Последний некромант

Глава 17. Пари


. Я упала в жуткую депрессию на всю следующую неделю. Не хотелось ничего делать, не хотелось даже вставать с постели, дабы банально пойти умыться или покушать. Охота на заражённых временно прекратилась. Естественно, тётушки беспокоились за меня, но лишний раз не докучали, решив дать мне справиться с моей проблемой самостоятельно. За это я была им безумно благодарна, поскольку всё, чего я сейчас хотела и в чём нуждалась — просто побыть наедине с собой. 
. Смириться с отказом Себастьяна оказалось непросто, больше скажу — почти невозможно. Три месяца я мечтала и верила, что как вернусь, наши отношения перейдут на новый уровень. Я, разумеется, не безпросветная дура, понимала, что у вампира и некроманта редко случаются хеппи энды, но думала, мы хотя бы попробуем. Чего я точно не ожидала, так это того, что для него наша дружба ничто иное, как развлечение. Конечно, прожив две сотни лет, перепробовав многое, что есть на свете, начинаешь искать новые способы себя развлечь. Он нашёл таковой в экспериментальном общении с кукловодом смерти, которых он так ненавидел (или всё так же ненавидит). И как бы не пыталась убедить себя, что после последнего разговора он меня не достоин, заставить сердце разлюбить не получалось, хоть убей. 
. На одиннадцатый день мне надоела роль живого трупа и я решила побороть уныние с помощью физических упражнений — те мне всегда помогали. 
. Позади церкви, просто у опушки леса стояла тренировочная площадка, на которой я, было время, коротала дни и ночи, пытаясь максимально усовершенствовать боевые навыки. Площадка являла собой почти ровный квадрат, огражденный плетенным забором и окружённый кучкой деревьев то тут, то там. На земле лежали опилки, в самом центре стоял манекен. На него-то, бедолагу, я и собралась обрушить всю накопленную злость и горечь.
. Минут пятнадцать я выпускала пар, избивая то так, то сяк многострадальное туловище манекена. Надо признать, такая самотерапия дала свои плоды — мне удалось уравновесить внутренний мир и немного прийти в себя после почти двухнедельного ступора.
. — Не меня ли представляешь? — спросил кто-то за моей спиной, пока я самозабвенно отметеливала бедную игрушку.
. Я, прерывисто дыша после боя с неодушевлённым предметом, резко обернулась.
. — На месте манекена, — уточнил пришелец. 
. — Каспар? — моему удивлению не было предела. — Ты как здесь? 
. Он шёл со стороны заднего двора церкви. Прежде чем ответить, парень подошёл ближе.
. — Приехал наладить отношения с невестушкой. Ты ведь не забыла, что свадьба меньше чем через две недели?
. — Спасибо, не забыла, — проворчала я, понимая, что спокойно отвести душу мне теперь не дадут.
. Вероятно, Каспар понял, что ему тут не рады, потому что вдруг сменил тон на менее пафосный.
. — Слушай, я знаю, мы не всегда с тобой ладили...
. — Мы никогда не ладили, — бесцеремонно перебила я.
. Он сделал вид, будто бы призадумался. Наверное, рылся в памяти в попытке отыскать аргументы против, но быстро сдался и признал:
. — Ладно, пускай так. Поверь, я тоже не горю желанием жениться, но отменить свадьбу нам никто не позволит. Так давай сделаем это событие чуть более сносным?
. — Как? Волшебным образом помиримся, поженимся и будем жить долго да счастливо, и потом умрём в один день? — я даже не пыталась скрыть своего скептицизма.
. — А у тебя есть другие варианты? — уже жёстче поинтересовался он.
. Я впилась невидящим взглядом в линию горизонта и безэмоционально произнесла:
. — Нет.
. Мой единственный вариант разбил мне сердце и навсегда ушёл из моей жизни. 
. — Вот и я о том же. Твоя тётка сказала, тот вампир тебя бросил? 
. Я метнула в него молниеносный взгляд. 
. — Он тебе нравился? 
. — Каспар, не надо, — предостерегла сквозь зубы его я. Лучше при мне эту тему не поднимать. 
. Он не стал продолжать.
. — Не ты одна не желаешь вступать в этот брак. Только не обижайся, но ты не в моём вкусе.
. Я фыркнула.
. — Да какие обиды. Аналогично. 
. — Но поскольку выбора-то у нас всё равно нет, давай сделаем наши отношения чуть менее враждебными, а?
. — Зачем?
. — Чтобы жилось легче. Думаю, будет проще, если мы подружимся.
. — Подружимся? Ты ж меня на дух не переносишь, так же как и я тебя терпеть не могу.
. — Я никогда такого не говорил, — возразил Каспар.
. — Твои поступки говорили за тебя.
. Его лицо приобрело виноватый вид.
. — Ну, возможно, я вёл себя иногда как ребёнок...
. — Или как насильник, — добавила я.
. Он закатил серые глаза.
. — Да ладно, не переиначивай. Ничего же не было.
. — Потому что я успела сбежать.
. — Поверь, если бы я захотел, ты бы не сбежала.
. — Ага, конечно, — хмыкнула я, не желая вообще вспоминать тот инцидент.
. — Всё ещё не веришь в искренность моих намерений?
. — А должна? После всего, что было?
. — Я правда изменился, — тихо пробормотал Каспар так, что я чудом расслышала.
. Сложив руки на груди, я медленно подошла к тому месту где он стоял. Нас разделял невысокий забор.
. — И что же тебя изменило?
. Он посмотрел на меня, в его глазах вспыхнула искра вдохновения и он с воодушевлением заговорил:
. — Один человек. Научил меня смотреть на жизнь проще. Мне нравится его философия и отношение к миру. По правде сказать, сначала он бесил меня чертовски, но сейчас я понял, что хотел бы быть таким же беззаботным и жизнерадостным как он.
. Я нахмурилась. Судя по всему, он говорил искренне.
. Каспар прав. Выбора-то у нас и так нет. Из двух зол нужно выбирать меньшую, и в данном случае лучше хоть немного наладить связь с будущим мужем, чем так и ненавидеть его всю жизнь. Былые обиды можно и отпустить, тем более, что ничего страшного в прошлом между нами не произошло.
. — И что ты предлагаешь? — наконец спросила я, опуская руки. Защитная поза пала.
. Каспар не ожидал, что я так быстро соглашусь, поэтому взял пару секунд на размышления. Когда его взгляд зацепился за манекен в центре площадки, лицо его озарила озорная ухмылка.
. — Пари, — выдал он. — Я предлагаю тебе пари. 
. Я приподняла брови.
. — Пари?
. — Да, пари, — он кивнул в сторону манекена. — Проведём бой. Проигравший исполнит одно желание победителя.
. — У меня нет никаких желаний, — словно последняя зануда пробурчала я. — А те, что есть, ты не в силах исполнить.
. — Ладно, тогда не желание, а кое-что другое. И, кажется, я уже придумал что. Если выиграю я, ты меня поцелуешь.
. — Ну уж нет! 
. — В щеку, — уточнил он и я повременила с отказом.
. — А если я?
. — Если победишь ты, я сделаю так, что ты забудешь про своего вампира и впервые за долгое время по-настоящему повеселишься.
. — Каким образом, интересно?
. — А ты победи, и узнаешь, — хулигански подмигнул он.
. Нельзя отрицать, что Каспар — сильный боевой маг и, даже не пользуясь магией, победить его будет непросто. С другой стороны, что я теряю? Один поцелуй? Сколько же их ещё в будущем будет когда мы поженимся.
. — Так и быть, — дала наконец своё согласие я и отступила на пару шагов. — Давай начнём уже. Хочу намять тебе бока.
. Каспар криво усмехнулся, перемахнул через забор, вместо того, чтобы пройти через калитку в двух метрах от него, и подошёл вплотную.
. — Не бойся, бить в полную силу не буду, — по-джентельменски пообещал он.
. — Ох, не стоит идти на такие жертвы, дорогой. Всё равно проиграешь, — пожала плечами я. Он улыбнулся шире.
. Поначалу было странно вести рукопашный бой с Каспаром. Большую часть своей энергии я потратила на битву с манекеном, поэтому злость, которую я могла бы выплеснуть на живого противника ощутимо поугасла. 
. Но поскольку для нас обоих искусство боя не было в новинку, мы быстро привыкли друг к другу и начали пытаться всеми силами положить противника на лопатки. Мы боролись минут пять, где-то на шестой начали смеяться, поскольку из-за усталости стали спотыкаться и неуклюжничать. В конце концов, ещё через пару мгновений мне подвернулся удачный момент и я сбила жениха с ног. Вокруг полетели опилки, под его тушкой захрустели тонкие веточки да прошлогодние листья. Оседлав его сверху, прижала плечи Каспара к земле и победно усмехнулась.
. — И кто наш победитель? — не скрывая триумфа, спросила я.
. Каспар ухмыльнулся.
. — Забыл уточнить кое-что насчёт твоего выигрыша.
. — Что? — подозрительно сощурилась я.
. — Если тебе понравится время, что мы сегодня проведём вместе, в конце вечера ты добровольно поцелуешь меня. И на этот раз в губы, — заговорщически добавил он.
. Я закатила глаза.
. — Ты всё перекрутил так, что я в любом случае в проигрыше.
. — Ну, не скажи. Если тебе понравится сегодняшний вечер, ты сама захочешь поцеловать меня.
. — Я очень в этом сомневаюсь, — с улыбкой сказала я и поднялась. Затем протянула руку, чтобы помочь встать Каспару. Тот без раздумий принял её.
. — Так куда мы пойдём? — поинтересовалась я.
. — Секрет. И, к слову, я уже отпросил тебя у Мо на всю ночь.
. — Серьёзно? Какой ты предусмотрительный! И что, она была не против?
. — Конечно, нет. Она, как и моя матушка, только рада тому, что мы проведём какое-то время вместе. Итак, ты готова?
. — К чему?
. Он пристально оценил мой внешний вид с головы до пят.
. — Ужас, — прокомментировал увиденное парень, затем возмутился: — Никта, ты же девочка, неужели тебе не нравится одеваться красиво? 
. Я посмотрела на свою одежду и в недоумении вернула взгляд на Каспара.
. — Что тебе не нравится в моем облике?
. — Да всё, — заявил он. — Так не пойдёт. Нужно немедленно что-то с этим сделать, иначе никуда не пойдём.
. И Каспар потащил меня в мою спальню, чтобы подыскать нечто более женственное, чем широкие спортивные штаны и мешковатая футболка вся в грязи.
. — Где у тебя одежда? — спросил парень когда мы вошли в мою крохотную комнатушку.
. — В сундуке, — указала я на тёмный угол возле двери.
. — У тебя есть платья?
. — Я не уверена, — нахмурилась я.
. Каспар рылся в сундуке добрых три минуты. На пол полетели мои кожаные брюки, чёрная майка на бретельках, белый бюстгальтер, любимая темно-зеленая толстовка и зимние перчатки.
. — Есть! — вдруг воскликнул он и выудил на свет божий лоскут чёрной ткани. Я пригляделась и поняла, что это реально платье. Откуда оно взялось? Вообще не помню такого в своём гардеробе.
. Каспар бросил мне платье со словами:
. — Надевай.
. Потом посмотрел на мои ботинки, поморщился и заметил:
. — Обувь надо бы тоже сменить, — он поднял взгляд наверх и добавил: — Так же как и причёску подправить. 
. Когда я переоделась, Каспар отвёл меня в ванную и распустил волосы. Затем заставил накрасить губы помадой цвета сливы, что пренадлежала тёте Морин.
. — Отлично, — похвалил Каспар, закончив с моим преображением. В конце концов, после его манипуляций с моей внешностью, я обрела вид девушки лёгкого поведения: короткое платье с круглым вырезом декольте, кожаные ботфорты со шнуровкой, кожаная куртка, распущенные кудри да вызывающая помада. Нельзя отрицать, что данный образ придавал крайне сексуальный вид. Не хочется признавать, однако Каспару удалось сделать из меня красотку.
. — Идём, — скомандовал он, как только я обулась.
. — Куда мы пойдём? — спросила я когда мы шагали по аллее гледичий.
. — Скоро узнаешь.
. Вскоре мы очутились на вокзале. Каспар пошёл к кассам.
. — Два билета до Меридиана, — попросил он у грузной дамочки по ту сторону стекла будки. Та быстренько выдала нам два клочка бумаги. 
. — Мы едем в Меридиан? — спросила очевидное я когда мы направились к вагонам. 
. — Правильно. 
. Я заподозрила неладное. 
. — Уж не к себе ли домой меня везёшь?
. Он по-хулигански усмехнулся.
. — Не боись, не домой. Но если вдруг сама захочешь поехать ко мне, я возражать не стану.
. Я хмыкнула, но ничего не ответила. Так мы отправились в Меридиан.



Rosa D.

Отредактировано: 14.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться