Последний некромант

Глава 24. Финальная битва, часть ІІ


. Я котилась вниз по холму, по холодной земле, по жёсткой траве и острым камням. Я почувствовала, как щеку рассек булыжник и как резво закровоточил болезненный порез. Руки и тело пострадали от многочисленных ударов от нескончаемых переворотов по земле. Казалось, я не остановлюсь и бешеная круговерть не прекратится, но, наконец, я уткнулась лицом в сухие сорняки и, благослови тебя Господи, перестала вращаться да замерла на месте. Мне чудом удалось сохранить связь со всеми шестьдесят восемью некромантами, хоть нити были близки к тому, чтоб окончательно лопнуть. Одночасье все кадавры стали безполезными — все, как один замерли и стали лёгкой добычей. Я ощутила как одного за другим уничтожают, а я ничего не могла с этим поделать, ведь сама была слишком шокирована тем, что только что произошло.
. Я медленно села на колени, потом не без труда поднялась и повернулась в сторону холма. Как только я это сделала, незримая сила шарахнула меня в грудь, я отлетела на несколько метров и приземлились на спину. От удара из лёгких выбило воздух, а из глаз посыпались искры. Тупая боль пульсировала в висках и солнечном сплетении. На этот раз меня поразил не физический удар, а магический. Восемь нитей порвались, восемь некромантских душ бесследно исчезли. 
. О нет.
. — Здравствуй, сестричка, — презрительно промолвил низкий голос. Я приподнялась на локтях и увидела над собой мрачную тень. 
. — Ник, — слабо зашевелила губами я.
. — Не ожидала? Думала, мы не обратим внимания на тот цирк, что ты здесь устроила? Не по правилам играешь, сестричка! — буквально выплюнул он последнее слово, а затем наклонился и с ненавистью прошипел: — Думаешь, такая крутая, раз родилась некроманткой? Думаешь, ты можешь всё? Как бы не так!
. Он схватил меня за грудки, рывком поднял с земли и с невероятной силищей швырнул в сторону. Я летела в воздухе несколько секунд, а потом больно приложилась многострадальной спиной о крутой склон обрыва. Три нити оборвались. Не успела я прийти в себя, как Ник уже был тут как тут. Сдавив моё горло, зарычал мне в лицо:
. — Как была высокомерной дурой, так и осталась! Ещё с детства всегда считала себя лучше других. Почему? Потому что родилась некроманткой? Ха! Чушь! Ты всегда недооценивала меня. Так же как отец! Кому нужен Ник, когда у нас есть Ника — наша спасительница, наша последняя надежда! Но я докажу — всем и каждому — тебе, отцу и, в первую очередь, Рубену, что я чего-то стою! Я больше не буду жить в твоей тени, поняла?!
. Я приоткрыла рот и зашевелила губами, но не смогла произнести ни звука. Он крепче сжал мою шею и улыбнулся, словно безумный маньяк.
. — Ты не победишь в этой войне, Ника. Даже больше скажу: эту войну ты не переживёшь.
. Он оскалился и вдавил меня в стену из камней и грунта. Ник что-то сделал — пустил по своей руке какую-то чёрную магию и я сразу ощутила её действие. О нет! Я потеряла связь ещё с парой десятков некромантов. Теперь их осталось тридцать два. В то же время всех кадавров перебили.
. — И что ты будешь делать теперь, сестрёнка? — насмешливо поинтересовался Ник. — Твой вампир тебя не спасёт. Помощи ждать не от кого. 
. — А она... мне... и не нужна, — с трудом прохрипела я, подняла руки и выстрелила в брата зарядом магического пламени. Именно магического, а не некромантского, потому как последнее на живого человека не подействовало бы.
. Николас отшатнулся и отпустил меня. Я снова смогла свободно дышать.
. — Тебе меня не победить! — истерически закричал он, принимая устойчивую позу. — Не забыла, что мы близнецы? Я могу блокировать любую твою магию!
. — Почему ты это делаешь? Что я тебе сделала?!
. Ник не раздумывал над ответом ни секунды.
. — Родилась, — выплюнул он.
. И бросился в атаку. Я отразила магический удар и мы сменили позиции. Теперь он стоял близ холма.
. — Серьёзно, Ник, почему ты на стороне Розенберга?
. — А ты почему на стороне этого своего вампира?
. Разве не очевидно? Я люблю его.
. Николас бросил мне многозначительный взгляд и сказал:
. — Вот и у меня нет выбора. Только если тебя не станет, он наконец заметит меня.
. Заметит? Он? Рубен, что ли? Но при чём тут я?
. Оказалось, что последний свой вопрос я задала вслух, потому как Ник ответил:
. — Потому что ты — некромантка. Его навязчивая идея — заполучить тебя. Эта мысль преследует его ещё с тех пор, как он узнал о твоём существовании. Покуда ты жива, он никогда не обратит внимания на того, кто всегда рядом с ним, на того, кто всегда поддержит его в любом решении, на того, кто никогда его не покинет, — меня!!!
. Ник кинулся ко мне с вытянутыми вперёд руками. На кончиках его длинных белых пальцев собрался чёрный дым — Ник колдовал. Я приготовилась отразить удар, когда внезапно в голове прозвучало:
. «Ой! Что ж делается-то! Дитя, посмотри!» 
. Господин Рошфор предоставил мне свои глаза во временное пользование. Моя голова дёрнулась влево, тело замерло. Моргнув, я перенеслась в разум Алиестера и увидела то, что прямо сейчас наблюдал он. Себастьян, весь в крови врагов, стоял и смотрел перед собой. Рука, держащая окровавленный меч, напряжена, но тверда. Алиестер посмотрел в другую сторону. Рубен Розенберг медленно, растягивая удовольствие, шагал по полю и не сводил жуткого взгляда с Себастьяна. Вампир был безоружен и держал руки за спиной так, словно мило прогуливался в парке, а не шёл убивать. На его волчьей физиономии расползлась дьявольская ухмылка.
. У меня чуть сердце не остановилось. Только не это! Себастьян не победит в схватке со своим создателем! 
. — Никта! — рявкнул голос нового участника развернувшихся событий.
. Что-то толкнуло меня в правый бок и я отлетела на метр. Возможно, мне удалось бы устоять на ногах, если бы чья-то туша не навалилась на меня сверху и не повалила бы на землю.
. Я выпрыгнула из разума Алиестера и вернулась в свой собственный. Что тут происходит вообще?
. — Вставай! — приказал всё тот же голос.
. Меня грубым образом вернули в вертикальное положение. Наконец, я увидела того, кто спас меня от магического удара брата, — Каспара!
. — О том, что бросила меня со сломанной машиной посреди какого-то раздолья мы ещё поговорим!
. Покуда бывший жених мне угрожал, Ник громко зарычал и принялся готовить новое заклинание. Из-за Каспара, предыдущее пролетело мимо, никого не задев.
. — А это ещё кто такой? — спросил последний, взирая на Ника с явно выраженным скепсисом. Я хотела было предупредить его, чтоб он не недооценивал Николаса, но передумала. Времени было в обрез.
. — Мой брат Ник. Задержи его, мне нужно идти!
. — Что? — моргнул Каспар. — Погоди!
. — Ты же сильный маг! — прокричала я, успев отбежать на несколько метров. — Обезвредь его!
. Что ответил Каспар я уже не услышала, потому что понеслась к Себастьяну как угорелая. Минуты через две я, в конце концов, достигла цели. Ещё ничего не началось. Себастьян и Рубен неспешно ходили по кругу, соблюдая при этом некоторую дистанцию, говорили о чём-то и пока не решались нападать первыми. Я заметила, что Себастьян избавился от своего меча. Теперь они оба без оружия. Чёрт, это не очень хорошо. Без оружия ему будет сложно. 
. В любом случае, отлично уже то, что я успела! Как только Рубен пойдёт в атаку, я остановлю его и у Себастьяна появится шанс навсегда расправиться со своим создателем. Главное, чтобы он не мешкал. И чтобы мне никто не мешал.
. Вдруг, они оба остановились. Я приготовилась. Но они отнюдь не драться собрались, а продолжили что-то обсуждать. Лицо Рубена при этом стало озадаченным. Себастьян ткнул пальцем куда-то в сторону и Рубен повернулся, чтобы посмотреть туда. Они оба уставились на фигуру в красной мантии, которую я уже сегодня как-то видела. Рубен поманил её пальцем и она, сняв капюшон, грациозно подплыла к нему.
. Я в неверии вытаращила глаза, потом протерла их, желая убедиться, что зрение меня не подводит. Это что, Эмили?! 
. Её роскошные рубиновые локоны были убраны в высокий хвост на затылке, лицо было бледным и без косметики. Даже странно видеть её без ярко алой помады. Было вообще странно видеть её здесь! Что это должно значить? 
. Эмили подошла и Рубен спросил её о чём-то. Я находилась слишком далеко, чтобы расслышать о чём они толкуют. Минула минута или две. По ходу диалога лицо Рубена становилось всё более разгневанным, а по физиономии и жестикуляции Эмили было понятно, что она всеми силами пытается в чём-то оправдаться.
. Да что ж там происходит-то? Я уж было подумала подослать к их троице шпиона — кадавра или мёртвого некроманта, чтоб чужими ушами подслушать их беседу, но не успела я решить как лучше реализовать свой хитрый замысел, как случилось то, чего никак нельзя было ожидать:
. — Дура! — разъяренно рявкнул Рубен и наотмашь влепил Эмили звонкую пощёчину. Она, не произнеся ни звука, упала на колени.
. Я вздрогнула, не понимая, что происходит. Пока Розенберг, чуть наклонившись, с отвращением что-то ей вталдычивал, меня опять окружили враги. Недолго удалось постоять в покое. Я призвала четвёрку некромантов и попросила их защищать меня пока я наблюдаю за сценой двух базилевсов и одной неверной женщины. Никак не могу взять в толк, что связывает мать Каспара с Рубеном? За кого Эм в этой войне вообще?
. Вдруг, Розенберг схватил Эмили за горло и бесцеремонно поднял в воздух. Она едва доставала носочками до земли. О Небеса, неужели он собирается свернуть её шею? Должна ли я вмешаться?
. Я дёрнулась было вперёд, но взгляд Рубена, брошенный мне просто в глаза, буквально пригвоздил меня к полу. Ох, чёрт... Меня заметили!
. Рубен с ненавистью скривился и зашипел Эмили в лицо явно что-то не очень приятное. Она тихонечко ответила ему и мужчина крикнул, да так громко, что даже я расслышала:
. — Да даже если б он умер, это ничего не изменило бы, идиотка! 
. Хорошенько встряхнув Эмили, он сказал ещё несколько фраз. Последнюю из них мне удалось прочитать по губам: "Убей её. Сейчас же". Затем он отшвырнул женщину от себя и дал ей последнее напутствие, которое, я к сожалению, не расслышала.
. Но его, похоже, отлично расслышал Себастьян. Когда он выкрикнул:
. — Никта, беги! — в его голосе отчётливо звучала тревога.
. Мгновение спустя, Эмили обернулась. Её взгляд выражал безысходность, по щекам струились слёзы. Никогда прежде не видела, чтобы эта женщина плакала.
. Взор Эмили сосредоточился на мне, она подняла руки и одним взмахом кистей разорвала нити с четырьмя некромантами, что обороняли меня. Их бездушные оболочки упали к моим ногам, а сам их дух улетел далеко и надолго.
. Чёрт. 
. Эмили остановилась в метре от меня и негромко сказала, её голос дрожал:
. — Я пыталась спасти тебя, правда. Прости меня.
. Она резко вскинула руку и я отлетела на десяток шагов. Больно приложилась правым плечом и бедром о твёрдую почву, попыталась подняться, да вот получилось не сразу. Эм использовала высшую магию авгуров. Не многие колдуны в мире могли похвастаться таким уровнем мастерства. Если она задействовала все силы, на которые способна, значит реально вознамерилась меня прикончить.
. Вот стерва! А я ведь минуту назад спасать её собиралась! И зря.
. Не без определённых усилий, я таки сумела снова подняться на ровные ноги. Что ж, момент истины. Сейчас узнаем кто сильнее: некромант или авгур. Признаться, этот вопрос занимал мой ум последние лет десять. Никогда бы не подумала, что придёт день когда я наконец дам отпор своей чокнутой тётке, которая на протяжении большей части моей сознательной жизни испытывала на мне все самые жестокие способы воспитания и меры наказания.
. — Прости, — вновь произнесла она и, сунув большой и указательный палец в рот, громко засвистела.
. Я приготовилась отражать любой возможный удар, но то, что произошло мгновением позже, предугадать было невозможно. Откуда ни возьмись, в небе появились птицы. Громко хлопали исполинские крылья, жуткие "кар" вырывались из блестящих клювов и оглушительным эхом разносились на всю округу. То была целая туча чёрных воронов, предводителем которых был домашний любимец Эм — огромный ворон с кристально-чистыми голубыми глазищами — Элазар.
. Отличительная черта всех авгуров заключалась в том, что к своим тёмным делам они обожали привлекать птиц. Уж не знаю, что это за бзик у них такой, что за пунктик, но лично Эмили почти всегда отдавала всю грязную работёнку своей ручной пташке Элазару. Вот и сейчас её маленькие крылатые миньйоны собирались прикончить меня, покуда их хозяйка будет стоять и любоваться зрелищем.
. Ну нет, так не пойдёт.
. Птицы выбрали направление и камнем полетели вниз. Я согнула руки в локтах, напрягла пальцы и попыталась создать шар из чистого пламени. Сожгу эти летающие кусочки мяса к чертям собачьим, превращу-ка их в жаркое!
. К моей беде, я не успела сотворить заклинание вовремя. Птицы налетели всей стаей, процесс прервался и я свалилась на спину, отчаянно махая перед лицом руками в попытке отбиться от крылатых тварей. Тысячи когтей, сотни клювов царапали, резали, раздирали и протыкали мою кожу всюду, куда только могли дотянуться. Я прикрыла глаза и часть лица руками, скрутилась калачиком и попыталась просто выжить. Магия мне сейчас не поможет, грубая сила — против целой тучи маленьких демонов — тоже. Позвать кого-то из некромантов? Не могу для этого достаточно сосредоточиться. Да и чем они помогут? Только подойдут ко мне, Эмили сразу же оборвёт наши нити. Тупик. 
. Вечность спустя, прозвучал короткий свист и птицы вдруг одна за другой послушно отлетели и оставили моё израненное тело в покое. Я лежала и, наверное от шока, даже не чувствовала боли. Когда способность ощущать вернётся ко мне, я, если всё ещё буду жива, вероятно просто сойду с ума.
. Я перекотилась на спину, уставилась в звёздное небо. Попыталась прийти в себя и объективно оценить своё состояние: насколько сильно пострадала и способна ли дальше сражаться. Пришла к выводу, что могу шевелить конечностями — что уже хорошо! — когда внезапно в поле зрения возникло лицо Эмили. Вид у неё был довольно решительный. 
. — Почему... — я с удивлением обнаружила, что после всего пережитого всё ещё способна говорить. — Почему ты это делаешь?
. Эм ничего не ответила. Оседлав меня сверху, одной рукой женщина сжала мне шею, а другую занесла для последнего удара.
. — Не делай этого, — прошептала я.
. Вместо ответа, аккуратные пальчики её правой руки сжались в кулачок. Вокруг бледной кожи собрался густой чёрный туман, внутри которого летали эфемерные мошки.
. О нет...
. Каждый уважающий себя маг знал о заклятии "Черная смерть", и я не исключение. Но каждый уважающий себя маг никогда не отважился бы использовать его на противнике, разве что желал после этого навсегда проститься с чистотой своей души, а потом отправиться за решётку. "Чёрная смерть" или, иными словами, смерть от чумы, была самым ужасным и неприятным способом распрощаться с жизнью. Чёрная чума вызывала муки и страдания, которые невозможно вынести. Человек сам молил о смерти на протяжении тех нескольких минут, которые были ему отведены после наложения проклятия. Страшней смерти и придумать нельзя. 
. Всё так, о "Чёрной смерти" знали все, но использовать её не разрешалось никому. И сейчас её испытают на мне. 
. — Нет... — выдохнула я. 
. Тело Эмили напряглось, а я крепко зажмурилась. Как только её рука коснётся моей кожи, мне уже ничто не поможет. Это конец.
. — Мама, нет!!! — крикнул Каспар и внезапно стало очень ярко. Белая вспышка света с электрическим трескотом, словно то была мини-молния, пронеслась надо мной и тут же погасла. К своему удивлению я ощутила, что тяжесть тела Эмили куда-то пропала. Я распахнула глаза, силясь понять, что происходит.
. — Никта, ты как?
. Рядом появилось потрясенное и бледное как у призрака лицо Каспара. Он помог мне сесть, затем осторожно взял моё лицо в ладошки и внимательно осмотрел раны. Наверное, то что он увидел, его чуток шокировало.
. — Жива, точно?
. — Благодаря тебе, кажется, да...
. Я всё ещё не могла понять, что случилось. Но потом посмотрела туда, где растянулась на траве Эмили и до меня дошло: Каспар сразил мать заклинанием, лишь бы та не убила меня. Парень заметил мой взгляд и тоже направил взор в ту сторону.
. — Дьявол!.. — выругался он себе под нос, быстро вскочил на ноги и побежал к Эмили.
. Я, тем временем, попыталась встать. Безуспешно, впрочем.
. — Никта, — позвал кто-то. Я подняла голову. 
. — Кайл?
. Юный вампир присел на корточки, а затем помог мне подвестись на ноги.
. — Где Аделина? — тотчас вопросила я.
. — В безопасности, не переживай. Ты должна помочь Себастьяну, он сам не справится.
. Что я пропустила?
. Заглянув Кайлу за плечо, в десятке метров отсюда увидела как борятся два сильнейших бессмертных. Оба буквально парили над землёй, перемещались с места на место со скоростью молнии. Оба всё ещё были безоружны — сражались друг с другом голыми руками. Пока что я не видела, чтобы кто-то явно выигрывал или явно проигрывал. Возможно, Себастьян сумеет продержаться ещё немного без моего пособничества? 
. — Мама, прости... Я не специально. Просто ты... — до меня доносились обрывки фраз, которые Каспар шептал матери. Он положил её себе на колени, её голова покоилась у него на левой руке. К своему изумлению, я заметила, что из живота Эмили идёт сероватый дым. Может, почудилось?
. Да нет! Каспар положил ладонь на тлеющие краи алой ткани и немного надавил на живот Эмили так, словно бы пытался сдержать кровотечение. Вскоре я и правда увидела кровь на пальцах бывшего жениха. Каким заклинанием он её сразил?
. Тем временем, Эм с трудом подняла руку и погладила сына по щеке. В этот момент произошло сразу две вещи: Каспар заплакал, а у Эмили изо рта потекла кровь.
. — Мам, я не хотел... Но ты собиралась убить её, и я не смог... Прости меня!
. Эмили что-то прошептала, взгляд её при этом был ласковым и любящим. Она ещё раз провела пальцами по скуле сына, после чего её рука упала, а веки закрылись — закрылись навечно.
. — Мама, нет!.. — Каспар прижал тело Эмили к своей груди и зарыдал.
. Я стояла да не знала, что и думать, как реагировать, что чувствовать. С одной стороны, я испытывала боль Каспара как свою собственную, ведь пережить смерть родителя очень сложно — уж мне ли, сиротке, не знать. С другой стороны, Эмили всю жизнь меня ненавидела, а только что и вовсе собиралась убить по приказу нашего лютого врага. Какое уж тут сочувствие?
. Пусть Эмили мне жаль не было, но Каспара — было, и ещё как. Я сделала было шаг к нему, но Кайл остановил меня со словами:
. — Я позабочусь о нём, подстрахуй Себастьяна.
. Я снова скосила взгляд в сторону базилевсов. Их схватка набирала оборотов — становилась более жестокой и кровожадной. Игры кончились, они реально вознамерились убить друг друга. И та сотня лет дружбы не могла ничего изменить, не могла ни на что повлиять. Сегодня из этой битвы выйдет только один победитель. Проигравший умрёт. 
. Я осталась стоять на месте, тогда как Кайл пошёл и присел на траву рядом с Каспаром. Последний никак не мог успокоиться. Кайл приобнял Каспара за плечи, и тот, уткнувшись лицом в грудь вампира, зарыдал пуще прежнего. Мне было больно созерцать сие зрелище. Никогда прежде не видела, чтобы Каспар так сильно страдал. А ведь это из-за меня. Если бы он не решил спасти меня, его мать осталась бы жива.
. Или... нет?
. Я посмотрела на Рубена. Убил бы ли он Эм, если бы она отказалась прикончить меня? Я вспомнила его бешеные глаза, когда он держал женщину за шею и что-то доказывал ей. Возможно — нет, абсолютно точно, — Розенберг не оставил бы её в живых, посмей она ослушаться приказа.
. К слову, об этом узурпаторе... Он что, одерживает верх? Необходимо вмешаться. Один взмах моей руки и всё прекратится: Себастьян убьёт своего создателя и мир в Округе возобновится.
. Я решительно зашагала в направлении Себастьяна, но не успела пройти и двух метров, как в моей голове прозвучал оглушительный восклик:
. «О, Геката!*» (*Геката — древнегреческая богиня лунного света, преисподней, всего таинственного, магии и колдовства. Воплощает собой ужас ночи, бледную женщину с чёрными волосами, которая выходит по ночам на охоту в сопровождении адских псов. В фантазии автора, Геката — покровительница некромантов.)
. Я замерла на месте.
. Что случилось, Марина?
. «Ох, Николетт, мне так жаль...» 
. Да что ж такое-то?
. Я залезла в разум женщины и её глазами увидела то, что не смогла осознать с первого раза. Да и со второго, и с третьего мозг отказывался принимать и обрабатывать полученную информацию.
. Этого просто не может быть...
. Я несколько раз тщательно оценила взглядом вдоль и поперёк всю картину, пытаясь отыскать малейшие признаки жизни в лежащем перед Мариной теле. Тщетно.
. Моё дыхание участилось, в груди что-то оборвалось.
. — Наклонись, проверь пульс, — приказала я, даже не заметив, что начала говорить с Мариной вслух.
. Некромантка подняла перед своими (моими) глазами пальцы и наглядно продемонстрировала, что на них нет ни одного даже самого маленького участка живой кожи. Лишь тонкие желтоватые кости.
. «Я не почувствую», — с сожалением покачала она головой. 
. — Чёрт! — закричала я и сорвалась с места.
. Покажи мне где ты!
. «Беги на север. Смотри вперёд, я буду направлять тебя...» 
. Я не услышала продолжения, поскольку меня отвлекли: вдруг схватили за предплечье, резко остановили и развернули на сто восемьдесят градусов.
. — Ты куда?! А как же Себастьян? — возмутился Кайл. Я попыталась вырваться из его железной хватки, но вампир не отпускал — удерживал меня за плечи. 
. Клубочек боли и невыразимого горя собрался у меня где-то в грудной клетке и мешал рассуждать трезво. Я едва сдерживала слёзы. Пыталась надеяться на лучшее, и лишь эта маленькая надежда не позволяла мне сдаться просто здесь и сейчас. 
. Прости, Кайл, — я не смогла выдавить из себя эти слова вслух когда отшвырнула юного вампира с помощью некромантской магии. Кайл отлетел на приличное расстояние и грохнулся спиной на землю. Не думая медлить, я повернулась и что есть мочи побежала туда, куда меня направляла Мари. По пути мне попадались вражеские воины и заражённые, но я не тратила на них своё время, просто отбрасывала их той магией, которую мгновение назад использовала на Кайле.
. Наконец, я добралась до самой крайней северной точки долины. Здесь, вероятно, и начался бой — бойцы из первых рядов обоих армий нашли свою смерть именно тут. Я подбежала до Марины, но не так быстро как хотелось бы, поскольку довелось оминать бесчисленное количество мёртвых тел. Воздух беспрестанно вибрировал от жужжания множества мух, прилетевших на трупный запах потрапезничать. Мои ноги потопали в целых лужах из уже холодной крови да грязи. 
. Даже не взглянув на Марину, я бросилась к лежащей перед ней женщине и упала на колени. Первым делом убрала густые чёрные пряди с её бледного лица и пощупала пульс на шее, однако ничего не почувствовала. Я наклонилась к её грудной клетке, чтобы послушать непосредственно само сердце, но в ответ мне была тишина.
. — Нет, нет, нет, пожалуйста... — тихо стала умолять я, всё ещё надеясь, что можно что-либо предпринять.
. Я положила руки на грудь женщины, зажмурилась и выпустила всю энергию, которая только имелась в моём теле. Электрические заряды запрыгали сначала по венам, затем собрались на кончиках пальцев и, в конце концов, перешли в лежащее на траве тело Морин.
. — Боюсь, слишком поздно, — прошептала Марина. — Мне очень жаль, Николетт.
. — Нет... — я открыла веки и замотала головой из стороны в сторону так интенсивно, словно моё отрицание могло изменить реальность. — Тётя, пожалуйста... — я погладила её по голубовато-белой, словно фарфоровой щеке. 
. Я не могла принять случившегося. Этого просто не могло быть. 
. Почему? За что?! 
. Это не может происходить со мной... 
. Нервы сдали и я громко разрыдалась не в силах больше держать эту боль внутри. Взяла руку Морин, которой она до этого сжимала свой меч, прижала её ладонь к своей груди и закричала так громко, как только смогла. То был крик души, часть которой только что умерла навсегда.
. Как мне пережить смерть Морин?
. А стоит ли?..
 



Rosa D.

Отредактировано: 14.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться