Последний некромант

Глава 23. Финальная битва, часть І

. Я чувствовала их. Всех вампиров до единого, я ощутила их ещё до того как добралась до границы. Когда моё запястье вспыхнуло болью тысячи воткнутых в кожу иголок, я заставила лошадь сменить галоп на мягкую рысь. Потом направилась к невысокому обрыву и уставилась с него на долину — внизу разразился кровавый бой. Всё как на древних картинах известных художников, изображающих войну: сотни солдат уже полегли в бою, другие же продолжали неистово сражаться не на жизнь, а на смерть. Ветер доносил до меня запах крови и гари. Воздух приносил на своих крыльях лязг клинков, воинственные крики и стоны боли; в небе свистели горящие стрелы.
. Я забегала глаза по царившему внизу хаосу, пытаясь найти фигуру одного единственного, ради которого я вернулась; ради которого я решила пожертвовать всем.
. Чёрт, я не вижу его, как не пытаюсь.
. О! Это Кайл! Он всё ещё жив-здоров, хоть его снежно-белые волосы и покрылись алой пеленой запёкшейся крови. На юного вампира напало сразу два заражённых и один здоровый бессмертный. С двумя он кое-как справлялся, но вот один из заражённых — высокий амбал с бритой головой — схватил Кайла сзади и удерживал его, пока два других собиралась окончательно его прикончить.
. Нет! — прозвучало в моём сознании. Уж не знаю кто это был: я или некто другой, но разбираться времени не было. Вытянув руку вперёд, я взмахнула кистью. Громила замер, его тело обмякло. Кайл вырвался, оттолкнул его и прикончил тех двоих с помощью клинка. Затем развернулся, одно мгновение растерянно повзирал на стоящего, словно статуя зараженного, а затем, не долго думая, вырвал тому сердце.
. Молодец!
. Порадовавшись за друга, я спрыгнула с лошади и вернулась к своему занятию. Где же Себастьян?
. Сосредоточиться на поисках оказалось ой как непросто. Голоса некромантов в моей голове не стихали, наоборот, становились всё громче и громче. Они жаждали расправиться с армией Рубена не меньше моего, поэтому едва ли не каждый второй из почти семи десятков духов просил меня отдать приказ на уничтожение врагов.
. Но нет, рано. Сначала я должна убедиться, что Себастьян жив и с ним всё в порядке. Да где же он?!
. — Никта! — услышала я и зарыскала глазами в поисках источника звука.
. О Всевышний, вот он — мой король! Живёхонек! О хвала небесам! Словно гора с плеч.
. Однако не успела я как следует испустить вздох облегчения, в одно мгновение Себастьян переметнулся, преодолел добрых пять метров и всем весом навалился на вражеского лучника. Лишь мгновение спустя, когда стрела просвистела в миллиметрах от моего правого уха, я поняла, что мой бессмертный только что спас мне жизнь. Лучник-то целился в меня!
. Вот сволочь же! Себастьян собрался свернуть шею негоднику, так я ему с этим помогла — заставила того замереть и упростила своему вампиру задачу. Как только с лучником было покончено, я улыбнулась. С Себастьяном, стало быть, всё прекрасно.
. Армия моя, в атаку!
. Я отдала ментальный приказ и мёртвые некроманты бросились в самую гущу сражения. Я дала им волю самим, на своё усмотрение выбирать способы умертвления врагов. Больше они мне не подконтрольны, они могут действовать так, как захотят. От этого гул в моей голове чутка поутих, но не исчез полностью. Часть их мыслей будет пребывать со мной до тех пор, пока я не отпущу их души, покуда не позволю им покинуть их телесные оболочки.
. Пока что всё шло отлично. Неожиданное подкрепление в лицах моих подчинённых сравняло наши шансы на победу. Вампиры из вражеской армии не понимали, что вообще происходит, и их растерянность сыграла нам на руку.
. Я решила поискать знакомые лица. Кайл и Себастьян пока справляются, но где моя тётя? Я провела глазами вдоль и поперёк поля несколько раз, но так и не заметила её. Я не успела забеспокоиться и почувствовать тревогу, потому что внезапно наткнулась взглядом на главного нашего деятеля, так сказать, "виновника торжества" — самого Рубена Розенберга. Он не участвовал в сражении, по крайней мере, пока. Лишь наблюдал за действием издалека. Интересно, станет ли он вмешиваться?
. О нет... Не может быть!.. Это что, Ник? 
. Возле Рубена молчаливой тенью стояла высокая фигура, которая не отходила от своего повелителя ни на шаг, словно послушная собачонка. Это определённо Ник. Мой брат, чёрт возьми!
. Сначала я испугалась, что во всей этой суматохе он может пострадать. Затем, спустя пару секунд, я испытала настоящий ужас от осознания того, что Ник единственный маг, способный остановить меня. Если он увидит меня и приблизится достаточно близко, он сможет разорвать все нити, связывающие меня с моими мёртвыми воинами. О нет! Нельзя попадаться ему на глаза. Но он всё равно рано или поздно поймёт, кому принадлежат те шестьдесят восемь живых мертвецов. Нужно сделать так, чтобы это произошло как можно позже. Что же предпринять? 
. Оставаться на самом видном месте точно не лучший вариант. Я решила спуститься вниз — на поле боя и поучаствовать в сражении. То, что я привела подмогу хорошо, конечно, но нужно и собственными руками внести свой вклад в общее дело. Моей энергии хватит ещё на пару десятков заражённых, потом я, скорее всего, потеряю все силы. 
. «Не обязательно», — прозвучал женский голос в моей голове и на этот раз я была абсолютно точно уверена, что пренадлежал он не мне.
. «Ты можешь подпитываться чужой энергией. Энергией заражённых, к примеру.» 
. Кто это говорит?
. «Меня зовут Марина. Марина Прасино. Мы уже болтали с тобой сегодня.» 
. Я вспомнила этот тенор голоса. Та женщина со строгим, но красивым лицом и чёрными кудрями. 
. Марина Прасино? Выходит, она моя...
. «Родственница? Правильно. А теперь послушай меня, Николетт. Уничтожай заражённых с помощью некромантского пламени. Пусть огонь пожирает вампиров изнутри, каждый орган, каждую клеточку. Когда дело дойдёт до сердца, резко забирай свою магию обратно. Если сделаешь всё правильно, заражённый умрёт, а ты получишь его силу. Всё поняла?» 
. Всё, да не всё. На словах звучит запутанно, но не попробуем — не узнаем.
. Спасибо, — мысленно сказала я и отправилась осваивать новый некромантский навык. Хоть бы получилось!.. А то чувствую, что моя энергия уже на грани. Если говорить о процентом соотношении, то сейчас во мне осталось приблизительно 30% жизненной энергии. Этого надолго не хватит.
. Ладно, давайте начнём.
. Я замерла на относительно спокойном клочке пространства и стала выискивать себе первую жертву. Надо отметить, моя персона тотчас привлекла всеобщее внимание. Вампиры, которые находились на ближайшем от меня расстоянии, бросали странные взгляды в мою сторону. Вероятно, их озадачивали мои светящиеся глаза. 
. Оказалось, я отвлекаю от боя не только врагов, но и бойцов нашей армии. Да хватит глазеть, недотёпы, боритесь давайте!
. Так, нужно показать им, что я на их стороне. Алё, ребят, я ведь зашла с юга, понятно, что я за вас! 
. Я сделала пару шагов вперёд, старательно оминая тела погибших. К слову, на одном из таких тел я увидела герб вражеской армии: на малахитового оттенка фоне серая волчья морда с алыми глазищами, из пасти которой в бронзовую чашу стекает крупная капелька крови; позади чаши крест на крест расположены два клинка. Сам герб обрамлен серебристой вышивкой. Плюс ко всему, сама военная форма врагов отличилась расцветкой: у них это был темно-малиновый, а у нас — светло-зеленый. Отлично, значит я не перепутаю.
. Я прошла ещё несколько метров и вдруг заметила ещё одну знакомую физиономию. Это ж этот... Как его? Франц!
. О нет, его сейчас прикончат! Один обезумевший заражённый повалил Франца на землю и собрался проткнуть его мечом. Я взмахнула руками и заражённый отпрянул, бросил оружие, выпрямился во весь рост и застыл, словно по стойке смирно. Я подбежала к нему с кровожадной ухмылкой, положила руку на его грудь и выпустила внутреннее пламя. Я делала всё так, как мне объясняла Марина: в самый заключительный момент буквально "вырвала" свою магию из тела бессмертного обратно. Ну, уже не такого бессмертного. Магия электрическим зарядом в десяток вольт шарахнула по моей руке. Сердце на мгновение остановилось, а затем забилось вдвое быстрее. Вот это да! Надо же, получилось! Моя энергия возросла процентов на двадцать, не меньше!
. Спасибо, Марина!
. Она ничего не ответила и я вернулась к реальности. Повернулась к по-прежнему лежащему на земле Францу и протянула ему руку с целью помочь подняться. Он в неверии уставился сначала на мою ладонь, потом с опаской взглянул на меня.
. Спустя пару долгих секунд, приятель Себастьяна наконец потянул свою руку навстречу, но я внезапно ощутила сигнал тревоги. Резко повернула голову влево и увидела, что к нам направляются два заражённых в малиновой форме. В руках оба несли внушительных габаритов топорики.
. — Одну секунду, — кинула я Францу и сосредоточилась на наших вооружённых "друзьях".
. Три изящных пасса руками в воздухе, и топорики вылетели из их ладоней. Я довольно улыбнулась и в один прыжок преодолела разделяющее нас расстояние. Мои пальцы коснулись груди обоих из них одновременно. По руках заструилось пламя. Секунда, вторая... Сердца заражённых остановились, а я впитала в себя их силы. Это свыше пятидесяти процентов!
. Убитые мною вампиры упали и тотчас рассыпались пеплом, а я возвратилась к Францу и помогла таки ему встать на ровные ноги.
. — Т-ты... — он запнулся, прочистил горло и произнёс уже более твёрдо: — Ты спасла мне жизнь.
. — Не дай им убить себя, — сказала я и сама подивилась тому, как жутко прозвучал мой голос. Такой низкий, чуть хриплый, словно и не мой вовсе. — Думаю, Себастьян расстроиться, если это произойдёт.
. — Я в вечном долгу перед тобой, — торжественно провозгласил он, опуская голову в знак крайнего уважения.
. Я тем временем наклонилась, подняла меч Франца и вручила его обратно вампиру.
. — Спасибо, — поблагодарил он то ли за спасение, то ли за меч, то ли за всё вместе взятое. Я кивнула и без лишних слов отправилась дальше вглубь ада.
. Я решила медленно, но верно прокладывать себе путь вперёд, попутно убивая врагов направо и налево, до тех пор пока не выйду на Себастьяна. Возможно, по дороге удастся разыскать тётю Морин.
. Число уничтоженных мною заражённых перевалило за два десятка. Энергия клокотала во мне, я чувствовала себя прекрасно. Но сколько бы не шагала вперёд, никак не могла даже близко подобраться к центру сражения — туда, где боролся с врагами Себастьян. Меня постоянно кто-то или что-то да отвлекало. Наконец, не выдержав, я решила побежать напролом. Вот только не успев сделать и пары шагов, опять отвлеклась — моё внимание привлёк хриплый женский стон. Откуда он доносится? Я повертела головой и заметила неподалёку женскую фигурку, погребённую под телом дюжего мужчины. Что хорошо в вампирах — когда они испускают последний вздох, их тела превращаются в пепел в ближайшие пару секунд или минут. Поэтому после здешнего побоища, на поле останутся лишь мёртвые тела людей. Но поскольку мужчина признаков жизни не подавал да и в пепел превращаться не спешил, я подумала, что женщину, очевидно, придавило трупом человека.
. Эх, придётся идти спасать.
. Я подошла ближе и поняла, что собственными силами сдвинуть громадную тушу не смогу. Женщина слабо шевелила ногами (я вообще могла видеть только нижнюю часть её туловища), и уже не стонала. Надо поторопиться, а то ведь она под ним задохнется!
. Я призвала на помощь бессмертного из вражеской армии, и он поднял мужика да отбросил его в сторону.
. — Спасибо, дорогой, — фыркнула я и отправила вампира в лучший мир. Ну, или не в лучший. Не знаю куда там плохие вампиры после смерти отправляются.
. — Ох... — застонала женщина и я услышала шелест травы — она пыталась подняться.
. — Давайте я вам помогу, — поворачиваясь к ней, сказала я.
. Женщина подняла голову и уставилась на меня серо-голубыми глазами.
. — Никта?
. Мои собственные глаза стали круглыми как блюдца.
. — Тётя Лина? Ты что здесь делаешь?!
. Моему шоку и возмущению не было предела! Ладно я, ладно даже Морин!.. Но что Аделина тут забыла?
. — Никта... — начала было она, но внезапно запнулась и поморщилась от боли. Я опустила взгляд ниже и закрыла себе рот рукой, чтобы не закричать. Тётя ранена! Кинжал, вонзённый в тело по самую по крестовину, торчал из её живота. Тётя была страшно бледна, на её лбу выступили капельки пота. Тонкие ладошки были сплошь и рядом испачканы свежей кровью.
. О нет, нет, нет, нет...
. — Тётя!..
. — Я должна была прийти... — прошептала она. — Не могла позволить ему погибнуть. Но ты спасла его, — Лина взяла паузу, чтобы собраться с силами для нового предложения. Я же совершенно не понимала о чём она говорит. — Мне было видение... Только в нём ты не спасла его, и он погиб. Я должна была что-то сделать.
. — О ком ты говоришь? — нахмурившись, спросила я.
. — Ты спасла его, — слабо улыбнулась она.
. Я нахмурилась пуще прежнего. Кого я сегодня спасла? Каспара, которому не позволила отправиться на поле боя? Франца, которого уберегла от преждевременной кончины? Был кто-то ещё. Ах да, ещё Кайл. Кто из трёх?
. — Тётя, я не понимаю...
. Я не договорила, потому как Лина вдруг задрожала, её голова упала на траву, а руки сползли с живота на землю. 
. — Тётя! — воскликнула я когда её глаза закатились, а из уголка рта потекла тонкая тёмно-красная струйка.
. Я бросилась к ней. Сев на колени, резко вытянула кинжал из её тела, а потом положила ладони на место раны. Так, вспоминай всё то, чему учил тебя Себастьян! Исцеляй!
. Я ударила в тело Лины мощным зарядом энергии. Настолько мощным, что чуть сама не потеряла сознание. Чёрт, хоть бы не оборвались нити с мёртвыми некромантами!.. 
. Так, готово! Я уперлась руками в землю и тяжело задышала. Нужно перевести дыхание, а то воздуха в лёгких катастрофически не хватает. Ещё и окружающая действительность подозрительно вращается. 
. О Небеса, хоть бы сработало! Я не могу потерять тётю вот так. Прошу, Лина, приди в себя! 
. Внезапно прозвучал вздох, затем — тихий стон. Ресницы Аделины затрепетали и спустя миг она медленно приоткрыла веки.
. — Тётя, — шёпотом позвала я.
. — Пропустите! — закричал кто-то из толпы, а потом перешёл на рык: — Да дайте же пройти! Отойди!
. Я повернула голову и сквозь туман в глазах увидела расплывчатую худощавую фигуру, что неслась к нам. Это... Кайл?
. — Мама! — в ужасе закричал он. Всё ещё не до конца придя в себя после обряда исцеления, я не поняла к кому он, собственно, обращается.
. — Мама, ну какого чёрта ты тут делаешь?! — завопил он, падая на колени рядом с Аделиной. — Зачем ты пришла?
. Я в шоке вытаращила глазища. Как это понимать?!
. У меня на какой-то момент от потрясения изумрудный свет в глазах погас. О нет, нужно сконцентрироваться! Если погаснут глаза, значит порвутся нити. Подумаем о том, что Кайл сын Аделины как-то на досуге.
. Кайл тем временем опустил взор и посмотрел на кровавое пятно на одежде матери (матери!.. в голове не укладывается!). Тогда он протянул руку к почти зажившей ране, и его пальцы пробило на жуткий тремор.
. — Я думал, мне показалось... Почувствовал запах твоей крови... и сразу сюда. Ты ранена!..
. — Уже нет, — ласково улыбнулась Аделина, села и взяла его дрожащую руку в свои ладони. — Всё нормально, Карлайл. Никта вылечила меня, я в порядке.
. — Ма-ам, — захныкал Кайл и крепко обнял её. — Не пугай же так!.. 
. Спустя мгновение он шёпотом и с тоской добавил:
. — Я так скучал!..
. — Я тоже, — протянула Лина, обнимая сына. По её щекам потекли слёзы.
. Вот это да. Я пропустила нечто очень важное. У Аделины взрослый сын, да ещё и вампир? Я вообще не знала, что у неё есть дети! 
. И ещё одно: полное имя Кайла — Карлайл? Вот теперь я в чистой воды настоящем шоке.
. Чёрт, мне сейчас не до того. Нужно найти Себастьяна! 
. Я призвала пятерых некромантов и оставила их стеречь и любой ценой защищать Лину с Кайлом от завоевателей. 
. — Кайл, позаботься о ней, — бросила я перед тем как окончательно их покинуть.
. Абалдеть, Кайл — сын Аделины. Как такое вообще можно осознать? Интересно, Себастьян знал об этом? А Морин? Эмили?
. Я тряхнула головой в попытке избавиться от лишних, отвлекающих меня мыслей. Успешно, кстати. Так, я уже преодолела добрый кусок дороги.
. А вот и он — мой рыцарь в сияющих доспехах! Я вижу Себастьяна, он менее чем в двадцати шагах отсюда. Я побежала к нему, попутно вырывая жизни из врагов. Моя энергия снова взлетела до небес и я, полная сил, подбежала к базилевсу. Именно в этот момент он ни с кем не дрался, но готовился вступить в поединок с двумя вампирами, вооруженными копьями. У обоих на голове были шлемы с пафосными красными пёрышками. Ужас, какая безвкусица!
. Я выставила руку в жесте, обозначающем знак "стоп". Вампиры послушно застыли в нелепых позах, а Себастьян озадаченно обернулся. 
. О Господи, как ему идёт военное обмундирование! Я сейчас растекусь лужицей. Какой он сексуальный в этой броне и с мечом в руках. 
. — Никта? 
. Не сдержавшись, да и не думая перечить своим желаниям, я, все ещё удерживая всех ближайших вампиров в стойке "смирно", встала на носочки и страстно поцеловала своего бессмертного. До этого я заметила усталость на его красивом лице, поэтому не пожадничала и отдала ему часть своей энергии. Всё равно у меня навалом.
. Когда я отстранилась, Себастьян потрясённо хватал воздух ртом как рыба, выброшенная на берег.
. — Это что было? — спросил он.
. Я улыбнулась и невинно пожала плечами. Он коснулся моей щеки и его лицо приобрело крайне встревоженное выражение.
. — Что ты сделала, Никс? — вопросил Себастьян, и что-то мне подсказывало, он спрашивал не о передаче энергии.
. Я увидела в его зрачках два ярко зелёных огонька — то было отражение моих собственных глаз. Я снова пожала плечами.
. — Привела подкрепление? — почему-то мой ответ прозвучал как вопрос.
. — С ума сошла? — рявкнул он, убирая от меня свою ладонь. — Ты представляешь чем это может для тебя обернуться?! Возврата не будет! Скольких ты вернула с того света?
. — Не имеет значения, — проворчала я. — Расслабься, одна моя родственница научила меня классной штуковине. Так что не пропаду. А с этими некромантами у нас больше шансов на победу.
. — Некромантами?! Ты забыла, что я убил почти всех этих некромантов? — прорычал он. — Хочешь, чтобы они мне тишком-нишком отомстили?
. — Они здесь не по твою душу, — разозлилась я. — Я слышу каждого из них. Все они здесь по одной причине — не дать Розенбергу прибрать Округ к рукам! Не знаю чем, но он их чем-то страшно разозлил. Все некроманты из "Чёрных скал" жаждут его смерти. Его — не твоей!
. — Да потому что Рубен мой создатель! Не было бы его, не было бы и меня. Отомстят ему, потом возьмутся за меня.
. — Так ты что, за шкуру свою боишься, что ли?
. — Что за глупость, нет, конечно! — возмутился он. — Я и так не жилец. Я за твою жизнь беспокоюсь. Прекращай давай! 
. Позади Себастьяна нарисовался вампир с кувалдой. Его противная жирная физиономия была измазана кровью. Себастьян, заметив, как меня перекосило от отвращения, повернулся, рывком преодолел пару метров, вступил с толстяком в короткий бой, затем пронзил врага мечом и вернулся ко мне.
. — Ты уже достаточно помогла. Отпускай некромантов и уходи. Ферштейн? 
. Нихт ферштейн. 
. — Достаточно помогла? — пренебрежительно фыркнула я. — Отпускай и уходи? Как бы не так! Ты ещё и половины не видел. Думаешь, семьдесят некромантов для меня предел?
. — Что ты задумала? — подозрительно и с опаской уточнил он, сощурив янтарные глаза.
. Вообще-то, до того как он спросил, я ещё ничего такого не планировала делать. Но вот после... Мой взгляд зацепился за свежий человеческий труп. Что там раньше Каспар говорил? Вернее, кого изначально он предлагал создать?.. 
. На моем лице возникла кривоватая ухмылка. Глаза Себастьяна расширились.
. — Увидишь, — самодовольно ответила я и расслабила правую руку. Все удерживаемые мной бессмертные юрбой кинулись на базилевса. Тому пришлось отбиваться, а потому он не сумел остановить меня когда я развернулась и зашагала прочь.
. — Никта! — зарычал он мне вслед.
. Я убедилась, что вампиров достаточно много, чтобы они смогли удержать его, но в то же время они не из высшего ранга, стало быть, поздно или рано Себастьян с ними разделается без особого ущерба для себя. Оставив своего бессмертного негодовать и возмущаться, я направилась к холму, с верхушки которого открывался изумительный вид на это побоище. По дороге собрала себе немного энергии, а чуть позже наткнулась на Аделину и Кайла. Последний вёл мать подальше от сражения. 
. — Никта! — позвала Аделина и я подошла к ней. 
. Тётя схватила меня за руку, дёрнула на себя и, проникновенно смотря в глаза, попросила: 
. — Не делай этого! Это слишком, Никта, ты не выдержишь. 
. Ох, опять эти её видения... 
. — Я должна. 
. — Ты никому ничего не должна
. — Тётя, пожалуйста, — я убрала её руки, затем обняла за плечи и прошептала: — Я люблю тебя. Не удерживай меня. 
. — Что? — она поняла, что я приняла решение. — Нет, Никта. 
. — Кайл, уведи её отсюда. 
. Я отошла до того, как она успела бы меня остановить, и стремительным ходом направилась к холму. Поднявшись на самый вверх, уставилась вниз — на долину. Аделина и Кайл затерялись в толпе, Себастьян так и сражался в центре побоища, не покладая рук, не жалея сил. 
. Вокруг по полю летали души безвременно умерших, но они меня мало интересовали. Для того, чтобы создать кадавра, возвращение души в тело не нужно. Я забегала глазами по полю, от одного мертвеца к другому. Да их сотни!
. Время приступать...
. «Это небезопасно, Николетт», — сказала Марина, — «Базилевс и твоя тётя правы, ты можешь не выдержать такой нагрузки. То, что ты задумала чересчур затратно в плане энергии.» 
. — Плевать. Я справлюсь.
. — Звёздочка, — прозвучало откуда-то сбоку.
. Я повернулась влево. Мой отец стоял рядом.
. — Тебя не переубедить, верно?
. — Верно, — отрезала я, будучи уверена, что он возьмётся меня отговаривать. 
. — Такая же упрямая, как и все Прасино, — с улыбкой покачал он головой. — Я помогу тебе.
. — Что? Как? — нахмурилась я.
. — Мы поделимся с тобой нашей некромантской силой, — добавил кто-то справа.
. — Кассандра? — удивлённо вопросила я, поворачиваясь к ней.
. Она улыбнулась, подошла поближе и взяла меня за руку.
. — А так разве можно?
. — Конечно можно, милая, — ответил папа, тоже беря меня за руку. — Это ведь двухсторонняя связь. Не только мы питаемся твоей энергией, но и ты можешь подпитываться нашей.
. — Но как?
. — Главное — наше желание. А мы с Кассандрой уж точно того желаем.
. Я крепче сжала их ладони в своих.
. — Тогда давайте начнём!
. «Да, давай начнём», — сказала Марина и я почувствовала неожиданный прилив сил. Я нашла её стройную фигурку в толпе. Она как раз убила одного зараженного и помахала мне.
. — Так значит, когда вы убиваете бессмертных, их энергия переходит к вам, а вы, стало быть, можете делиться ею со мной? — попыталась воплотить сложный процесс в словесную форму я, чтобы убедиться, что всё правильно поняла.
. «Да, дитя, ты правильно поняла», — произнёс старик, с которым я нынче уже беседовала.
. «Я Алиестер Рошфор, к слову, а не старик», — добродушно добавил он, не тая обиды на данное ему мной прозвище.
. — Извините, — сконфуженно пробормотала я и виновато улыбнулась. Потом переспросила: — Рошфор? У Вас фамилия прямо как...
. «Как у Каспара? Да, верно. Он мой далёкий праправнук.» 
. Вот чудеса! У Каспара в роду были некроманты? Невероятно! 
. «Ещё как вероятно. Ну же, девочка, начинай. Я отдам тебе все силы, которые только сумею наскрести.» 
. — Хорошо. Спасибо!
. Я закрыла глаза и сосредоточилась. Папа и Кассандра держали меня за руки и передавали свою энергию. Вообще, почти все некроманты делились со мной силами. Благодаря этому я сначала создала два десятка кадавров, а потом добавила ещё тридцать. Внутренняя энергия не заканчивалась, наоборот, её становилось всё больше, поэтому, в конце концов, я сотворила ещё сто двадцать двух бездушных мертвецов.
. В какой-то момент я перестала чувствовать энергию отца и Кассандры — она у них попросту закончилась. Не говоря ни слова, они оба отпустили мои руки и ушли. В их мыслях я прочла, что они собираются убить так много врагов, сколько удастся, чтобы обеспечить меня нужным количеством сил.
. Спасибо.
. Я не думала останавливаться. Контролируя такое количество подчинённых, управляя каждым их шагом, каждым движением, я полностью сконцентрировалась на поле боя, на своих внутренних ощущениях и совершенно перестала адекватно воспринимать окружающую действительность. Всё, что я видела — я видела чужими — не своими глазами. Я перескакивала с одного разума в другой, в третий, в сотый... Уничтожала бессчётное множество вампиров и заражённых в красных мундирах. В моей голове почти не осталось моих собственных мыслей — их заглушили чужие. Чужие чувства, эмоции, желания, — пленили всё моё существо. Казалось, я больше не могу принимать решения сама. Создавалось впечатление, что теперь я подконтрольна тем, кого изначально контролировала, словно исполняю волю всех тех, кем перед этим управляла. 
. Я теряла саму себя.
. Лишь сейчас до меня наконец дошёл весь смысл слов: "возврата может и не быть". Смогу ли я вернуться в свой разум после всего этого и при этом остаться собой? В любом случае я не могу отступить. Уже слишком поздно.
. Я была целиком и полностью поглощена тем, что творилось в долине. Мои воины уничтожали врагов, как клопов. Их поначалу численный перевес больше не был таким уж численным. Вампиры не были обучены сражаться с мертвецами, они не знали как их убить. А тем, кому тем или иным образом таки посчастливилось оборвать нити с моими кадаврами, не долго приходилось торжествовать. Ведь создать нового кадавра из только что погибшего — для некроманта пустяк. Сколько этих тварей не убивай, пока я того буду хотеть — они будут воскресать.
. Вражеская армия гибла буквально на глазах. За полчаса я успела перебить 40% всех воинов Северного Округа. И при этом я всё ещё не сошла с ума. Я по праву считала это своим главным достижением.
. Продолжая свою бурную деятельность по отправлянию "красных мундиров" в, так называемую, вечность, я на миг отвлеклась от побоища и решила сверить как там поживает Розенберг. Не пошёл ли ещё лично в наступление? Скосив взор в правую сторону, увидела Рубена в окружении десятка телохранителей. Он всё так же не спешил вступать ни с кем в поединок. Но что-то изменилось. Что именно?
. Я снова отвлеклась на чужие рассуждения и ощущения. Продолжила наблюдение за узурпатором лишь спустя минуту или две, когда вновь сумела собраться с мыслями. Так что же изменилось в данной картине? Я поняла. Исчез Ник. Его место заняла другая фигура — в ярко красной мантии, стройная и величественная. Кто это? Не могу отсюда разглядеть.
. Я не успела подумать над этим, так же как и успела поразмыслить над тем, куда запропастился Николас. Я услышала воинственный крик где-то позади, а затем что-то мощное ударило меня в спину. Удержать равновесие после такого сокрушительного удара оказалось невозможно. Я полетела с обрыва вниз — в самое пекло.



Rosa D.

Отредактировано: 14.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться