую траву.

Сделав четыре неуверенных шага, рыжий кентавр потерял равновесие. Глухо ударившись об землю, он забился в предсмертной агонии.

Энни, неотрывно следившая за схваткой, было бросилась к Фолу, но Гуппер удержал её, ухватив за руку.

— Он тебя убьет! — прошипел он, с мольбой заглядывая в серые глаза. — Не надо! Он плохой!

Девушка смерила своего друга презрительным взглядом.

— Не будь ребенком! Мир не делится на плохое и хорошее! — оттолкнув Гуппа, она побежала к истекающему кровью Фолу.

Гуппер некоторое время смотрел ей в спину. Обида, смешанная со страхом, вскипала в нем, побуждая бросить девушку на растерзания этим чудовищам, а самому убежать как можно дальше. Но ужас одиночества, поджидающего его в этом кошмарном мире, без надежды на возвращение в родное Селение, к вкусным пирогам и мягкой перине, оказался гораздо сильнее. Парень и опомниться не успел, как ноги понесли его вслед за раздражающе яркой копной Энни.

Фол стоял на коленях, тяжело дыша и пошатываясь. Из глубокой раны, рассекающей грудь, лилась кровь. Зеленые глаза бессмысленно смотрели перед собой.

— Фол! — вскрикнула Фиалка, подбегая к кентавру. — Как ты?

Близорукий кентавр повернулся на звук её голоса и прищурился.

— Это ты, маленькая карла? — прохрипел он. — Ты в порядке? Где твой друг?

— Он тут, — быстро ответила девушка. — С нами всё в порядке. Просто пара царапин. Давай мы тебе поможем.

Из зеленых глаз Фола покатились крупные слезы.

— Из-за меня… — всхлипнул он, не в силах сдержать рвущиеся наружу рыдания. — Маленькие карлы пострадали из-за меня… Маленькие. Беззащитные...

Он заревел, словно младенец, впервые вдохнувший воздух этого мира. Крупные, словно ягоды клубники, слезы градом лились по его лицу, срываясь с кончика подбородка и падая в растекающуюся лужу крови.



Рудный Кот

Отредактировано: 03.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться