Последний некромант

Глава 27. Дневник чёрного мага


                                           * * *
. Рубена Розенберга не стало. Я видел, как мёртвые прихвостни моей сестрицы уничтожили его. Видел, как они разорвали его плоть на мелкие кусочки и превратили некогда непобедимого матёрого волка в кучку пепла.
. — Нет... — прошептал я и на негнущихся ногах заковылял к тому, что осталось от вампира, которому я отдал своё сердце.
. Мертвецы, убедившись, что мой господин больше никогда никого не потревожит, зашагали прочь, а я, наоборот, приблизился и упал на траву рядом с кучкой темно-серого песка, которую уже изрядно успел разворошить непонятно откуда взявшийся ветер.
. Я положил руку на прах погибшего, чтоб ветер не забрал у меня последние остатки единственного дорогого моему сердцу существа.
. С другой стороны, заслуживал ли он моей скорби? Рубен показал своё истинное отношение ко мне когда оставил в лапах зомби-некромантов, а сам побежал спасать свою шкуру. Я всегда знал о его эгоистичной натуре, но питал слабую надежду, что тоже занимаю в его сердце хоть какое-то особенное место. Очевидно, я заблуждался. Ценил ли он меня, дорожил ли мной хоть немножко?
. Вряд ли. Иначе бы он не бросил меня на погибель так легко и просто, даже не задумываясь.
. — Значит, ты никогда не воспринимал меня всерьёз, — пробормотал я, поглаживая пепел. Руки вмиг стали сероватыми и не очень-то приятными наощупь. Мне, впрочем, было всё равно. В отличие от Рубена, я никогда не брезговал запачкать руки.
. — Ты всегда хотел только её. С самого начала ты охотился только за ней. Я думал, я смогу доказать, что даже без некромантского дара я лучше, чем сестра, но, по-видимому, меня тебе было недостаточно. Я был лишь слабеньким утешительным призом, верной собакой, которая никогда не посмела бы тебя предать. Правильно сказала Ника, именно роль преданной собаки ты мне и отвёл.
. Я опустил голову и протяжно вздохнул. Осознавать всё это было очень больно. Из глаз выкотилась пара влажных капель, однако я быстро вытер их рукавом пиджака. Ненавижу жалеть себя... Но именно этим я сейчас и занимаюсь. 
. Неожиданно прозвучал жуткий, полный боли крик. Я обернулся и увидел как Николетт в окружении своих зомби-друзей рыдает и воет белугой над телом ещё одного почти погибшего короля. Нет, кажется, в их Округе эта должность называется по другому. База... Бази?.. В общем, странно называется. Неважно, впрочем. Заклинание "Чёрной смерти", которым я одарил правителя Южного Округа должно скоро подействовать. Насколько мне известно, вампиры от него умирают чуть дольше чем люди, так что у Ники есть пара минут, чтоб попрощаться. Сегодня она тоже потеряет того, кого любит больше жизни. 
. Любит больше жизни... Я отвёл взгляд от их компании и грустно уставился на то, что раньше было Рубеном. Сестра готова ради Себастьяна на всё, так же как и он ради неё. Вот это и есть настоящая любовь. А что же в моём случае? Когда любит только один, это уже болезнь, верно? Если так подумать, что Рубен сделал для меня за двенадцать лет совместной жизни? Сколько бы не вспоминал, не мог припомнить ни единого момента, когда бы он сделал для меня что-то абсолютно безкорыстно, просто, чтобы порадовать меня.
. — В самом конце ты наконец показал настоящего себя, — прошептал я. — Ты показал, что кроме тебя самого, кроме твоей безопасности, твоего благополучия тебя ничего больше не волнует. Тебе чужда любовь. Твоё сердце давно превратилось в кусочек чёрного уголька. Наверное, для тебя уже не было возврата. Ты бы никогда не смог полюбить по-настоящему...
. Ты бы никогда не смог полюбить... меня.
. Сестра вдруг снова заорланила, словно вконец умалишенная. На этот раз крик несколько отличался от предыдущего, но поначалу я не понял чем. В очередной раз тяжело вздохнув, я опять повернулся, чтоб посмотреть, чем она там занимается. От увиденного я невольно дёрнулся назад, а глаза мои расширились. Это ещё что такое?!
. Ника горела, в буквальном смысле слова горела в мистическом зеленоватом огне. Языки пламени вздымались в небо, поднимая её чёрные косы вверх. Она закинула голову назад в безмолвном крике и, казалось, не могла пошевелиться. Что она делает? Заинтригованный, я даже на секунду отвлёкся от своего горя.
. Быть может, пытается спасти своего любимого? Да нет, на то не похоже. Просто в эту секунду пламя неожиданно перекинулось на лежащего рядом с ней вампира. Эксперименты с такого рода и такого уровня магией весьма рискованны и даже опасны. Она что, хочет убить себя?
. Нахмурившись, я аккуратно собрал горсть пепла Рубена в ладони, закинул серые песчинки себе в карман и, встав, медленно да с опаской зашагал обратно к сестре.
. Я сделал всего три шага, когда из груди Ники в небо полыхнул толстый магический столб оттенка нефрита. Я изумленно замер на месте. Вот это да, никогда такого не видел. Даже отец не практиковал ничего подобного. Но что она пытается сделать? Зачем так рисковать?
. Я не общался с сестрой больше двенадцати лет, но стоило мне поставить себя на её место, сразу понял, что она замышляет. Как бы там ни было, мы, желая того или нет, были близнецами, и я всегда чувствовал её как самого себя.
. Дурочка решила покончить с собой. Ну не глупое ли решение?
. Впрочем, кому-кому, а не мне её судить. Ведь я-то пару минут назад принял идентичное решение. Два сапога пара. Брат да сестра и те — два идиота, страдающих от любви.
. Для меня уже слишком поздно что-то менять, но как насчёт неё?..
. Яркая молния на миг озарила предрассветную мглу, а потом, сотрясая землю, прогрохотал гром. Совершенно неожиданно столб Никиной магии погас, пламя, что пожирало её тело растворилось в воздухе, и произошло невероятное. Даже отсюда я смог увидеть, как волосы сестры, снова упав на плечи, от корней к кончикам начали стремительно светлеть. Я в неверии уставился на сей удивительно-жутчайший процесс. Природный цвет волос Ники, так же как и у меня — чёрный. Но всего за каких-то пять секунд длинные растрепанные кудри окрасились в бледно-серебристый оттенок. С бровями, надо отметить, случилась та же метаморфоза.
. Я не решался сдвинуться с места вплоть до того, как Ника упала на спину и закатила глаза. Я пропустил момент когда её мёртвые друзья опять превратились лишь в мертвецов — по-настоящему мёртвых мертвецов, что валялись на траве неподалёку. Теперь возле неё и Себастьяна не осталось ни одной живой души.
. Я наконец преодолел тот десяток метров, что нас разделял и опустился рядом с сестрой на колени. Хотел пощупать пульс (а то непонятно, жива она или коньки уже отбросить успела), но внезапно какая-то женщина прокричала:
. — Не прикасайся к ней!
. Я скосил взгляд влево и увидел как ко мне несётся худощавая дамочка средних лет с короткими седыми волосами и бледной кожей. Вслед за ней, не отставая, широким шагом шёл бессмертный, которого я уже сегодня как-то пару раз видывал. По-моему, он приятель Ники, потому как совсем недавно он защищал её от армейцев Рубена. У вампира были тёмные волосы, аристократическая осанка и высокомерная физиономия.
. — Что ты с ней сделал? — закричала на меня женщина и с испуганным лицом стала осматривать сестру, ища видимые повреждения. Переменившийся цвет волос Ники шокировал не только дамочку, но и видавшего всякое в жизни вампира.
. — Так должно быть, Аделина? — вопросил тот, озадаченно взирая на новый облик Ники.
. — Я не понимаю, что происходит... — прошептала та.
. Мужчина отвёл взгляд от сестры и присел на корточки возле Себастьяна.
. — Он жив, — прокомментировал мужчина после короткой оценки состояния "больного". — Не могу понять только, почему без сознания. Ты знаешь? — внезапно обратился он ко мне.
. — Полагаю, это связано с тем, что на него наслали проклятие "Чёрной смерти", — пожал плечами я, мол, не был к тому никоим образом причастен.
. — Что? — изумленно переспросила Аделина.
. Я вдруг призадумался, а почему это правитель Южного Округа всё ещё не превратился в тлеющий пепел. Пора бы уже, вообще-то.
. — Что это значит? — с досадой почесал затылок вампир, непонятно к кому обращаясь.
. — Проклятье "Чёрной смерти" не снять, — ответила женщина. — Он умрёт в течении... — она не договорила, потому как, смотря на Себастьяна, вдруг о чём-то задумалась. — Погодите-ка...
. Дама положила ладонь с длинными костлявыми пальцами, усеянными древнего вида перстнями из серебра, Себастьяну на лоб и, прикрыв глаза, сидела, не двигаясь, секунд тридцать.
. — В чём дело? — поторопил её вампир, обеспокоенно переводя взгляд с неё на своего правителя и обратно.
. Аделина убрала руку и с подозрением уставилась на меня.
. — А откуда ты знаешь, что его сразили чёрной чумой?
. Я решил было сначала соврать, но потом подумал, что меня всё равно раскусят, ибо больше в армии Розенберга магов, кроме меня считай не было.
. — Потому что это я его наложил, — безэмоционально, совершенно без интонации в голосе заявил я.
. На лице вампира в один миг отразился целый спектр различных эмоций: удивление, возмущение, негодование, а затем даже ярость.
. — Мразь... — выдохнул он, вероятно, не в силах внятно описать всё то, что он только что ко мне почувствовал. Оскалив острия клыков, он предпринял попытку напасть на меня, но Аделина остановила его громким раздраженным воскликом:
. — Франц! 
. Ей пришлось удерживать его за руку, чтоб тот не бросился на меня, как тузик на грелку. 
. Ого, а парень-то привязан к своему правителю. Почти так же, как я. Но, наверное, привязанность эта в отличие от моей таки была несколько иного рода — она не несла в себе романтического подтекста.
. Размышления, пришедшие совершенно не к месту, оборвала всё та же седовласая дама, которая огорошила меня следующими словами:
. — Успокойтесь, никакое проклятие на нём не лежит. Уж что-что, а заклинание такой силы я бы почувствовала.
. — Тогда почему он без сознания? — потребовал ответа Франц.
. — Что значит "никакое проклятье на нём не лежит"? — встрял я, ошарашенно вращая глазами. Как это никакого проклятия? А куда оно делось?! Я ведь потратил на него большую часть своей магической энергии! 
. — Ты Ник, верно? — внимательно посмотрев на меня, спросила женщина. — Брат Никты?
. — Да, — буркнул я. — А Вы кто? — банальная воспитанность не позволила мне обратиться к старшей женщине на "ты".
. — Аделина Руэрг, тётя Никты, — заметив мой подозрительный взгляд, она добавила: — Ну, названная тётя.
. То-то же. У меня с памятью всегда всё прекрасно было. У нас с Никой была лишь одна тётка по папиной линии. Я помнил внешность Морин и эта дамочка на неё не очень-то смахивала.
. — Расскажи, что тут произошло, — попросила Аделина, но не успел я рот открыть, в разговор вмешался Франц.
. — Боюсь, с этим придётся повременить.
. Мы с дамочкой в недоумении воззрились на него, а он, тем часом, отвлекшись от созерцания Себастьяна, сосредоточенно взирал на Нику и задумчиво покусывал нижнюю губу.
. — Её сердце бьётся очень медленно и совсем слабо. Для человеческого организма такой ритм абсолютно не нормален.
. К Аделине возвратилась прежняя тревога и она, благополучно позабыв о моей персоне, засуетилась над Никой, щупая пульс на её шее и слушая отголоски сердцебиения на её левом запястье.
. Франц снова обратил внимание на своего господина, а затем вдруг повернул голову и посмотрел в небо. Далее прозвучала резкая ругань на неизвестном мне языке. 
. — Что случилось? — выразила вслух мой мысленный вопрос Аделина. 
. — Рассвет! Нужно немедленно уходить! 
. Мы с Аделиной одновременно взглянули на утреннюю зарю у восточной линии горизонта и узрели ярко алые и огненно рыжие облака. 
. — И куда нам идти? Мы посреди поля.
. Франц встал и стал поднимать с земли безчувственного Себастьяна, параллельно отвечая:
. — Я тут недалеко видел припаркованный порше Себастьяна. 
. — Ты о золотистой машине? — Аделина сокрушенно покачала головой когда вампир кивнул. — Мой сын и его друг забрали машину и уехали в Меридиан около часа назад.
. Франц снова смачно выругался и застыл, не уверенный, что делать дальше. Себастьяна он закинул себе на плечо и было не похоже, что вес  дюжего бессмертного хоть как-либо ему мешал или причинял неудобства.
. — А вот и нет, — молвил новый голос и мы все синхронно повернулись в сторону торопливо шагающего к нам парня. — Такси заказывали?
. — Каспар! Как ты вовремя! — изумленно и в то же время обрадованно воскликнула Аделина. — Почему ты вернулся? 
. — Кайл не мог успокоиться, говорил, что мы нужны здесь. Но он был ранен этим ублюдком, а поскольку скоро рассвет, я убедил его остаться дома и приехал сам. А что тут произошло? — спросил он, подойдя к нам и увидев Себастьяна да Нику без сознания.
. — Потом, — отрезал Франц. — Ты на машине?
. — Естественно. Вот только вряд ли мы все в неё поместимся, — с сомнением добавил он и, заметив меня, одарил враждебным взглядом. Ах да, я ж этого парнишу неплохо отметелил магией не так давно. Гадать кого оставят "за бортом" не приходилось. Разумеется, места в тачке не хватит именно мне.
. — Каспар, необходимо отвезти Никту и Себастьяна в больницу. И сделать это так быстро, как только возможно, чтоб успеть до восхода солнца.
. — Понял, — с готовностью заявил сероглазый парень и подошёл, чтоб взять Нику на руки. Новый цвет волос сестры его не не абы как озадачил, но он ничего не сказал по этому поводу. — Не бойтесь, я за последнюю ночь успел стать шумахером. Не представляете, какие дороги мне пришлось проехать на скорости не меньше 180 км на час за последние двенадцать часов. Домчу до ближайшей больницы за десять минут.
. — Хорошо бы, если так, — сказал Франц, начав движение вперёд. — Где ты оставил машину?
. — За тем холмом, — без промедления ответил Каспар и аккуратно подхватил безвольное тело сестры. Вся компания понеслась к указанному холму. Я отчего-то поплёлся вслед за ними.
. Как я и предрекал, в спортивную тачку поместились все, кроме меня. Каспар занял место водителя, Франц — рядом с ним. Аделина, усадив Нику себе на колени, устроилась возле наполовину лежащего на заднем сидении Себастьяна. Они уж было собрались тронуться, но женщина вдруг остановила Каспара и, поддвинувшись к Себастьяну впритык, предложила мне сесть рядом.
. Каспар и Франц были крайне возмущены, а я не абы как удивлён. Однако оставаться в долине, полной трупов и праха я как-то желанием не очень горел, а поскольку идти мне всё равно некуда, молча принял приглашение. Францу пришлось выходить из машины, чтобы впустить меня внутрь, потому как у данной модели транспорта были лишь две передние дверцы. В тесноте, да не в обиде, как говорится, мы наконец-то рванули с места и помчали в город.
. До ближайшей и, в совокупности, как я понял, самой крутой центральной больницы столицы Южного Округа мы добрались ровно за тринадцать минут. К тому времени ярко рыжее солнце уже показалось из-за горизонта, но пока находилось слишком низко, чтобы осветить улочки бетонных джунглей с их высокими многоэтажками на каждом шагу и, тем самым, поджарить двух вампиров в салоне. 
. Резко свернув вправо, Каспар заехал на тротуар и, припарковавшись просто у входа в больницу, на пару с Францом выскочил из машины. Парни оперативно вытащили безучастные тела двух потерявших сознание и понесли их к стеклянным дверям госпиталя. Я вышел следующим и придержал спинку переднего пассажирского сидения для Аделины. Она в темпе покинула автомобиль и, даже не поблагодарив, понеслась вперёд, чтоб открыть Каспару и Францу с ношами на руках дверь. Я захлопнул дверцу пафосной тачки, приложив чуть больше усилий, чем оно того требовало, и угрюмо направился вслед за остальными.
. Внутри было светло и пахло, характерно, различными медицинскими препаратами и химикатами. Должно быть, ещё изрядно пахло человеческой кровью, ибо я заметил, как глаза Франца жадно блеснули голодным огоньком и он лишь силой воли спрятал клыки обратно в десна да сосредоточился на своей задаче.
. Аделина, не раздумывая, бросилась к стойке реестрации, но, как на зло, дежурная медсестра отсутствовала на рабочем месте. Я и Франц вертели головой по сторонам в попытке обнаружить хоть одного врача или просто человека в белом халате, имевшего вид специалиста. Получалось, надо отметить, неважно, ибо нас окружали одни только пациенты, которые непонятно зачем решили прогуляться по холлу.
. Каспар — этот вспыльчивый паренёк — нашёл альтернативу молчаливым безрезультатным поискам и заорал на всю больницу, предварительно громко и нецензурно выругавшись:
. — Эй!!! Тут, дьявол вас побери, хоть кто-нибудь есть?! Здесь раненые! Срочно нужна помощь! Эй!
. Как ни странно, его метод незамедлительно дал свои плоды: откуда-то из боковой двери за стойкой реестрации выскользнула симпатичная сестричка с азиатскими чертами лица. Она с профессионально изменившимся лицом зашагала к нашей делегации, но заметив на руках Франца Себастьяна, деловитый вид мгновенно слетел и она с плохо скрываемой тревогой кинулась к нам.
. — Что случилось?! — воскликнула она с заметным восточным акцентом. Девушка переводила взгляд с Себастьяна на Нику, потом уставилась на Франца с Каспаром.
. — Са Ран, им срочно нужна помощь, — спокойным, но не терпящим отлагательств тоном отчеканил Франц, очевидно, зная эту девушку.
. Са Ран быстро закивала и сделала какой-то жест руками проходившему мимо в этот момент медбрату. Тот, не мешкая, подтащил к нам две высокие койки на колёсиках.
. — Ложите их сюда.
. Девушка достала маленький прямоугольник и стала набирать на нём что-то. Прибор при каждом касании её пальцев к крошечным кнопкам издавал раздращающие пикающие звуки. 
. Я заметил, что Каспар, положив Нику на носилки, как-то странно посмотрел на Са Ран и с минуту не отводил от неё испытывающего взгляда. 
. — Мы раньше не встречались? — в конце концов задал он вопрос, как только Са Ран закончила набирать какое-то сообщение на этом дивном приспособлении. Мельком взглянув на Каспара, она ответила:
. — Да. В клубе как-то. Ты жених Никты, верно?
. Каспар на миг призадумался, а потом его рот сложился в удивлённое "о".
. — Ах точно! Ты та пассия Себастьяна.
. Са Ран возмущённо выдохнула.
. — Я давно обручена. И с Себастьяном у меня никогда ничего не было.
. Каспар подозрительно сузил глаза и, вероятно, собирался ещё что-то сказать. 
. — Вы не можете потом договорить? — встряла Аделина, несколько недовольная промедлением.
. — И то верно, — согласилась Са Ран и на пару с медбратом повезла раненых куда-то вглубь коридора на первом этаже.
. — Что с ними произошло? — спросила девушка, снова включив в себе профи. Вся компания к тому времени подкатила к лифту.
. Я за ними не последовал и они уехали куда-то наверх без меня. А я так и продолжил стоять в холле, наверное, впервые в своей жизни не зная как быть дальше. Рубена не стало. Я остался совсем один. И что теперь?
. Смешно, но я не придумал ничего лучше, чем банально пойти перекусить в столовую больницы, указатель к которой я заметил в правом дальнем углу. Спустившись по небольшой лестнице, я преодолел длинный коридор, свернул налево и вошёл в двустворчатые двери.
. — Вы больной? — подозрительно уставилась на меня толстая повариха за стойкой с едой. Рыжие кудри она спрятала под сеточку для волос, однако я всё равно побоялся, что волосинки с её усов и с огромной чёрной родинки на её левой щеке сейчас где-то варятся в супе или, чего доброго, что я смогу их обнаружить в пюре либо мясном рагу, которые себе заказал.
. — Ещё какой, — ответил я. — Только что поступил. Голодный жутко.
. Вряд ли мне поверили. Дамочка премерзко сощурив один глаз, внимательно на меня посмотрела, а потом, взяв большущую ложку, накидала мне пюре и рагу словно бродячей псине.
. — Приятного аппетита, — заявила она так, словно пожелала мне подавиться и сдохнуть.
. — Благодарствую, — ответил я ей тем же тоном и удалился к свободному столику возле окна у восточной части зала.
. Усадившись на твёрдое жутко неудобное кресло, стал наминать пищу за обе щеки, не чувствуя, впрочем, её вкуса. Мне бы лишь голод утолить, а то за последние часы я потратил до фига много энергии. Слопав половину блюда, я понял, что не позаботился о воде или соке, или хоть даже чае на худой конец. Но взглянув в сторону противной толстухи, решил, что уж лучше помру от жажды, чем закажу у неё ещё хоть что-нибудь.
. Полчаса я провел в больничном кафетерие, думая обо всем и ни о чём. Дальнейшая моя жизнь представлялась мне смутно. Пытался построить планы хотя бы на самое ближайшее будущее, но даже это не получалось.
. От невеселых размышлений меня оторвал весьма нелестный оклик:
. — Эй, чёрный маг!
. Обычно, чёрными магами зовут не совсем хороших магов. Откровенно говоря, совершенно нехороших магов, которые не брезгуют использовать запрещённые Пактом о Гуманности заклинания и проклятия. Что ж, справедливо, в общем-то.
. Я обернулся и увидел за спиной Каспара. Лицо у него было явно не расположенное вести примирительные беседы со мной, но складывалось впечатление будто у него не было выбора.
. — Что такое? — должен признать, враждебность наша была обоюдной, ибо именно матушка Каспара захомутала моего Рубена чуть больше полугода назад. Стерва!..
. — Никте срочно требуется переливание крови, а у неё редкая группа. Мы хотели влить ей кровь Франца, ибо вампирская кровь подходит любому смертному, но в таких количествах это может привести к её обращению в вампира. Плюс ко всему, Франц был отравлен каким-то ядом некоторое время назад и Аделина не уверена, что яд полностью вывелся. Кароче говоря, поскольку вы близнецы, у вас одинаковая группа крови и ты единственный можешь стать донором. Согласен, нет?
. Деловито подошёл к вопросу, ничего не скажешь. Всё чётко и ясно, вот только не понятно одно:
. — А что в целой больнице нет ни одного пакетика с четвёртой отрицательной?
. — Стал бы я приходить, если б нашёлся хоть один? — порядком раздражённо поинтересовался он. Логично. — Так ты идёшь или нет? Решай быстрее.
. — В каком она состоянии? — продолжал оттягивать время я, не зная, какой вариант выбрать.
. — В реанимации она, — в конец разозлившись, рявкнул сероглазый. — Если ещё тут с тобой пару минуток посидим, то помрёт к чертям! Она ж твоя сестра! Почему так долго думаешь спасать её или нет? Ведь кроме неё у тебя больше нет родных.
. Я раздражённо вздохнул. Этот парень снова начал выводить меня из себя, так же как на поле боя чуть ранее. Холерик, сразу видно. Бесит такой тип людей.
. — Не пойдёшь добровольно, заставлю силой, — процедил тот, насильно поднимая меня с кресла за ворот пиджака. — Я не позволю после всего пережитого Никте умереть только потому, что её брат идиот.
. Честно сказать, в этот момент у меня руки зачесались снова опробовать кое на ком проклятье "Чёрной смерти", и лишь чудом я удержался от реализации этой шальной затеи.
. Каспар потащил меня за собой обратно в холл, а потом к лифту. Я особого сопротивления не оказывал  и, уже находясь в кабине лифта, отбросил руки наглого паренька со словами, мол, сам пойду.
. Покинув лифт, мы с моим спутником зашагали по дурно пахнущему медикаментами коридору. Похоже, то был этаж, на котором были расположены всевозможные лаборатории. Каспар подвёл меня к одной из многочисленных белых дверей, возле которой нас терпеливо ожидала та самая медсестричка Са Ран.
. — Принимайте пациента, — изрёк Каспар и я вдруг почувствовал себя вещью, которую передают из рук в руки.
. — Отлично. Следуйте за мной, господин... Э-э... Как вас?..
. Я уж хотел было представиться Ноксом Розенбергом, ибо именно так меня величали последнее десятилетие, но вовремя решил не делать этого. Наверное, в этом Округе к фамилии "Розенберг" народ относится не слишком-то благожелательно.
. — Николас Прасино, — мрачно заявил я, следуя за девушкой в какой-то кабинет, в котором, очевидно, проводился сбор крови добровольных доноров. Комната представляла собой продолговатый зал, у дальней стены которого находились несколько специальных кресел, больше смахивающих на кушетки.
. — Ложитесь сюда, — скомандовала девушка, указав на кресло по центру, а сама вдруг зашагала обратно к выходу со словами: — Я сейчас вернусь. 
. Я уселся в достаточно удобное кресло, откинувшись на полуопущенную мягкую спинку. Девушка пропала на добрых пять минут. Наконец, она приоткрыла дверь, собираясь войти, но незнакомый мужской голос в коридоре позвал её и, тем самым, остановил. Я волей-неволей стал свидетелем следующего диалога:
. — Са Ран, что делать с тем вампиром в отключке? Я перевёл его в палату люкс класса и поставил капельницу с кровью, как ты и просила. Однако почему он не приходит в себя? Никаких смертельных повреждений я у него не обнаружил, как ни старался. 
. — Он пострадал от магической атаки, возможно поэтому... — пробормотала девушка, а потом, понизив голос до едва слышного шепота, произнесла: — А может это потому что он заражён. Не знаю... 
. — Заражён?! — накинулся на неё мужчина. Она отчаянно зашикала на него, пытаясь заставить его говорить не так громко. — Да ты с ума сошла! Когда он очнется, не раздумывая полбольницы перережет! Нужно немедленно ввести ему... — тут медик изрёк название какого-то препарата, повторить которое я не решусь, ибо язык в узелок завяжется от попытки произнести столь длинное и вычурное слово. — ...введем и дело с концом! 
. — Мы ничего ему вводить не будем, Стюарт! — разгневанно зашипела та. — Хочешь прикончить базилевса нашего Округа?! 
. Воцарилась непродолжительная пауза. Мужчина, присмирев, потрясенно переспросил:
. — Этот вампир — правитель Южного Округа? 
. — Да! Поэтому он будет лежать в этой больнице, пока не придёт в себя. Если очнется и начнёт кидаться на людей, вколим ему транквилизаторы. 
. — Чёрт возьми!.. — выдохнул её собеседник, всё ещё не в состоянии принять тот факт, что под его покровительством оказалась столь важная персона. — А что с ним произошло-то? Недоброжелатели постарались? 
. — Не совсем. Он пострадал на поле битвы. Сегодня ночью у северной границы на наш Округ напали северяне. 
. — Постой, что? 
. — Себастьян не хотел сеять панику, поэтому скрыл от общественности, что война уже так близко. Думаю, скоро в газетах появятся заголовки, что, мол, мы выиграли и Северный Округ остался без правителя. 
. — Не может быть! 
. — Вот именно! Наш правитель не заслуживает той участи, которую ты ему сейчас предложил. Одна девушка чуть с жизнью не попрощалась, лишь бы не дать ему умереть ещё на поле боя. 
. Я сразу понял, что речь зашла о Нике. 
. — Я понял, Са Ран. С вампиром ничего не случится пока я на смене. К нему пускать посетителей? А то к нему там рвётся один... 
. — Только друзей и родственников, — спустя миг ответила она. — Тех людей, что привезли его, можешь пускать без раздумий. 
. — Хорошо, тогда я пойду проверю как он там. 
. Ничего не ответив, Са Ран наконец вошла в комнату и направилась ко мне с планшеткой в руках. Я притворился, что не расслышал ничего из минуту назад сказанного и принял непроницаемый вид. 
. — Заполните это, пожалуйста, только быстро, — попросила Са Ран, вручая мне планшетку с листом формата А4 и дешёвую шариковую ручку. В анкете были наведены вопросы относительно состояния моего здоровья. Обычная такая анкета — сущая формальность, которую, тем не менее, следовало заполнить. Я управился минуты за три. Медсестра успела за это время надеть стерильные перчатки, распаковать шприц, достать резиновый жгут, открыть пузырёк с дезинфицирующим средством и наготовить кусочек ватки.
. — Вы кушали что-нибудь сладкое? — спросила она, принимая планшетку и быстро да внимательно перечитывая её.
. — Немного, — чуть приврал я. Можно ли считать мясное ассорти в кисло-сладком соусе "сладким"?
. — Хорошо, тогда начнём, — Са Ран не стала больше медлить и приступила к хорошо знакомой ей процедуре. Я уставился в потолок, не желая наблюдать за тем, как мне в руку сейчас воткнут иглу и станут выкачивать из меня кровь.
. Пока лежал, считая трещинки на некогда белом, а сейчас желтоватом от старости потолке, не мог избавиться от ощущения, что будь Рубен здесь, он был бы очень мною недоволен. Я и сам-то не слишком собой гордился. Всего несколько часов назад я всей душой желал Нике смерти и даже сам пытался побыстрее отправить её на тот свет, а сейчас? Что я делаю? Спасаю ей жизнь! Ох ирония. У судьбы жестокое чувство юмора.
. Я ощутил лёгкую слабость и прикрыл на время глаза. Ну вот сдам я сейчас эту кровь, и что дальше-то? Видимо, я и правда словно та собака, что лишилась хозяина. Проведя всю жизнь у ног своего покровителя в теплоте да комфорте, оказавшись на улице одна-одинёшенька, собака не способна научиться выживать самостоятельно. Что в таком случае ожидает бедное создание? Правильно, смерть.
. — Мы почти закончили, — прервала мои суицидальные мыслишки медсестра. — Позже съешьте вот это. 
. Мне пришлось открыть глаза, так как девушка протянула мне шоколадный батончик. Я молча принял угощение.
. — В какой Никта палате? — спросил я неожиданно даже для самого себя.
. — Она пока в реанимации. К ней никому кроме врачей нельзя.
. — Она выживет?
. — С вашей кровью, будем надеяться, что да. У неё очень много ран на теле. Царапины, порезы, ушибы, гематомы... Я в жизни не видела столько повреждений на одном человеке. Врачам долго придётся всё это зашивать. Не стоит забывать и о внутренних кровотечениях. Бедной девушке отбили селезенку и пока неизвестно что ещё. 
. Я внимательно выслушал и кивнул. 
. — А почему у неё волосы побелели, Вы знаете?
. — К сожалению, нет, — ответила та, снимая с моего локтя жгут. — За всю мою практику не видела ничего подобного. С научной точки зрения объяснить сие явление невозможно. Но у госпожи Руэрг есть кое-какие соображения на этот счёт.
. — Какие?
. Са Ран вздохнула, по-видимому, не слишком-то горя желанием делиться со мной информацией.
. — Я в магии ничего не смыслю, мне наука ближе, поэтому я не совсем поняла, что она пытается сказать. Но, кажется, она считает, что Никта высвободила поток магической энергии такой колоссальной силы, что спасла Себастьяна от ужасного проклятия, которое на него наложили, — последняя фраза прозвучала крайне сухо, и я догадался, что для неё уже не секрет кто именно наложил сие проклятье. — Так вот, вероятно, цвет волос изменился, а точнее сказать, волосы поседели, потому что организм Никты перенёс сильнейший шок. С людьми такое иногда бывает, хоть и крайне редко. Пережив сильное потрясение, человек может поседеть буквально за пару часов. Это произошло и с Вашей сестрой. Чесно говоря, услышав, что она пережила и увидев, какие раны ей нанесли, я этому даже не удивлена. Всё, мы закончили, — вдруг ни с того, ни с сего объявила она, забирая пакет со свежей кровушкой и собираясь уходить.
. Я вскочил с кресла, чтобы последовать за ней, но чуть не свалился на пол — голова закружилась, а в глазах потемнело от резкого подъёма.
. — Съешьте батончик, станет легче, — посоветовала она.
. — Постойте. А в какой палате лежит Себастьян?
. Она остановилась и даже обернулась.
. — А Вам зачем знать?
. — Хочу проведать.
. — Боюсь, это будет лишним, — выразительно произнесла она, порядком растеряв всё своё фальшивое радушие. М-да, она точно в курсе кто наложил проклятье. 
. — Слушайте, я слышал ваш разговор с неким Стюартом. И знаю, что Себастьяну недолго осталось. Чем я могу ему теперь навредить? Разве что процесс ускорить, хотя я этого не планирую.
. Азиатка поджала губы и долго испытующе меня разглядывала.
. — Он в палате люкс класса на седьмом этаже. От лестницы первый поворот налево, потом в самый конец коридора. Там его палата, — без видимой на то охоты чётко и лаконично поведала девушка и, прежде чем удалиться, добавила: — И да, воспользуйтесь лестницей, ибо лифт только для персонала и тяжелобольных пациентов.
. Не дожидаясь от меня какого-либо ответа, Са Ран стремительно скрылась за дверью. Наверное, не стоит и упоминать, что выйдя из кабинета сдачи крови я напрямую зашагал к лифту. Ибо не фиг мне тут указывать, что делать, а что нет и куда идти, а куда не идти. Не стану я после ночи без сна да ещё минус поллитры крови в организме переться со второго этажа на седьмой по лестнице.
. Жуя чересчур сладкий батончик, я без приключений добрался до нужного мне этажа с комфортом на лифте. Оказался в тихом широком коридорчике, в котором помимо моей персоны больше никого не наблюдалось. Слева я заприметил выход на лестничную клетку и, вспомнив путеводные наставления Са Ран, пошёл напрямую в конец коридора. Там я обнаружил белую дверь, которая ничем не отличалась от всех остальных в здании. Не утруждая себя постучать перед тем как войти, потому как Себастьян всё равно вряд ли сможет мне ответить, я вошёл внутрь.
. Палата повышенной комфортности являла собой просторную чистую и светлую комнату в бежевых и белоснежных тонах. Сейчас тут царил полумрак, наверное, дабы не раздражать светочувствительные глаза вампира яркими лампами. Тем не менее, это не помешало мне рассмотреть обстановку. Справа стояла на вид дорогая не то кровать, не то больничная койка (два в одном, кароче), у дальней стены было плотно зашторенное окно и стол, слева неподалёку от меня расположилась ещё одна дверь, ведущая, очевидно, в ванную комнату.
. К моему удивлению, базилевс (о, наконец-то вспомнил как называется его должность!) в палате пребывал не один. У его постели, спиной ко мне, на стульчике восседал Франц (я узнал его по густой каштановой шевелюре).
. Услыхав как за мной защелкнулась дверь, вампир обернулся и, поняв, что это я, вскочил на ноги с ярко прописаной враждебностью на аристократической физиономии.
. — Чего тебе надо? — не стал церемониться и сразу задал интересующий его вопрос Франц.
. — Пришёл навестить больного. Какие-то проблемы?
. — Сейчас ты сам — одна сплошная ходячая проблема. Лучше уходи, пока я не вышел из себя.
. — Как выйдешь, так и зайдёшь обратно, — процедил я, ощущая, что снова на грани того, чтобы не пальнуть в этого раздражающего меня типа каким-нибудь заклятием.
. Франц подошёл ко мне вплотную и, гневно сжимая кулаки да раздувая от негодования свои аккуратные ноздри, прошипел:
. — Зачем ты пришёл?
. Вампир был выше меня на пол головы и, признаться, меня это здорово нервировало. Я почувствовал себя, словно зверь, загнанный в угол, потому как вампир прижал меня к двери.
. — Ну? — требовательно настаивал на ответе он.
. — М-да, вижу ты правда не абы как предан своему хозяину. Что он для тебя сделал? Жизнь спас?
. Франц нахмурился.
. — Какому хозяину? Себастьян мой хороший друг и прекрасный правитель. Да, я предан ему, но, вероятно, не так фанатично, как ты своему Розенбергу. Себастьян не раз выручал меня, но до спасения жизни пока не доходило. Впрочем, возможно сейчас это я спасу ему жизнь, убив тебя, — последнюю фразу вампир уже прорычал, не скрывая ненависти в голосе.
. — Расслабься, вампир! Твоему правителю и без моего пособничества не долго осталось. Поверь, хуже не сделаю.
. — А что, сделаешь лучше? — насмешливо фыркнул он.
. — Как знать, как знать, — загадочно пробормотал я, оттолкнул вампира ровно настолько, насколько потребовалось, чтобы обойти его, и подошёл к койке Себастьяна.
. — Ближе не подходи, — рявкнул Франц, не отставая от меня ни на шаг и буквально дыша мне в затылок. Нервный тип, однако. И в самом деле искренне беспокоится за приятеля.
. Ого... — это первая мысль, что возникла в моей голове после первого взгляда на базилевса Южного Округа. Неплохо же его потрепало. Не знаю как там сейчас выглядит Ника, но на Себастьяна страшно смотреть. Белый оттенок кожи, как у хрупкой фарфоровой куклы, сухие губы бледно-голубоватого цвета, вокруг глаз и вовсе образовались фиолетово-чёрные круги. Щёки впали во внутрь, из-за чего скулы ярко выделялись на общем фоне, как у голого черепа. Волосы цвета спелой пшеницы раскинулись по белоснежной накрохмаленной подушке и отдельные пряди по-прежнему слипались между собой из-за засохшей на них темно-бурой крови. Плюс ко всему увиденному, что лицо, что руки, что, очевидно, всё тело бессмертного под белой простыней, находилось во власти многочисленных ран. Почему-то, даже не смотря на то, что ему внутренневенно через капельницу вливали донорскую кровь, раны не заживали. Множественные кровоподтеки на лице, бесчисленные порезы на руках кто-то из врачей услужливо намазал йодом и некоторые залепил пластырями. Слишком глубокие порезы даже зашили, но ничто из сделанного врачами не поспособствовало активизации сверх-быстрой вампирской регенерации. 
. Я пришёл к выводу, что виноват вирус "V-wX1", другими словами Ипсилон-вольфрам Гаплогруппа Икс один, ибо моё проклятье давно перестало действовать, а других причин для подобного состояния вампира просто не существовало. 
. — Ну что, посмотрел, позлорадствовал? Пора и честь знать, — заявил Франц, по-видимому, горя желанием избавиться от моего общества. Вот придурок, а я ведь реально не имел никаких дурных мыслей по поводу Себастьяна. Возможно, даже совсем наоборот...
. Впрочем, дело его. Я помочь хотел, а он меня гонит. Вот и прекрасно!
. Я отвернулся и собирался было уйти, как вдруг в палату влетел юноша со светлыми волосами, большими голубыми глазищами и перекошенной от волнения смазливой мордашкой.
. — Как он?! — с порога вопросил он, бросаясь к постели больного и не обращая ни на меня, ни на Франца ровным счётом совершенно никакого внимания. 
. Следом за чрезмерно эмоциональным подростком в палату заглянул Каспар и, завидев меня, удивился, но быстро подавил эту эмоцию и принял равнодушный вид.
. Пока Франц и паренёк разговаривали про состояние больного, Каспар обратился ко мне:
. — Никту переводят в обычную палату, если тебе интересно.
. Я лишь молча кивнул и Каспар, без видимой на то охоты, предложил:
. — Ну пошли тогда, что ли.
. Я проследовал за неразговорчивым типом вниз по лестнице на один этаж. И снова коридор с белыми стенами, и вновь белая дверь, находящаяся в середине этого самого коридора по левую от нас сторону.
. — Только не шуми, — предостерёг меня парень, прежде чем войти в палату. — Ей нужен покой.
. — Она уже очнулась? — уточнил я.
. — Нет, она в коме, — мрачно сообщил он. — Но люди в коме всё прекрасно слышат, поэтому если будешь колобродить, пулей вылетишь оттуда, понял?
. Мне уже порядком надоело, что никто меня здесь за белого человека не считает. Но выбора особого у меня не имелось, поэтому, сжав зубы, я опять молча качнул головой и под одобрительный кивок Каспара вошёл внутрь.
. Палата оказалась намного меньше, чем у базилевса, да и окружающее убранство тоже не очень смахивало на палату люкс класса. Справа стояла самая обычная, вероятно, мало удобная узкая койка, возле которой пищали многочисленные аппараты и приборы, что поддерживали в Нике жизнь. Напротив кровати у левой стены стоял ветхий худо-бедно письменный столик с креслом. Маленькое окно у дальней стены было зашторено. Выхода в собственную ванную я не заметил, поэтому пришёл к выводу, что если Нике вдруг понадобится в туалет, ей придётся идти в общественный и искать его где-то на этаже.
. Будучи не слишком-то довольным условиями проживания сестры, я выразил свои мысли вслух, мол, почему это её не поместили в такую же палату, что и Себастьяна.
. — В больнице всего три палаты экстра-класса. Одна сейчас закрыта на ремонт, во второй лежит какой-то крутой политик, а в третью пихнули Себастьяна, потому что он базилевс как никак.
. Я фыркнул и, ничего не ответив, двинулся к постели сестры. Вот это да! На Нику без слёз не взглянешь. Безусловно, она выглядит похуже Себастьяна. Кожа и волосы такого же цвета как первый снег, губы недалеко ушли — лишь на пару тонов темнее и то, только за счёт того, что возле них образовался чудовищный фиолетово-красный кровоподтек. Правый глаз от лба до уха пересекал глубокий порез, на левой щеке зияла крупная царапина. Ох да, к общей картине стоит добавить также с сотню более мелких царапинок, оставленные когтями птиц той красноволосой сучки. Я видел, как облако чёрных воронов под предводительством сей дамочки напало на Нику.
. Опуская взгляд от лица сестры чуть ниже, я увидел надетый на её шею корсет-липучку. В гипсе оказалась правая рука. Остальные повреждения, которые, я уверен, были ещё страшнее уже мною виденных, находились под белой простыней. Как-то даже представлять не хочется сколько у неё ран на теле. А ведь у сестры и внутренние кровотечения были. Полагаю, их уже успели ликвидировать, раз её из реанимации перевели в обычную палату интенсивной терапии.
. Надо отдать должное Каспару. Он молчал всё то время, что я разглядывал Нику и думал о своём. Я уж было совсем забыл о его присутствии в комнате, но он напомнил о своей персоне, задав следующий вопрос:
. — Злорадствуешь или всё таки сочувствуешь?
. По правде сказать, я не знал, что ответить на это, так как не испытывал ни того, ни другого. А что, собственно, я сейчас чувствую?
. — Эй, я с тобой разговариваю, — вспылил Каспар когда я, как ему показалось, его проигнорировал.
. — Помолчи, а? — отмахнулся я. — Мне нужно подумать.
. Я буквально спиной ощутил ту бурю возмущения и негодования, которая взорвалась в темноволосом парне. Но не успел он обличить свои эмоции в словесную форму, как в комнату вошла Аделина.
. — Каспар, оставь его в покое, — вдруг сказала она и я удивлённо обернулся. 
. — Что? — выпучил серые глазища парень.
. — Оставь нас, пожалуйста, — мягко попросила она, но в голосе её прозвучали едва заметные стальные нотки. Она бы не потерпела возражений, начни Каспар сейчас пререкаться с ней.
. Фыркнув и тихо выругавшись себе под нос, Каспар наконец удалился. Женщина, не сводя с меня пристального взгляда, подошла ко мне ближе, положила руки мне на плечи и ободряюще улыбнулась.
. — Я знаю, ты сделаешь правильный выбор.
. О чём это она?
. Заметив ярко выраженное недоумение на моей физиономии, она не поленилась пояснить:
. — Ты ведь уже знаешь, как поступить.
. Впрочем, от её пояснений мне понятнее не стало.
. — Вы о чём, дамочка? Я совершенно не понимаю, о чём речь, — проворчал я, отстраняясь от её рук. Она снова улыбнулась. 
. — Нет, понимаешь. В глубине души ты уже знаешь, что должен сделать. Не иди на поводу у разума, следуй за сердцем. 
. Хоть она и продолжала говорить загадками, я внезапно осознал, что подозреваю о чём эта женщина пытается сказать. Вот только откуда она знает, что я хочу сделать? 
. Словно прочитав мои мысли, странная дамочка произнесла:
. — Ты ведь знаешь, что хочешь сделать. Так что тебя останавливает?
. Рубен. Меня останавливал Рубен. Он бы счёл моё решение неправильным. Он бы никогда и ни за что его не одобрил.
. — Кто Вы такая? — вместо ответа задал встречный вопрос я.
. — Сивилла*. (*Сивиллы — в античной культуре пророчицы и прорицательницы, экстатически предрекавшие будущее, зачастую бедствия.) Иными словами, ясновидящая, хоть и не всегда видящая ясно, — хихикнула она своей шутке. — Но сейчас я абсолютно уверена. Ты поступишь так, как велит тебе сердце, а не так, как претит рассудок. Подумай о том, что я тебе сказала и прими решение. А я пойду, оставлю тебя наедине с сестрой.
. Женщина слов на ветер не бросала и в ту же секунду покинула палату, оставив меня в одиночестве. Каспар тоже не вернулся, поэтому кроме меня и Ники тут больше никого не было. Я присел на твёрдый стульчик у её постели и на какое-то время впал в глубокие раздумия. Не знаю сколько времени прошло пока я обдумывал ту идею, что спонтанно пришла ко мне во время сдачи крови, но когда я встал и решил прогуляться вдоль палаты к окну, я понял, что уже смеркает. Пора принять наконец какое-либо решение.
. Взглянув на сестру, которая в детстве была точной копией меня самого, а сейчас, повзрослев, стала совершенно иной, ни капли на меня не похожей, я вспомнил об одной мыслишке, которая посещала мою голову чуть ранее сегодня ночью: "Для меня уже слишком поздно что-то менять, но как насчёт неё?.."
. Моя дальнейшая жизнь лишилась смысла вместе со смертью Рубена. Прошлое осталось в прошлом, а будущее... уж слишком туманно. А вот у Ники все вполне может получится. Она поправится и вернётся к прежней жизни. Так может действительно сделать ей этот подарок в качестве прощального презента от младшего братишки?..
. Всё, решено. Взглянув на сестру в последний раз, я вышел из палаты в пустой коридор. Отчего-то сердце взволнованно колотилось в груди. Я знал, что должен делать, но всё равно переживал. Хватит ли мне сил? Я слишком много энергии оставил на поле боя, поэтому мне могла понадобится помощь. Я вернулся на седьмой этаж, надеясь обнаружить там Аделину или Каспара. Желательно, всё таки Каспара. Пусть мы с ним и не в ладах, его уровень магической силы мне как раз таки сейчас и нужен.
. Преодолев лестничный пролёт, я вышел через дверь в коридор седьмого этажа и увидел Каспара, что беседовал о чём-то с Францом возле кабины лифта. Спустя буквально пару секунд Франц поехал вниз, а Каспар развернулся, собираясь, очевидно, вернуться в палату Себастьяна. Я зашагал к нему и нагнал парня на полпути.
. — Каспар, погоди.
. — Что такое? — обернулся он, явно не ожидая меня тут увидеть.
. — В палате Себастьяна кто-то есть?
. — Да. Кайл. А что? — нахмурился тот. 
. — Мне нужна твоя помощь, — молвил я. Моя фраза подверглась насмешливому фырканью. Каспар скептически приподнял брови.
. — Серьёзно? И что ты хочешь, чтобы я сделал?
. — Я сейчас отлучусь где-то на час, а когда вернусь, необходимо, чтобы в палате Себастьяна никого не было. Сможешь выпроводить этого Кайла? 
. — С какой стати? — м-да, этот парень, что бы я не сказал, абсолютно всё воспринимал в штыки.
. — Ты хочешь, чтобы Себастьян проснулся или нет? — раздражённо вздохнув, спросил я.
. — А тебе-то какое до него дело, проснётся он или нет? — после секунды замешательства, подозрительно уточнил он.
. — Так хочешь или нет? — начал терять терпение я. Как же меня все тут бесят!..
. — Ну хочу, и что дальше?
. — Сделай так, как я сказал, выпроводи всех из палаты. А мне нужно пойти взять кое-что.
. — Что именно? — мрачно осведомился он.
. — Мой дневник.
. — У чёрного мага есть личный дневник? — хмыкнул Каспар. Я оставил нападку без внимания.
. — Так ты поможешь или нет? Мне понадобится твой запас магической энергии.
. — Что ты задумал? — сощурил он раскосые серые глаза.
. — Увидишь, — проворчал я и, решив, что Каспар таки сделает то, о чём я попросил, покинул больницу, чтобы взять из своего тайника дневник чёрного мага.



Rosa D.

Отредактировано: 14.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться