Последний некромант

Глава 25. Финальная битва, часть ІІІ


. — Что ты задумала, дитя? — я пропустила момент, когда возле меня собралась кучка некромантов, связь с которыми всё ещё сохранилась. К этому времени таковых осталось двадцать восемь. Алиестер Рошфор в том числе.
. Я аккуратно сложила руки Морин у неё на груди, затем вытерла слёзы и медленно поднялась.
. Не поворачиваясь к Алиестеру, я ответила:
. — То, что должна была сделать в самом начале. Я-убью-Рубена-Розенберга, — чётко выговаривая каждую букву, отчеканила я. 
. Если бы не этот ублюдок, этого кровавого кошмара с тысячью смертей никогда не случилось бы. Все погибшие, вся пролитая сегодня кровь — на его совести. Мало ему было лишить меня отца и брата, так теперь он забрал у меня и тётю! Он поплатится за то, что натворил. 
. Я отвернулась от лежащей на влажной от крови и росы траве Морин и решительно зашагала обратно на поле битвы.
. — Мы с тобой, — с готовностью сказала Марина.
. — Да, дитя, у нас с Розенбергом старые счёты — у нас у всех. Рассчитывай на нашу помощь.
. Каждый из мёртвых некромантов мысленно выразил те же готовность и решимость, что и Марина с Алиестером; те же готовность и решимость, что выразила и я сама. 
. Тебе не победить, Рубен. Сегодня ты умрёшь.
. Когда я вернулась в самое пекло, оказалось, что за время моего короткого отсутствия численность обоих армий сократилась настолько, что если бы у меня было желание, я бы смогла пересчитать всех воинов поголовно за пару минут.
. Большинство вампиров (именно вампиров, потому как, похоже, ни один смертный войну не пережил) перестали сражаться друг с другом. Кто-то был серьёзно ранен, другие были слишком утомлены, ещё некоторые лежали хоть и живые, но без сознания. Маленькая группа бессмертных как в зелёной, так и в малиново-красной форме собрались в широкий круг, дабы поглазеть на бой своих предводителей. Те всё ещё дрались. С того места где я была, я увидела кровь на лице Себастьяна, а также глубокий порез на его левой руке. У Рубена на щеке зияла длинная царапина, а ещё была разбита бровь и губа.
. К своему удивлению, неподалёку от этих двоих я заметила ещё одну интересную парочку: Ник и Каспар сошлись в рукопашном бою. Брат пытался бить магией, но Каспар так быстро и ловко наносил удары кулаками, что не давал тому как следует сосредоточиться. Что ж, в их дела я вмешиваться не буду — и без меня разберутся. 
. «Ой-ой, не делай этого... Погибнешь ведь!» 
. Я нахмурилась и повернулась посмотреть на того, кто сказал это в моей голове. То был юноша с рыжими волосами и веснушками, имени которого я по-прежнему не знала. Оказалось, мальчишка стоял совсем рядом. 
. — Я Даррек, — с улыбкой назвался он, а потом указал куда-то вперёд. — Только глянь, что творит этот безрассудный.
. Я посмотрела туда, куда показывал парень и непроизвольно дёрнулась вперёд. Дьявол , Кайл, что ты удумал?!
. Белобрысый вампир с диким криком кинулся на Розенберга с кинжалом. 
. О нет. Что ж ты делаешь?..
. Рубен не мог не обратить внимания на несущегося на него шумного вампира с длинным клинком наперевес. Он поднял правую ногу, крутанулся вокруг своей оси и отправил Себастьяна в нокаут ударом в голову. Пока последний пытался очухаться и подняться с земли, Розенберг сконцентрировался на юном бессмертном. Кайл занёс лезвие вверх и, подбегая к Рубену, нацелился в его грудь.
. Должна отметить, у него не было ни единого шанса. Розенберг перехватил лезвие ещё до того, как оно успело хотя бы чиркнуть его по одежде, а затем со смачным хрустом разломал руку Кайла. Тот и не пискнул когда Рубен свернул его запястье и, направив острие в грудь, его же рукой проткнул сердце вампира.
. — Кайл!!! — закричал Каспар с другого конца поля, отвлекаясь от сражения. Ник использовал эту заминку в свою пользу и отшвырнул от себя Каспара сгустком какой-то темно-фиолетовой магии. Как позже оказалось, заклинание было не смертельным, Ник просто пытался избавиться от надоедливого противника и куда-то ускользнуть.
. Я и думать о нём забыла, потому как дальнейшие события стали развиваться с головокружительной быстротой. Рубен отбросил Кайла словно мусор, но пока наслаждался триумфом, Себастьян неожиданно набросился на него сзади и застал врасплох. Оба они свалились в высокую  траву и начали кататься по земле, пытаясь одержать верх над противником. Во время этой суматохи, Каспар под шумок оттащил оттуда Кайла, взял на руки, словно ребёнка и отнёс куда подальше от этого побоища. Пока я провожала их взглядом, внезапно все вражеские вампиры будто разом заметили меня. Один из них крикнул на иностранном языке что-то (что-то явно враждебное) и все остальные повернулись в мою сторону.
. «Кажется, сейчас будет жарко.», — пробасил новый мужской голос в моей голове. Я нахмурилась. А Вы ещё кто? 
. «Маркус. Маркус Прасино.» 
. Маркус? Знакомое имя.
. Ох, точно! Вы... Вы были смотрителем крематория. Марина Ваша жена, а Люциус Прасино — сын.
.«Правильно. Мы родственники, но оставим приветственные объятия на потом. Уничтожь этих кровососов, а мы позаботимся о Розенберге.» 
. — Нет, мы сделаем наоборот. Рубен — мой, — сказала как отрезала я.
. «Никта, осторожно!» — вдруг воскликнул Даррек.
. Я резко повернула голову влево. Просто мне в лицо летел топор! Не успею увернуться!..
. Я крепко зажмурилась, но спустя секунду, затем две и три так ничего и не почувствовала. Я в недоумении открыла глаза и увидела, что топор застыл в воздухе в дюйме от моей потрясенной мордашки.
. — Вы в порядке, госпожа?
. Оказалось, спасло меня не чудо, и даже не чья бы то ни было магия, а банально вампир по имени Франц. Он поймал топор на лету, а когда убедился, что меня не задело, швырнул оружие обратно в его владельца.
. — Ты спас мне жизнь, — хрипло заметила я.
. Он сложил губы в едва заметную скромную улыбку.
. — Это меньшее, что я мог для Вас сделать.
. "Вас"? Зачем же так официально?
. — Обращайся ко мне на "ты". И да, меня зовут Никта, — на автомате бросила я и обратила взор обратно на полчище ночных демонов. Некоторые из некромантов уже вступили в схватку с ними. Вампиры из армии Себастьяна тоже в стороне не остались. 
. — Хорошо, — кивнул Франц, а затем решительно добавил: — Что бы ты не задумала сделать, я прикрою.
. Не уверена, что мне пригодится твоя помощь, но лишняя голова и пара рук, как говорится... 
. «Никта?»
. Я отвлеклась на знакомый голос в своей голове.
. Кассандра?
. Женщина в белом саване пробиралась ко мне сквозь толпу. Я только сейчас поняла, что до этого её и моего отца не было рядом. Я боялась, что моя связь с ними оборвалась, но, очевидно, они просто какое-то время отсутствовали. Впрочем, я не вижу своего папу. Вероятно, нить, связывающая меня с ним, действительно порвалась.
. «Мне нужно с тобой поговорить. Ты должна узнать правду о том, что случилось двести сорок три года назад.»
. Что-что? Погоди, это не может подождать?
. У нас тут такое творится, а она решила мне поведать о тайнах прошлого?
. — Более подходящего времени найти не смогла? 
. «Сейчас как раз подходящее время!» — возразила она, — «Это займёт не больше минуты. Я просто передам тебе свои воспоминания. Хоть кто-то должен узнать правду о той ночи.»
. — Ты же говорила, что некоторые тайны ты не имеешь права разглашать. Законы потустороннего мира и всё такое... 
. «Я не могу раскрывать секреты будущего, но о прошлом мне говорить не запрещено. Прошу тебя, когда всё закончится, поведай Себастьяну обо всём, что ты сейчас узнаешь от меня. Он не должен больше жить с той ненавистью, что снедает его день за днем вот уже два столетия.»
. К нашей троице через блокаду мёртвых некромантов прорвался заражённый. Франц не раздумывая бросился защищать нас. Бой продолжался не долго. Франц победил.
. Я вернулась к проблеме Кассандры.
. — Показывай уже. Времени в обрез. Себастьян там с Рубеном один на один, и ты знаешь, что без моей помощи он не победит.
. «Для этого мне надо покинуть мою материальную оболочку.»
. Хорошо, тогда я отпущу тебя.
. Я разорвала тонкую изумрудную нить между мной и Кассандрой, и её скелет упал у моим ногам. В то же время её дух остался стоять передо мной в той же ипостаси, в которой она была в мгновение смерти.
. — Закрой глаза, — приказала она. Поскольку наша связь оборвалась и её голос перестал звучать у меня в голове, ей пришлось начать говорить вслух.
. Я повернулась к новому другу.
. — Франц, прикрой меня.
. Он молча, без возражений кивнул и занял оборонительную позицию.
. — Начинай, — обратилась я к Кассандре и прикрыла глаза.
. Хоть я и не видела, что она делает, но зато крайне отчётливо почувствовала: Кассандра вселилась в моё тело и осталась в нём на долгих десять секунд, прежде чем вылетела через спину. Я открыла рот в немом крике и выгнулась дугой. Чёрт, до чего же неприятно-то!
. Но больше жутких ощущений, меня шокировало увиденное. Как такое возможно?
. Мои ноги вдруг подкосились и я упала на колени.
. — Никта! — словно из другой реальности услышала я оклик, но была не в состоянии адекватно воспринимать действительность. 
. То, что показала мне Кассандра настолько очевидно, что даже невероятно; настолько умно, продумано и хитро, что просто омерзительно. С одной стороны, до ужаса гениально, а с другой — не вписывается ни в какие рамки. Как можно было поступить так низко? Убить столько невинных душ, сломать жизнь тому, кто верил тебе как самому себе... И ради чего?!
. Я почувствовала тошноту, поэтому опустила голову на колени и попыталась вдыхать и выдыхать глубоко да ровно. Металлический аромат крови, что витал вокруг плотным облаком и окутывал меня будто туман отнюдь не способствовал улучшению моего самочувствия.
. — Никта! — снова прозвучал крик совсем рядом. Я наконец узнала голос — то был Франц.
. Вампир схватил меня за талию и рывком оттащил куда-то в сторону. Я распахнула глаза и заметила торчащую из земли стрелу просто на том месте, где я секунду назад сидела. Надо же, я думала некроманты и мои кадавры уничтожили всех лучников. Оказалось, один остался. 
. — Не время прохлаждаться, поднимайся, — скорее попросил, нежели приказал Франц. С его помощью мне удалось вновь принять вертикальное положение.
. Враги тем часом наступали. Благо, некроманты отдавали мне 50 процентов энергии от каждого убитого ими бессмертного, так что магического истощения я пока не чувствовала.
. «Никта, скажи ему сейчас.», — предложила Марина, на которую напали сразу два заражённых. Остальные некроманты тоже не сказать, что бы побеждали в схватке. Их было слишком мало. Оказалось, пока Кассандра проходила сквозь меня, я на миг потеряла контроль и случайно отпустила восьмёрку мёртвых подданных. Теперь их осталось всего девятнадцать.
. — Я именно это и собиралась сделать, Марина, — сказала я и с решительным видом побежала вперёд. 
. В меня летели стрелы, топорики и даже копья. От некоторых я успешно уклонялась, от других меня спасал ловкий вампир-союзник, реакции которого могли вызывать только восхищение. Франц прикрывал меня до последнего, но потом на него напало аж пятеро заражённых и ему пришлось остановиться. Я уже была почти возле Себастьяна и Розенберга, так что могла справиться и сама. Отбросив нескольких бессмертных, что мешали мне пройти, я замерла возле по-прежнему сражающихся базилевсов и прокричала:
. — Себастьян, это он! Это Рубен убил Кассандру!
. Как только последние слова слетели с моих губ, бой прекратился. Себастьян оттолкнул Розенберга, отшатнулся от него на пару метров, а затем, тяжело дыша, уставился на меня. Рубен не спешил возобновлять драку. Смахнув кровь с разбитой губы, он перевёл дыхание и тоже как-то подозрительно взглянул на меня.
. — Что? — спросил Себастьян. 
. Он выглядел намного более уставшим и вымотанным, нежели Рубен, поэтому, наверное, до него не сразу дошёл смысл сказанного. Розенберг же был полон сил и, похоже, отлично понимал о чём речь. 
. — В ту ночь двести сорок три года назад не некроманты убили твою маму. Это сделал Рубен, — заявила я и стрельнула взглядом в объект обвинения. Мне было интересно увидеть его реакцию, но вот чего я от него точно не ожидала, так это медленно возникшей на его физиономии ухмылки.
. Себастьян обратил недоуменный взор на Рубена. Последний улыбнулся шире и произнёс:
. — Упс. Кажется, моя большая страшная тайна раскрылась. 
. Рубен махнул рукой в мою сторону. Я озадаченно посмотрела назад и поняла, что сим жестом Розенберг приказал своим солдатам меня не трогать. Ибо последние, по ходу дела, очевидно собирались "убрать" меня, чтоб я не мешала двум правителям выяснять отношения. Но пока что группа бессмертных за моей спиной осталась послушно стоять и бездействовать, ожидая следующего приказа.
. — Я что-то не понял, — молвил Себастьян. — Мою маму убили за то, что я связался с тобой. Я видел записку.
. — Это я её написал, — не мешкая, ответил Рубен. На его лице не отразилось ни капли стыда или сожаления, ни чувства вины или хотя бы щепотки раскаяния. — А потом оставил возле её тела.
. Лицо Себастьяна не выражало ничего, кроме чистой воды шока. Он побледнел и, мне даже показалось, перестал дышать. Вампир задал только один вопрос:
. — Зачем?
. У Рубена нашёлся ответ:
. — Потому что покуда она была жива, ты бы никогда не сделал то, что мне от тебя было нужно. Признаться, я не хотел этого делать, но ты меня вынудил. Помнишь, я как-то пришёл к тебе с просьбой? Что ты мне тогда ответил?
. Себастьян на миг опустил взор, погружаясь в воспоминания. Когда он снова посмотрел на Рубена, он выглядел ещё более шокированным чем до этого, если такое вообще возможно. 
. — Ты... — Себастьян не мог подобрать слов. — Ты затеял всё это только потому что я отказался помочь тебе убить твоего создателя?!
. Казалось, он сам не мог поверить в только что сказанное.
. Розенберг пожал плечами, мол, ничего зазорного в этом нет и сказал:
. — Ты остался верен законам племени. И к чему это тебя привело? Ты отказался помочь мне, потому что некромантам было запрещено вмешиваться в дела вампиров. И что толку? Ты сделал свой выбор в ту ночь, и мне пришлось сделать свой.
. — О каком выборе ты говоришь?! Ты сломал меня! Уничтожил всё, что было мне дорого, всё, что я любил!
. — Ой, да не драматизируй. Я подарил тебе вечность.
. — Ты заставил меня убить всё моё племя! А ведь все они были невиновны...
. — Ну, "заставил" — слишком громко сказано. Ты сам этого хотел, я лишь немножко подсобил.
. — Ублюдок... — выдохнул Себастьян. — Я ведь верил тебе. Все эти годи я испытывал благодарность за то, за что должен был ненавидеть. Из-за тебя я некромантов на дух не переносил, а они, оказывается, мне никогда ничего плохого не делали.
. — Говоришь, на дух не переносил? — насмешливо переспросил Рубен и кивнул в мою сторону: — Что-то не похоже.
. — Это другое, — рявкнул Себастьян. Он начал выходить из себя. Шок медленно, но верно переходил в ярость. — Она первая некромантка за две с половиной сотни лет, с которой я смог нормально общаться.
. — Ах вот как? — с ярко выраженным скепсисом уточнил Розенберг. — А почему ты смог с ней нормально общаться? Не у меня одного рыльце-то в пушку, а, солнце?
. Себастьян зарычал:
. — Не называй меня так! И что ты имеешь в виду?
. — Я горжусь тобой, — вдруг заявил тот. — Молодец, ничего не скажешь! Поступил так же, как и я когда-то.
. — О чём ты, чёрт возьми?!
. — Правду говорят, яблочко от яблони недалеко падает. Скажи, Себастьян, а с какой целью ты познакомился с этой некроманткой? Только не говори, что то была любовь с первого взгляда, ни за что не поверю.
. Себастьян нахмурился. 
. — Я не понимаю о чём ты.
. Он солгал. Он понимает, так же как и я. Так же как и Рубен.
. — Ох, умоляю, Себастьян. Вот ты сейчас стоишь тут, осуждаешь меня за грехи прошлого, а сам-то? Чем ты лучше? Ты поступил с ней так же, как и я с тобой. Использовал её, чтобы она приняла твою сторону и помогла победить меня — твоего создателя. Не знаю как тебе, а мне кажется, что история повторилась с учётом каждой самой маленькой детали. Ну, разве что, ты пока не обратил её. 
. — Есть ещё одно существенное отличие, — процедил сквозь зубы златовласый вампир. — Я не убивал её родных, чтобы заставить примкнуть ко мне.
. — М-м, возможно, — с умным видом покивал вампир с жёлтыми как у волка глазами. — Но ты тоже подстроил вашу встречу. Натравил на бедную некромантку кучку вампиров, чтобы потом прийти и спасти её, и таким образом завязать знакомство.
. Себастьян собирался было что-то ответить, но вдруг внимательно уставился на Рубена и спросил:
. — Что значит "тоже"?
. Я также проанализировала услышанное.
. Лицо Рубен на один короткий миг изменилось. Он понял, что сморозил глупость, но отнекиваться и оправдываться не стал. 
. — Ой, — сказал он. — Ну, раз уж сегодня всё равно ночь раскрытых секретов, так и быть... Да, Себастьян, я подстроил нашу встречу.
. Вот это да. Теперь ясно, что имел в виду Рубен, говоря: "Яблочко от яблони...". Себастьян реально поступил почти идентично, как его создатель.
. — А знаешь, — произнёс Себастьян. — После всего услышанного, я даже не удивлён. Всё было построено на лжи.
. — Отнюдь не всё, — возразил Рубен. — Наша дружба после твоего обращения была настоящей.
. — Ох, серьёзно? — очевидно, Себастьян ему не поверил.
. — Серьёзно, — тем не менее настаивал на своём Розенберг. — Когда мы жили здесь вдвоём, я был искренен.
. — Ой да неужели? — фыркнул мой вампир. — Я был искренен с тобой с самого первого дня. А ты чем мне отплатил? Подослал свою шпионку, чтоб она меня заразила?
. Стоп. Какую шпионку? Что я пропустила?
. Рубен состроил гримасу, а Себастьян тем часом продолжил:
. — Так боялся, что пока я жив, Округ тебе не достанется, что решил чужими руками избавиться от меня? Чего же ты попозже не пришёл? Мне осталась всего-то пара недель, если не меньше.
. — Да сколько тебе повторять? — ни с того, ни с сего разозлился Рубен. — Я не подсылал к тебе эту идиотку! Она действовала без моего ведома.
. — Какая теперь разница? — отмахнулся Себастьян и, глядя на него с мрачной решимостью, произнёс: — Это конец, Рубен.
. — Я даю тебе последний шанс, — в свою очередь сказал Розенберг. — Сдайся, прими мою сторону — и сегодня больше никто не умрёт.
. — И отдать тебе Округ? — уже совсем спокойно поинтересовался он. — После того как тысяча солдат отдали свои жизни за родину? Прости, не могу. Ты бросил эти земли давным давно. Я не отдам тебе то, что создавал на протяжении двух веков. Я не предам людей, которые верны мне.
. Рубен молчал дольше, чем нужно, чтобы придумать какой-нибудь ответ. Наконец, он покачал головой и приподнял верхнюю губу в оскале.
. — Как же меня бесит твоё упрямство.
. — Уж чем-чем, а этим я в тебя, — парировал Бастьен.
. Секунда...
. — Ты сделал свой выбор, — негромко произнёс Рубен.
. Вторая...
. — Взять её! — закричал древний вампир и дюжина* (*Дюжина = 12) бессмертных ринулась в мою сторону.
. Третья... Неподалёку появился Ник.
. Четвёртая... Рубен напал на Себастьяна и они вновь сошлись в смертельном поединке.
. Я перестала следить за дальнейшим развитием событий, мне бы как-то со своими проблемами разобраться. Каким-то крайне непонятным образом я лишилась контроля ещё над десятком мёртвых душ в первые мгновения боя с зараженными. На ум приходит лишь одно объяснение: я выдохлась. Даже чужеродная энергия больше не спасала. Я на грани. Скоро магии в моём теле совсем не останется, связь с оставшимися некромантами окончательно оборвётся и я, если не помру, так точно потеряю сознание — и то надолго.
. Но пока я могла бороться, сдаваться я не собиралась. Я взяла под контроль троицу вампиров и заставила их убить четверых своих сородичей. Затем уничтожила их самих, плюс ещё парочку. Я думала остался ещё только один, но откуда не возьмись, нарисовалось ещё около десятка воинов.
. Чёрт, я больше не могу!
. «Давай, девочка, последний рывок. Не падай духом!» — подбодрил Алиестер, прикрывая мне спину. Девятка некромантов всё ещё была за меня, но у меня почти не осталось сил удерживать их души в их мёртвых телах. Они и так слишком много времени провели там, где не должны были.
. «Это того стоило», — заметил Даррек. — «Я отлично повеселился!»
. «Не долго нам осталось веселиться», — осадила юнца Марина. — «Никта, сосредоточься. Нити слабеют, не дай им порваться!»
. Я стараюсь!
. На какой-то миг я замешкалась и не заметила зараженного, который в следующую секунду налетел на меня и опрокинул на землю. Дьявол! Какой он громадный! Не могу пошевелиться.
. Вампир открыл клыкастую пасть и с голодным блеском в рубиновых глазах бросился к моей шее с животным рыком. Я зажмурилась, приготовившись испытать неимоверную боль, но за секунду до непоправимого, туша надо мной замерла, издала короткий стон, а потом свалилась на меня без чувств. О Геката, задохнусь сейчас! Уберите же этого кабана с меня кто-то! 
. «О, я сейчас!» — отозвался Даррек, но через его глаза я увидела, что дорогу ко мне ему перегородили два бессмертных.
. Каждый из девяти некромантов был сейчас или занят, или находился слишком далеко. Однако помощь пришла откуда не ждали. Я ощутила лёгкий толчок; вампир надо мной ещё раз дёрнулся, а затем взорвался мириадом серых песчинок. Я пару раз моргнула, пытаясь смахнуть с ресниц пепел, а потом взглянула вверх. Рядышком стоял Франц с победой ухмылкой на лице. В руке он сжимал комочек праха, очевидно, секунду назад то было сердце погибшего. Франц вытер руку о штаны, тогда как другую подал мне.
. В который раз я поднялась на ноги с помощью этого бессмертного.
. — Благодарю, — на выдохе произнесла я слабым голосом.
. Франц снова улыбнулся и я впервые заметила, что у него карие глаза. Почему я обратила на это внимание? Потому что на тёмном фоне его радужек отчётливо отразилось зелёное пламя моих собственных глаз. Увиденная картина меня отнюдь не порадовала. Изумрудный свет тускнел и время от времени на пару секунд потухал. Мои глаза, словно два фонарика с уже иссякшей батареей — мигали себе да мигали. Как только они потухнут окончательно — это будет означать лишь одно: моя магия закончилась и колдовать я больше не смогу. Во всяком разе, в ближайшее время.
. — Ты в порядке? Твои глаза... — начал было Франц, но случилось то, чего нельзя было предотвратить, хоть и возможно было предвидеть будь мы чуточку повнимательнее. 
. Стрела пронзила грудь вампира. Лучник выстрелил ему в спину. Насколько я могла судить, острие прошло сквозь сердце.
. Франц потрясенно посмотрел на торчащую из его тела окровавленную стрелу, поднял взор на меня, а затем упал на колени.
. — Нет... — прошептала я.
. Вытянув руку, направила всю свою магию в лучника... 
. И ничего. Тот даже бровью не повёл. 
. О демоны Ада, последний лучник — человек! Моя магия на него не подействует.
. Мужчина, облаченный в чёрные одежды, с накинутым поверх головы капюшоном, потянулся рукой за спину и достал стрелу с алым оперением. Натянул тетиву, прищурил острый взор, прицелился...
. В один удар сердца я посетила разум всех оставшихся некромантов. Никто из них не успеет прийти мне на помощь. 
. — Никта, — простонал Франц, схватив меня за запястье. Я опустила на миг взгляд и узрела, что изо рта вампира по белому подбородку потекла кровавая струйка. — Прошу... Вытащи стрелу, — слабым дрожащим голосом попросил он. — Она отравлена. 
. Я подняла взор и встретилась с глазами лучника. Он кривовато усмехнулся и расслабил пальцы.
. Чёрт...
. Совершенно неожиданно кто-то подбежал к мужчине и метким ударом ноги выбил лук со стрелой из его ладоней. Затем некто жахнул в лучника сгустком агрессивно-красной магии. Последний рухнул на траву без чувств. 
. — Аделина... — не веря собственным глазам, пробормотала себе под нос я.
. Тётя, убедившись, что лучник больше никому зла не причинит, повернулась ко мне и ободряюще улыбнулась.
. — Никта... — просыпел Франц и жёстче сжал мою руку.
. Ох, точно!
. Я упала на колени и поднесла руки к его груди. Как вытянуть стрелу, которая прошла сквозь всю грудную клетку? С какой стороны лучше взяться?
. — Никта, не трогай! — закричала тётя Лина, спеша к нам. Я на секунду замерла, а потом убрала руки от вампира куда подальше. Не хотелось ему навредить.
. Франц, тем временем, с трудом пытался держать спину ровно. Он прикрыл карие глаза и задышал тяжело, часто да шумно. 
. Аделина присела возле нас и стала тщательно осматривать рану с обеих сторон.
. — Стрела прошла очень близко к сердцу, но не задела его, — прокомментировала она. — Нужно аккуратно её вытащить, иначе не начнётся регенерация.
. Внезапно Франц запрокинул голову и, закатив глаза, громко застонал от боли. Аделина испуганно вздрогнула и непонимающе уставилась на него.
. — Острие... — едва шевеля губами, выдохнул он. — Оно отравлено.
. Аделина застыла в нерешительности. Но быстро взяла себя в руки и засуетилась, пытаясь как можно более осторожно вынуть деревянный прут из тела вампира.
. «Никта!» — взволнованно воскликнул Даррек. — «Себастьян проигрывает!»
. На меня хлынул чужой поток мыслей, переживаний и воспоминаний. В голове неожиданно возникла картинка: Даррек и молодой юноша с янтарными словно два солнышка глазами, вместе играют у опушки леса близ спокойной прозрачной речушки. Златовласый мальчишка прыгает по берегу и брызгает в своего друга холодной водой. Оба беззаботно смеются, безмятежно резвятся и просто радуются жизни. На один короткий миг меня поглотила атмосфера абсолютного, безграничного счастья.
. Вот это да!.. 
. Мне было сложно вернуться в нынешнее после такого короткого, но столь реалистичного полёта в прошлое.
. «Прости», — извинился Даррек, когда понял, что неосознанно поделился со мной своими воспоминаниями.
. — Вы дружили? — спросила я отчего-то вслух.
. Аделина странно на меня покосилась. М-да уж, со стороны, наверное, выглядит, будто я сама с собой разговариваю. 
. «Мы были лучшими друзьями.» — с ностальгией протянул парень. — «Когда всё закончится, передай ему от меня привет и скажи, что я на него не в обиде.»
. «Если ты не поспешишь, передавать что-то будет уже некому!» — поторопила меня Марина.
. Я собралась было уйти, оставив Франца в надёжных руках, но меня остановил нетерпеливый восклик Лины:
. — Никта?!
. — Что такое? — удивилась я.
. — Ты слышала, что я тебе сказала?
. А она что-то говорила?
. Оказалось, что да. А я так была увлечена разговорами внутри моей головы, что даже не услышала, что мне говорят наяву.
. — Нет, прости, — сказала я, уже наполовину развернувшись, чтобы уйти.
. — Я сказала, что не уверена, что смогу спасти его. Не знаю, что это за отрава, но она быстро распространяется по его телу и парализует каждую его мышцу. Через несколько минут он, скорее всего, умрёт.
. Что? 
. Нет!
. — Что я могу сделать?
. Аделина лишь беспомощно пожала плечами.
. «Никта!» — настойчиво звал меня Даррек. Через его глаза я увидела, что Рубен повалил Себастьяна на землю и попытался воткнуть ему в горло обломок стрелы, которую нарыл где-то неподалёку.
. — Чёрт! — выругалась я и взглянула на Франца. Он уже почти перестал дышать, но перед тем как окончательно закрыть глаза, собрал последние силы, поднял голову и печально взглянул на меня.
. Я приняла решение.
. Не знаю как это на мне скажется, но я должна сделать хоть что-то.
. — Не говори об этом Себастьяну, — строго приказала я, глядя вампиру в глаза. Он слабо нахмурил брови и растерянно моргнул.
. Не дав ему возможности задать вопрос, который, вероятно, у него возник, я наклонилась и коснулась его губ своими в едва ощутимом поцелуе. Затем отдала Францу 60% всей наявной у меня энергии. Когда отстранилась, почувствовала жуткое головокружение. Воздуха в лёгких решительно не хватало.
. Я поняла, что ещё четырёх некромантов можно списывать со счетов. Но открыв глаза, убедилась, что поступила правильно. Франц удивлённо взирал на меня, при этом его взгляд прояснился, а дыхание выровнялось. 
. — Позаботься о нём, — совсем тихо, почти неслышно попросила я Аделину.
. Затем встала и, пошатываясь, зашагала вперёд. Наконец-то мне никто не препятствовал (кроме моих собственных ног, естественно) и я смогла с горем пополам добраться до Себастьяна. Обломок стрелы исчез и сейчас Рубен пытался вырвать сердце Себастьяна голыми руками. 
. Настал мой час вмешаться. Я подняла руки на уровне плеч, потянулась пальцами к Рубену. Себастьян заметил меня, а из-за того, что он отвёл взгляд, на мою скромную персону обратил внимание и Розенберг. Да без разницы. Он не успеет ничего предпринять.
. Я усмехнулась и...
. Неожиданный удар в левый бок едва не сломал мне ребра и лишил равновесия. Я отлетела в сторону и в очередной раз больно приложилась правым плечом и бедром о землю. Я ещё не отошла от первого удара, а за ним тотчас последовал второй: кто-то ударил меня ногой в живот, заставив тем самым перекотиться на спину. Я застонала от боли, но не успела оклематься, как меня схватили за шею, сначала подняли в воздух, а затем отшвырнули, словно тряпичную куклу на целый метр. Я опять упала, на этот раз ударившись головой о плоский булыжник. Ох, чёрт!..
. — Никта! — я едва расслышала обеспокоенный крик Себастьяна сквозь странный шум в ушах. У меня есть все основания полагать, что этот шум слышу только я.
. — Давно не виделись, некроманточка! — вульгарно прохрипел басом вампир во вражеской форме.
. Я попыталась рассмотреть его физиономию, но из-за удара глаза никак не могли сфокусироваться. Черты его лица расплывались, я видела лишь два чёрных пятна вместо глаз, да вытянутую бледную морду с впалыми щеками. Он такой худенький, а удары у него такие мощные!.. 
. Кто это вообще?
. Я хотела хоть немного приподняться на локтях, но не смогла — руки не держали. Так и осталась лежать, погибая от тупой пульсирующей боли в области затылка. 
. Вампир надо мной мерзко засмеялся.
. — Что, сдаешься? В детстве ты посмелей была, порешительней. Во какой шрам Лютеру на память оставила, а сейчас что?
. Он снова рассмеялся и ловко крутанул свой меч пару раз.
. Лютер?
. — Мы знакомы? — с трудом выдавила я.
. Он перестал крутить свой меч и небрежно положил его поверх плеча, продолжая удерживать за рукоять.
. — Не совсем, — ответил он.
. Моё зрение наконец пришло в норму. Лицо этого бессмертного с азиатскими чертами я не могла припомнить, хоть убей.
. — Ты могла видеть меня, но вряд ли обратила на меня внимание.
. Он усмехнулся и подошёл ближе, встал просто надо мной.
. — Моё имя Йорк. И в ту ночь, если ты помнишь детали, когда ты ввалилась в комнату, я держал твоего брата, чтоб не мешался. Он ещё рыдал да хныкал безустанно.
. Я вспомнила. Двенадцать лет назад, вместе с Рубеном в наш дом пришло ещё пятеро бессмертных. Лютер был в том числе. Так же как и Йорк.
. — Именно я нашёл вас — последнюю семью некромантов. Благодаря мне господин Розенберг узнал о вашем существовании.
. Я наконец сумела приподняться на локтях. 
. — Так значит благодаря тебе я лишилась семьи? — прошипела я. 
. — Радуйся, что не лишилась жизни, — фыркнул он. — Если б за тобой пошёл я, а не этот недоумок Лютер, кто знает как бы сложилась твоя дальнейшая судьба. Впрочем, теперь неважно. Сейчас ты всё равно умрёшь.
. — Я так не думаю, — прорычала я, сжала кулаки, а затем швырнула в него изумрудным шаром из чистого пламени.
. Вампир того не ожидал и не успел среагировать. Пока он приходил в себя, я вскочила на ноги и ощутила, как треснула ещё одна нить. И то была нить, связывающая меня с отцом. Теперь их осталось всего четверо: Марина, Маркус, Даррек и Алиестер.
. Покрутив головой из стороны в сторону, словно шелудивая псина, Йорк оскалил зубы в усмешке.
. — И это всё на что ты способна? Если да, то я не понимаю, чем ты лучше Ника.
. — Тем, что я могу вот так, — парировала я и взяла под контроль туловище и ноги Йорка. Он застыл, не в силах пошевелиться.
. Мерзавец опять засмеялся.
. — Не ты одна живыми трупами управлять умеешь. Не понимаю на хрена он тебе жизнь оставил? Ведь была возможность покончить с тобой раз и навсегда. Братские чувства сыграли? Или он такой слабак?
. О чём он вообще?
. Впрочем, мне сейчас не до того. Йорк с лёгкостью преодолел барьер, мешающий ему двигаться, скинул с себя невидимые путы и кинулся на меня с мечом. Мне пришлось ловко уворачиваться да быстро идти на попятную.
. — Не струсь он тогда, сейчас бы не было этих проблем, — проворчал вампир и, взмахнув лезвием, едва не отделил мне голову от плеч. Острие чудом не коснулось нежной кожи, ибо я оступилась о камень и резко отшатнулась назад.
. — "Тогда" это когда? — поинтересовалась я, надеясь переключить его внимание с попыток моего убийства на, так сказать, светский трёп. К тому же, мне действительно было любопытно о чём он говорит.
. — Ну, как же? — усмехнулся вампир с узкими чёрными глазками. — Меньше чем год назад Николас отправился в Шермен, чтобы приподнести своей сестрёнке подарок на день рождения. Не знала?
. Меч Йорка просвистел в воздухе и внезапно рассек моё лицо от середины лба, через правую бровь и глаз, вплоть до уха. Я запоздало зажмурилась и громко зарычала сквозь зубы. О Геката, хоть бы глаз не задело! Из-за невыносимой боли, не могу объективно оценить насколько пострадал зрительный орган.
. — Подонок! — гневно прошипела я, боясь приоткрыть веки. Закрыв правый глаз рукой, отступила на пару метров и открыла левый.
. Вампир в то время безумно хохотал, закинув голову назад. 
. — Ты права! — довольно согласился он, вернув свою тупую башку в исходное положение. — Ник и правда подонок. Подослать упырей, чтоб те кокнули его же сестру, да ещё и в её день рождения!.. Это ж какую извращённую фантазию нада иметь!
. Насчёт тупости я не ошиблась. Сюда ещё можно приписать и грамматически неправильную речь...
. Стоп! Что он сказал?
. Кажется, от боли в самых разных частях моего многострадального тела я начала чуток туго соображать.
. — Это Ник подослал кадавров? — догадалась я, отходя от бессмертного всё дальше и дальше. Он не переставал делать резкие выпады в мою сторону. 
. У меня сложилось впечатление, что он попросту играет со мной, как кот с мышкой. Пока что он не желал реально прикончить меня. Очевидно, понял, что особого сопротивления я оказать не могу, поэтому решил растянуть удовольствие и, прежде чем пронзить меня своим обломком железа, хотел немного позабавляться.
. — Да, он, — подтвердил Йорк. — Однако в последний момент отказался от задуманного. Идиот.
. Пока Йорк сетовал на нерешительность моего брата, я наконец открыла правый глаз и с радостью узнала, что всё ещё могу видеть так же замечательно, как и до всего этого. Что правда, один минус: моргать жутко больно. 
. — С другой стороны, — начал Йорк, загадочно взирая на меня. — Ничто не мешает мне закончить начатое ним прямо сейчас. 
. Я не успела сгруппироваться. Вампир бросился на меня, повалил на землю и попытался перерезать шею, но я пошла на радикальные меры: взяла да схватила лезвие меча голыми руками. Йорк надавил, и я ощутила как из разрезанных ладоней бурным потоком по запястьям хлынула горячая кровь. От боли можно было сойти с ума, но я старалась концентрироваться на другом. Сейчас главное: выжить!
. Йорк зашевелил крыльями носа, а затем внезапно тряхнул головой. Секунду назад его глаза были чёрными как две пропасти, а уже сейчас они сверкают ярко алым, словно два рубина. Напор вампира ослаб; рука, держащая меч, расслабилась.
. Он собрался укусить меня. Отбросив меч в сторону, пригвоздил меня руками к земле и открыл свою зловонную клыкастую пасть. Но ни с того, ни с сего, Йорк вдруг в буквальном смысле взорвался и превратился в прах.
. Я изумленно подняла взор.
. О Небеса!.. Себастьян!
. Мой вампир, который сам едва стоял на ногах, одной рукой ухватил меня за плечо, а другой обвил за талию и поднял с земли.
. Как только я приняла вертикальное положение, почти тотчас едва не вернулась обратно в горизонтальное. Себастьян поймал меня, прижал к себе и принял на себя добрую часть моего веса. Он уже успел снять свою броню, потому я положила голову на его грудь и почувствовала мягкость да теплоту его тела.
. Как же хорошо, спокойно и безопасно — просто словами не передать!..
. — Что случилось? — прошептала я. — Всё закончилось?
. — Почти, — ответил такой родной мне голос.
. Я вытянула шею и выглянула из-за его плеча. Неподалёку без сознания валялся Розенберг. Его тело насквозь проткнуло каким-то ржавым железным прутом, что торчал из земли. Я нахмурилась.
. — Он не мёртв, — заметила я очевидное. Ведь в противном случае от его тушки осталась бы лишь горстка праха.
. — Пока что.
. Себастьян чуть отстранился, чтобы иметь возможность заглянуть мне в глаза.
. — Ты в порядке? Покажи, — потребовал он, поднял мои руки за запястья и внимательно стал рассматривать сжатые кулаки. Даже если бы я захотела, всё равно не смогла б их расжать. Рефлексы не разрешали.
. — Всё нормально, — успокоила его я и тишком-нишком спрятала руки за спину. — Поверь, после всего пережитого это пустяк.
. — Ты права, — вздохнул Себастьян и грустно посмотрел на порез на моем лице. Вероятно, он там был не один. Я ведь ещё и от когтей воронов нехило пострадала.
. Я опустила взгляд и неожиданно нашла новую тему для разговора (по правде сказать, я просто пыталась отвлечь внимание Себастьяна, чтоб он перестал выглядеть таким печальным).
. — Ты тоже ранен, — сказала я, заметив бесчисленное множество колотых ран, порезов по всему телу, синяков да кровоподтёков на лице. Мелкие царапинки и ушибы уже начали регенерировать, но что б восстановиться полностью, вампирскому организму понадобиться по меньшей мере неделя.
. — Ранен, — согласился Себастьян, — но жив.
. Я улыбнулась.
. — И то верно. Ты победил его. Победил своего создателя. 
. — Мы победили, — поправил он и тоже улыбнулся.
. Я потянулась к Себастьяну, чтобы поцеловать его. Он поступил аналогично. Однако внезапно прозвучавший дикий крик заставил нас обоих резко замереть. Мгновение, и изо рта Себастьяна выпорхнуло облачко густого чёрного дыма. 
. Я не успела ничего понять, а Себастьян уже свалился на спину, и передо мной возник Ник. Он стоял и взирал на меня с бешеным оскалом на физиономии и с лютой ненавистью в глазах.
. Я перевела взгляд с брата на Себастьяна. Он совершенно не подавал признаков жизни: глаза закрыты, лицо бледное; ни вдохов, ни выдохов, вообще никаких даже малейших движений.
. Я чудом не впала в истерику в этот момент.
. — Что ты сделал?! — закричала я на брата и опустилась на колени. — Себастьян? — прошептала я, касаясь его щеки. Ноль реакции. Проверила пульс, но ничего не почувствовала. Никак не могла вспомнить, нормально ли для вампира полное отсутствие пульса?
. — Думала, победила? — язвительно прошипел Ник. — Рубен всегда получает то, что хочет. Вам никогда его не победить! — прокричал он, словно вконец обезумевший.
. — Молодец, Николас, — прогремел ненавистный голос.
. Дьявол!
. Розенберг каким-то образом очухался и сумел вытащить штырь из своего тела. Теперь стоит невдалеке, бодренький такой и довольный. Стоит да наблюдает как умирает Себастьян! Сволочь!
. Заметив мой взгляд, Рубен усмехнулся и приказал:
. — Приведи её.
. Ник посмотрел на меня так, словно ему сейчас предстояло взять мусор голыми руками.
. Я растерялась. Что ещё можно сделать? Без Себастьяна я не справлюсь. 
. «Не вздумай сдаваться!» — возмущённо воскликнул Даррек, непонятно откуда вдруг появившийся рядом.
. «Мы уже столько сделали...» — добавил Алиестер. — «Не дело это — идти на попятную, когда до финиша осталась пара шагов.»
. — Но Себастьян... — возразила я. Что будет с ним? Я не могу его оставить. 
. «Останься с ним.» — предложил Маркус. — «И...»
. «...доверься нам.» — закончила за него Марина.
. У каждого из четырёх в голове созрел единый план действий, которым они поделились со мной. Всё чётко и просто: я отвлекаю Ника, они убивают Рубена.
. «Пришло время и ему заплатить за свои грехи. Не бойся, дитя, не подведём. Мы ждали этого момента оче-е-ень долго. Так что не напартачим.»
. Алиестер, Марина и Маркус пошли к Розенбергу, а Даррек на мгновение задержался и, проходя мимо, мысленно попросил: «Спаси его».
. Ещё б я знала как!
. — Никта!
. Внезапно, откуда ни возьмись, словно выпорхнув из под земли, появилась Кассандра. Её дух был почти полностью прозрачным, и я едва различала её черты и контуры в темноте на фоне чёрного неба.
. — Кассандра, где ты бы...
. — Всё, финита ля комедия, — рявкнул Ник, не дав мне договорить. Пришлось отвлечься от важных вопросов на этого полоумного.
. Я вскочила на ноги и в этот миг прозвучала жуткая брань на иностранном языке. Это Рубен так засквернословил, когда четвёрка моих союзников обступила его со всех сторон.
. — Нокс, сюда! — рыкнул он.
. — Нокс? — озадаченно переспросила я, ни к кому собственно не обращаясь. У Рубена что, домашний питомец есть, который где-то поблизости бегает? У кого это такая кличка?
. Наверное, стоило бы догадаться, что кличка принадлежала Нику. Он тотчас дёрнулся к своему хозяину, но я схватила его за рукав и вернула на место.
. — Руки убери! — зарычал брат. — Отзови своих мертвяков. Немедленно!
. — А то что? Что ты сделаешь?
. — Нокс, мать твою!.. — орал Розенберг, отбиваясь от неубиваемых существ. Пока я поддерживаю нити, связывающие меня с ними, физически уничтожить их нереально.
. Ник снова предпринял попытку кинуться господину на помощь, но я обратила против него оружие, которое побольнее ножа режет.
. — Нокс? — насмешливо фыркнула я. — Он дал тебе кличку, словно ручной собачонке?
. Ник отреагировал так, как я того и ожидала. 
. — Заткнись! — крикнул он, забывая о Рубене и вообще обо всём на свете. — Что ты понимаешь?! На севернобергском диалекте моё имя сокращенно звучит именно так! Тоже мне, идеальная нашлась! Что ещё за "Никта*"? (*Никта — в греческом мифотворчестве одно из древнейших божеств, персонификация ночи) — проязвил Ник. — Что за дурацкое прозвище? Божеством себя возомнила?
. Засчитывается. Один один. Но я не поддамся на провокацию.
. — Ладно, с именами у нас у обоих проблемы, — признала я и приготовилась ужалить его ещё больнее. — Но в моем случае, Себастьян хотя бы дорожит мной. А что насчёт тебя? Ты готов за него жизнь отдать, а он?
. Воцарилась пауза. Несколько секунд Ник не знал, что ответить. Наконец, он произнёс:
. — Рубен тоже дорожит мной. Кроме меня, ему больше некому доверять. Он нуждается во мне.
. — Так доверяет и нуждается, что даже не разрешает тебе обращаться к себе по имени? Ты ведь всегда зовёшь его "мой господин". Ты хоть раз звал его просто "Рубен"?
. Ник оскалился и процедил сквозь сжатые зубы:
. — Это ничего не доказывает. Я так выражаю свое уважение и преданность. 
. — Я тоже уважаю Себастьяна, но он никогда не заставлял меня обращаться к нему как-то по-особенному. 
. — Твой Себастьян вообще жалкая пародия на настоящего правителя. Он не может вызывать истинного уважения.
. Ох-ох, ты начал опасную игру, братишка.
. — Пускай, — пересилив себя, таки выдавила я. — Но когда мне грозит опасность, Себастьян бросает всё и бежит меня спасать. Твой Рубен, — специально подчеркнула эти два слова я, — способен на такое? Если вопрос станет ребром, он выберет спасти тебя или свою шкуру?
. На лице брата отразилась досада. Я продолжила. 
. — Потому что если кого-то действительно любят, если кем-то реально дорожат, выберут первый вариант — кинутся спасать другого, наплевав при этом на себя. Потому что только так бывает в любви. Ты сделаешь всё, чтобы не потерять дорогого тебе человека. Посмотри, как далеко я зашла ради него, — кивнула я на безжизненное тело, лежащее позади, и моё сердце сжалось. Надеюсь, ещё не поздно всё исправить.
. Рядом с Себастьяном сидела Кассандра и, о боги, мой отец. Откуда он тут взялся? Он и моя подруга что-то тихо обсуждали, не обращая на нашу семейную потасовку внимания. Отсюда не было слышно, о чём они говорят. 
. Ах да, кстати, пора с этим заканчивать. Возможно, мне ещё удастся вернуть Себастьяна с того света. Нужно отделаться от Ника и убедиться, что Розенберг отправился в худший из миров, где ему самое место. 
. — А что Рубен для тебя сделал? — настаивала я. — Если бы тебе сейчас что-то угрожало, он бы пришёл тебе на помощь? Да этот ублюдок бы палец о палец не ударил!
. — Ошибаешься!
. — Хочешь, проверим? — в тон ему отозвалась я. Вся эта ситуация стала меня порядком раздражать. Почему он такой глупый? Неужели не видит, что Розенберг просто его использует когда ему это выгодно? 
. — Как?
. — Мои, как ты выразился, "мертвяки" нападут на тебя. Попроси его помочь тебе. Посмотрим, что он сделает.
. Лично я не сомневалась в том, что в таком случае сделает Розенберг. 
. Ник же не спешил соглашаться на предложенный план. Я подлила масла в огонь:
. — Что, так неуверен в нём?
. — Уверен, — прорычал он и, сделав шаг назад, кивнул: — Начинай. Сейчас ты убедишься, что была неправа. А после того как Рубен спасёт меня, я помогу ему тебя убить.
. Нехилая такая заявочка, но ничего, как-нибудь переживу. Рубен обязательно предаст доверие Ника, и тот наконец снимет розовые очки и поймёт, что выбрал неправильную сторону.
. Мёртвые некроманты, желая того или нет, стали свидетелями данного разговора, поскольку имели неограниченный доступ к моим мыслям. У каждого было своё мнение на этот счёт. Не все одобряли мой план, некоторые были против, потому как считали, что с Розенбергом необходимо покончить здесь и сейчас. Ведь если они отступят, существует реальный риск, что Рубен сбежит и потом ищи его как ветра в поле. 
. Тем не менее, я решила во что бы то ни стало открыть младшему братишке глаза на правду. Поэтому некромантам, в независимости от их на то воли пришлось подчиниться моему прямому приказу.
. Алиестер и Даррек схватили Ника за руки, завели их ему за спину и, тем самым, обездвижили. Маркус сжал левой рукой моему брату шею, а Марина заняла устойчивую позицию и собралась вырвать тому сердце.
. — Рубен! — завопил Ник, вероятно, впервые за жизнь обратившись к хозяину по имени. — Помоги!
. — Никта, — вдруг позвала Кассандра. — Время заканчивается!
. Я посмотрела на Себастьяна и, о хвала Небесам, он неожиданно пошевелился. Значит он жив! Но что имела в виду Кассандра? Что с ним?
. — Рубен! — истошно кричал Ник. Некроманты повалили его на землю и уже собирались прикончить. Я взглянула на Розенберга. Его физиономию перекосила брезгливая гримаса. Он, машинально отряхивая одежду от грязи, переводил взгляд с Ника на меня и обратно. Потом опустил взор и испытующе прошёлся глазами по Себастьяну. Секунда, и он усмехнулся. Вторая, и он развернулся. Третья, и он побежал в сторону своего Округа что есть духу.
. — Не-ет! — закричала я и, подняв руки, попыталась удержать его на месте с помощью некромантской магии. Чёрт, как сложно-то! Он же высший. Аристократ, дьявол его побери!
. — Убейте его! — отдала я приказ и некроманты, оставив Ника в покое, бросились догонять капитулируещего вампира.
. Мне удалось задержать его на несколько секунд, благодаря чему некроманты успели его догнать. Я отпустила его только когда убедилась, что он больше не сбежит. Из-за Розенберга мои силы почти иссякли.
. Тем часом Ник медленно поднялся с земли и потеряно посмотрел вслед Рубену.
. — Убедился? — пробормотала я без злорадства, но и без сочувствия. Наконец, розовые очки слетели с его глаз.
. Брат наблюдал как расправляются с его господином, слышал как орёт Рубен, но ничего не предпринимал. Просто стоял и смотрел.
. Я подумала, что теперь от него подлянки ожидать не придётся, поэтому вернулась к Себастьяну.
. — Нет... — донеслось до меня тихое. Ник неспешно заковылял в сторону почившего Розенберга. Через глаза Марины я насладилась удивительным зрелищем, как древний вампир — сильный, могущественный и непобедимый — превратился в горстку праха, который вихрем поднял в воздух ветер и закружил его в фиолетово-алое небо.
. Стоп. Фиолетово-алое? Уже через собственные глаза я посмотрела на восток, и чертыхнулась. Скоро рассвет!
. — Никта, он умирает, — произнесла Кассандра и я наконец сосредоточилась на самом важном.
. — Себастьян, — позвала я и он, вопреки моим ожиданиям, открыл глаза.
. Я ужаснулась. Вместо золотистых радужек, я увидела, как по поверхности его белка буквально ползают чёрные эфемерные мошки. Вампир сделал короткий вдох, но подавился и резко выкашлял наружу облако чёрного дыма.
. — "Чёрная смерть", — дрожащим голосом сообщила Кассандра и, если бы призраки умели плакать, она б сейчас разрыдалась.
. Мне сделалось дурно. Я никогда не слышала, чтобы проклятье чёрной чумы возможно было снять. Когда процесс запущен, пострадавшему уже ничто не поможет. 
. — Что я могу сделать? — на грани паники обратилась я к Кассандре, но она лишь беспомощно развела руками. 
. — Никс... — слабо прошептал Себастьян и положил свою ладонь на мою. — Я люблю тебя.
. — Нет, не вздумай прощаться, — интенсивно замотала я головой. Из глаз хлынули слёзы. — Скажешь мне об этом после.
. Себастьян усмехнулся и прикрыл веки в слишком затянувшемся моргании.
. — Боюсь, уже не скажу. Знаешь, а может так даже лучше.
. — Совсем умом повредился? — всхлипнула я. Из-за скопившейся влаги в глазах я перестала чётко видеть его лицо.
. — Если я умру от заклинания, то тебе не придётся убивать меня когда я окончательно слечу с катушек. Посмотри правде в глаза, Никс, я бы всё равно не протянул дольше недели.
. — Глупости, — не слишком-то убедительно возразила я, продолжая шмыгать носом и заливать слезами его рубашку.
. — Рубен мёртв? — вдруг спохватился он.
. Я закивала и Себастьян сразу расслабился.
. — Прости, что не отпраздную с тобой победу, — едва слышно пробормотал он и тотчас тяжко закашлялся.  
. Чума разъеда́ла его изнутри. Прямо сейчас она не давала ему свободно дышать, поэтому, чтобы произнести следующие слова вампиру пришлось пожертвовать последними крохами кислорода, что оставались в его лёгких:
. — Моя любимая... до ужаса упрямая... последняя некромантка...
. Он замолчал и его глаза закатились. Повисла гнетущая, гробовая тишина. Краем глаза я заметила как Кассандра спрятала лицо на груди у моего отца, ища утешения, и как вскоре нас обступили четыре мёртвых некроманта со скорбными лицами. 
. Рука Себастьяна, лежащая на моей, неторопливо сползла вниз и упала на траву. Этот маленький непроизвольный жест, обозначающий лишь одно: мой любимый погиб, стал последней каплей. Я буквально ощутила, как та доля здравомыслия, которую я всеми силами пыталась сохранять в час творящегося тут безумия, стала стремительно угасать. А что проку теперь стараться её удержать? Пережив столько потерь (а ведь пока неизвестно кто ещё, кроме самых близких мне людей не пережил эту войну), зачем мне моё душевное здоровье? Проще навсегда потерять себя, нежели жить с этой болью до конца своих дней.
. Это конец. Сколько раз я уже говорила эту фразу за прошедшую ночь, однако теперь всё по-настоящему. Мы победили войну, но победа оказалась пирровой*. (*Пи́ррова побе́да — победа, доставшаяся слишком высокой ценой; победа, равносильная поражению) Мы потеряли больше, чем приобрели.
. Я опустила взгляд; хотела увидеть лицо любимого прежде чем оно рассыплется прахом, но из-за чёртовых слёз узрела лишь белое пятно с копной золотистых кудрей. Я зажмурилась, слёзы стремительно покотились по щекам крупными горошинами, оставляя по себе мокрые солёные дорожки. Затем положила руки ему на грудь и, закинув голову назад, закричала так, как никогда прежде. Было даже больнее, чем когда я нашла тело Морин. Это слишком. Разве может хрупкое девичье тело выдержать столько боли? И я уже не говорю о физической, сейчас она меня беспокоила меньше всего. Душевная боль была несоизмеримой, её невозможно было вынести, её нельзя пережить, её просто невмоготу описать словами. Никакое время не могло вылечить те раны, которых мне сегодня нанесли. Так какой смысл оставаться собой? Пытаться сохранить здравый рассудок?
. «Никта, что ты задумала?» — встревоженно встряла в мой мысленный монолог Марина.
. — Простите, — вслух пробормотала я, чтобы услышали все присутствующие. 
. А затем отпустила неконтролируемый бешеный поток клокочущей во мне некромантской магии на волю. Всю ту энергию, что я в себе сдерживала, чтобы не сойти с ума, сейчас я спустила со всех цепей и она вырвалась наружу, поглотив всё моё тело изумрудным пламенем. Я заорала, срывая к чертям связки, но на этот раз уже не от душевной, а таки от физической боли. Я ощутила, как одна за другой лопнули все четыре нити. А потом почувствовала, как горю... Реально, по-настоящему. Зелёные языки пламени танцевали на моей коже, начиная с левого запястья, а позже распространяясь на всё тело. Мои чёрные волосы взметнулись вверх — к небу, хоть ветра не было. Неожиданно, огонь перекинулся на Себастьяна. Подобный виток сюжета я не планировала, поэтому попыталась тотчас отдёрнуть свои руки от его тела, но к своему удивлению, не смогла пошевелить и пальцем. Каждая мышца застыла, словно воск, не позволяя мне двигаться.
. Я не знала чего ожидать дальше. Я или сожгу своей магией Себастьяна, а затем себя, либо сожгу нас обоих одновременно.
. Внезапно внутри меня будто что-то надломилось, и я резко выдохнула, словно бы меня кто-то ударил под дых. Мгновение затишья... И в небо просто из центра моей груди выстрелил столб ярко изумрудной магии. Где-то далеко-глубоко в небесах взорвалась вспышка зелёных искр. Облака окрасились в малахитовый оттенок и вихрь неестественного ветра закружил их, создавая вокруг столба магии своеобразное мини-торнадо. Несколько раз над головой прошипели, на миг ослепляя, ломанные молнии, грянул невольно созданный мною гром. Я ощутила, как силы покидают моё тело, словно песок, что сыплется сквозь пальцы. И вот осталась всего пара песчинок. В глазах потемнело, дыхание прервалось. Последний импульс, и зелёный столб резко растворился в воздухе. Моя магия ушла, исчезла так, словно её никогда и не было. Я успела почувствовать невероятную пустоту внутри, а также слабость и неприятную дрожь в каждой клеточке тела. А затем я свалилась на землю рядом с Себастьяном и провалилась в беспроглядную черноту, скорее всего, безвозвратно...



Rosa D.

Отредактировано: 14.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться