Последний некромант

Эпилог. Новое начало


. В больнице мы с Себастьяном провалялись ещё две недели. Вернее, это я провалялась две, базилевс же уже спустя неделю не выдержал и потребовал выписки. М-да, Себастьян мой без своей работы не мог. Едва оправился от первоначального шока, вызванного тем фактом, что он больше не бессмертный, тотчас вернулся к себе в правительство наводить порядок да ликвидировать последствия войны. Нам на руку сыграло то, что о том, кто именно является правителем Округа знали лишь единицы. Только вампирские верха правительства были осведомлены, что именно Себастьян Труа базилевс и те — все друзья и союзники Себастьяна. Так что пока широкой общественности не было известно, что глава государства мистическим образом спустя более чем двести лет снова стал человеком. Как я поняла, Себастьян решил разобраться со всеми текущими важными делами, а потом отдать бразды правления своему верному помощнику Карлайлу Руэргу, потому как согласно действующему законодательству, правителем мог быть только вампир. К слову, на голову последнего (то бишь, Кайла) в связи с этим свалилось столько проблем, что он уже был не рад новому статусу исполняющего обязанности базилевса Южного и, кстати, теперь и Северного Округа (после кончины Розенберга, его Округ временно перешёл под нашу юрисдикцию). Себастьян со своим другом — правителем соседнего Округа Рэйн — Адамом ломали голову над тем, что делать с новой территорией и пришли к соглашению, что эти земли они поделят между тремя государствами: Округом Рэйн (что на западе), Южным Округом и Округом Инда (что расположен у нашей восточной границы). Данное решение поддержал и глава Округа Инда — Бхарат, заметив, что управлять такой большой территорией одному вампиру будет слишком тяжело, а им втроем это будет вполне под силу. Я, разумеется, была в курсе всех политических дел. Моими информаторами был непосредственно сам Себастьян или, когда у того не было времени (что, к слову, случалось часто), то Кайл либо Каспар.
. Кстати!.. Я, пребывая в больнице, наконец-то выяснила, что за отношения связывают этих двоих. Честно говоря, никогда бы не подумала, хотя догадаться можно было. Впрочем, когда я спросила об этом напрямую у Каспара, отвечать на поставленный вопрос он и не подумал. А вот когда меня навестил Кайл, на мой вопрос он ответил охотно и с некоторой долей восторга начал поветствовать о том, что у них с Каспаром романтические отношения. Оказалось, они долго общались и подружились. Потом произошёл некий переломный момент когда Кайл поставил Каспара перед выбором: или они вместе, или же расстаются навсегда. Тот выбрал первое, негласно сообщив об этом посредством — по словам Кайла — самого робкого и нежного за всю его жизнь поцелуя.
. Каспар продолжал молчать как партизан даже после того, как я обо всём узнала, что называется, из первых уст. Кайл позже мне признался, что Каспар так себя ведёт, потому что ещё не привык к их отношениям и чувствует себя неловко. Проще говоря, он попросту стесняется афишировать их отношения. Я удивилась, что вспыльчивый, ничего не страшащийся Каспар Рошфор вдруг испугался чужого мнения, а Кайл тем часом пытался убедить меня в том, что Каспар совсем не такой, каким хочет казаться: на самом деле он очень робкий и кроткий. Я, естественно, не поверила, но спорить со счастливым Кайлом не стала. Быть может, ему всё таки виднее. Ещё юный бессмертный, всякий раз приходя ко мне, жаловался, что из-за навалившихся на него дел, он совсем мало времени уделяет Каспару и это его расстраивает. На это я предложила парню один вариантик решения проблемы, на что обрадованный вампир кинулся с благодарностью меня обнимать. Вскоре до меня долетели известия, что Каспар стал личным телохранителем исполняющего обязанности базилевса и теперь не отходит от него ни на шаг — ни ночью, ни днем. Поскольку Каспар являлся очень сильным магом да и драться умел не хуже, чем профессиональный боксер (к тому же, не стоит забывать, что он ко всему прочему и военную подготовку прошёл, и войну пережил), его кандидатуру ни одна живая душа оспаривать не осмелилась. Так что теперь, я надеюсь, эти двое счастливы.
. Они, должна отметить, не единственная пара, которая удивила всех своим необычным союзом. Закоренелая холостячка, которая, как мне казалось, дала обет безбрачья и решила до конца жизни прожить в одиночестве, неожиданно для всех, а тем паче для меня, влюбилась. Да ещё как влюбилась! Моя дорогая тётушка Аделина спустя месяц после всего случившегося приняла предложение руки и сердца и вышла замуж. И все мы прекрасно знали её избранника. Это был никто иной как вампир Франц! Разве можно в такое поверить? Вот и я не поверила сначала. Но Аделина продемонстрировала мне роскошное обручальное колечко и заявила, что в скором времени она со своим мужем отправится в кругосветное свадебное путешествие. Эта парочка собиралась посетить все шесть существующих Округов и два города-полиса, а потом, через полгода, вернуться в Шермен и осесть там. Аделина обещала заняться почти полностью разрушенной церковью, которую я называла домом всю сознательную жизнь. Франц в свою очередь пообещал всеми силами помогать в реставрации старой святыни. Я была безумно рада за свою тётушку, которая наконец нашла своё счастье. К слову, не мог не предвещать позитивный расклад их счастливой совместной жизни и тот факт, что сивиллы, коей является моя названная тётя, при желании способны прожить несколько веков. Что значит, если у них с Францом всё сложится (в чём я уверена), они смогут прожить бок о бок вместе не одно столетие. И кто бы мог подумать, что тот момент на поле битвы, когда я оставила тётушку лечить отравленного неизвестным ядом вампира станет судьбоносным для этих двоих? Я была безумно счастлива за них обоих.
. Но, увы, не для всех наступили их счастливые финалы. Как и ожидалось, многие не пережили кровавую войну. Францу и Кайлу в первые ночи после битвы удалось обнаружить сорок трёх раненых бессмертных и двух смертных в очень плачевном состоянии. Всех сорок пятерых спасли и Себастьян, как и обещал, выплатил им кругленькую сумму за участие в бою. Семьям всех погибших тоже полагалась компенсация, которую Себастьян, разумеется, тоже не поскупился перевести на их банковские счета. В Округе на целый месяц объявили траур. Тётушка Аделина (ещё задолго до свадьбы) организовала похороны. Тётю Морин и Ника похоронили на кладбище святого Лемери, рядом с могилой моего отца, по правую и по левую от него стороны. Хоть ни Мо, ни Ник не были некромантами, мы сочли, что они были достойны того, чтобы найти своё последнее пристанище, свой покой именно там. Сразу после выписки я отправилась именно туда и оставила цветы на их могилах.
. К слову, о самом кладбище... Я не поленилась, вернее, это Себастьян по моей просьбе приказал своим людям доправить все скелеты павших в долине между Округами некромантов обратно туда, откуда они прибыли. Я управляла сим процессом, ибо только я знала чьи тела да кости кому пренадлежат. По правде говоря, сначала я собиралась сделать это в тайне от Себастьяна сама, с помощью своей магии. Но оказавшись в долине, полной трупов и горсток праха, ко мне пришло осознание кое чего ужасного: я потеряла свой дар. Я больше не была некроманткой. Я стала обычным человеком без малейших крох магии внутри, без всяких задатков и способностей к волшебству. Самая обыкновенная и ничем непримечательная девушка, которая в свои восемнадцать ко всему прочему ещё и седая. Наверное, стоит отметить, что выписавшись из больницы и вернувшись в Шермен, я самостоятельно сделала себе новую стрижку: теперь кончики волос, которые раньше опускались ниже талии, сейчас едва достигали уровня плеч. Не скажу, что новая причёска меня сильно порадовала, но она уж точно была получше старой. С длинными белоснежными космами я смахивала на жуткую старую ведьму. 
. Стоп, к чему это я? Ах да! Все мертвецы, помогшие нам выиграть решающую битву возвратились в свои могилы. Уж за чем-чем, а за эти я проследила. К сожалению, потеряв связь с некромантским даром, я перестала видеть призраков, поэтому дальнейшая судьба всех моих новых друзей (да и старых тоже) оставалась загадкой. Обрели ли они покой? Или же остались мыкаться на мёртвой земле, так и не сумев завершить свои земные дела? Что же всё таки стало с ними? Неизвестно.
. На случай, если духи умерших некромантов всё ещё проживали в наших краях, я частенько выбиралась на вылазку в местный некрополь и навещала могилку каждого, кто помог мне в ту роковую ночь.
. Посещать кладбище мне ничто не препятствовало, ведь через два месяца после случившегося мы с Себастьяном с концами переехали в Шермен, в его поместье. Мы решили пожить тут какое-то время, отдохнуть от мирской суеты и просто понаслаждаться жизнью. И хоть нам нравилось проводить время в обществе друг друга и больше ни за что не переживать, всё же, Себастьян по-прежнему чувствовал себя не в своей тарелке. Очень часто, когда в доме на него ненароком попадали солнечные лучи, бывший вампир рефлекторно шарахался обратно в тень. Сколько бы времени не проходило, он никак не мог перестать бояться небесного светила. Наверное, двести лет беспросветной тьмы вот так вот взять и перечеркнуть нереально, но я надеялась, что со временем Себастьян наконец свыкнется.
. Впрочем, не смотря на это, Себастьян безумно любил встречать со мной рассвет и провожать закат, сидя на краю утёса и созерцая безмятежное море. В такие моменты он радовался, что снова может смотреть на солнце и при этом не опасаться, что то его спалит заживо.
. Какое-то время мы с ним жили душа в душу. Иногда выбирались в город, часто гуляли на природе, изредка посещали какие-то интересные места и мероприятия. Вот только вскоре я начала замечать, что провинциальная жизнь отнюдь не для Себастьяна. Признаться, через пару недель я и сама стала испытывать скуку, но бывшему базилевсу было стократ сложнее, чем мне. Он не привык бездействовать, его переполняла энергия, которую раньше он тратил на управление страной. Всё чаще он читал газеты с новостями о политике, о делах в Округе, об экономике, культуре, внешних проблемах государства и различных дипломатических встречах верхов правительства. Всё чаще лицо Себастьяна мрачнело и изо дня в день он становился всё более хмурым да угрюмым.
. Эта жизнь не для него, — поняла я спустя ещё несколько недель и, осознавая, что так дальше продолжаться не может, предложила, начав издалека:
. — Хорошо отдохнули, уверена, этот отпуск пойдёт нам на пользу. Но пора и честь знать. Давай вернёмся в Меридиан и ты с новыми силами снова станешь работать в правительстве?
. — Что? — потеряно переспросил он, когда оторвал взгляд от газеты, которую внимательно штудировал последние полчаса. Даже к завтраку не притронулся! Или это просто я так ужасно готовлю?..
. Когда я повторила сказанное, Себастьян мечтательно задумался, но потом вдруг резко отмахнулся, сказав, что ему и сейчас неплохо живётся. Затем он отбросил газету и принялся жевать то, что задумывалось мною как сырники, а по факту вышло какими-то густыми лужицами из творога да кефира на тарелке: с одной стороны сырое и белое, а с другой — сгоревшее и чёрное. Никакой золотистой корочки, как было нарисовано в книге рецептов. Ну и как, спрашивается, я умудрилась создать нечто подобное? М-да. Быть поваром явно не моё призвание.
. А Себастьян так глубоко погрузился в лишь ему ведомые думы, что подобрал вилкой сие недоразумение кулинарного искусства и отправил в рот. Ох, хоть бы не отравить его! А то ведь он больше не бессмертный. Ещё не хватало, чтоб я ненароком убила возлюбленного своей стряпней!
. Ума не приложу, почему Себастьян упрямился и отказывался сделать то, чего ему хотелось больше всего на свете. Я же не слепая, вижу, как его душа рвётся обратно в Меридиан. Мне не оставалось ничего иного, кроме как смириться с его дурацким решением остаться тут, потому как сколько бы я раз не заводила разговор на эту тему, его ответ оставался прежним. Посему очередной месяц мы провели тут таки — в его особняке на юге Шермена. А может и не месяц вовсе. Понятия не имею, поскольку я перестала следить за тем какой нынче вообще день недели. О числе месяца я могла только догадываться.
. Наступила зима когда я слегла с неведомой хворью. Думаете, я начала следить за ходом времени? Да нет. Просто снег пошёл и всю землю укрыло белым хрустящим покрывалом, да и плюс ко всему похолодало жутко. В первые дни неожиданно возникшего в этих краях мороза я вдруг припомнила, гуляя по холодным коридорам особняка, что когда впервые сюда пришла, подумала, что хозяевам дома стоило бы подумать о ледяных сквозняках. А потом сразу про себя и добавила: впрочем, здесь же вампиры живут, уж их-то сквозняк точно беспокоить не должен. Вот ирония. Теперь тут живут два человека и нам постоянно приходится топить печь, чтобы банально не замёрзнуть. Себастьян частенько был вынужден ходить в лес да рубить деревья, чтоб нам было, что бросать в камин. Возможно, именно поэтому я и заболела? Хотя симптомы не слишком на обморожение похожы. Да и на зимнюю простуду тоже как-то не тянут. Я уж было сначала подумала, что это пищевое отравление. Как никак, с моей-то готовкой это было бы отнюдь не странно, а предсказуемо и ожидаемо. Но вот что действительно странно, так это то, что Себастьян при этом не отравился и моя тошнота продолжалась не день и не два, а больше недели. Когда я стала испытывать слабость и у меня слегка поднялась температура, Себастьян, сидя у моего ложа, вызвал на дом одного из лучших врачей Меридиана. Тот показал чудеса скорости и постучался в наш дом спустя два часа после звонка (а одна лишь дорога из Меридиана в Шермен на поезде занимает полутора часа). Врач оказался вампиром. После коротко опроса (специалист спрашивал о моём самочувствии на данный момент и о совокупности всех симптомов, что беспокоили меня на протяжении последнего времени в целом), а также непродолжительного осмотра, вампир быстро поставил диагноз:
. — Милочка, так вы больны самой прекрасной болезнью! Вы беременны!
. Мы с Себастьяном потрясенно между собой переглянулись.
. — Несколько я могу судить на слух по сердцебиению ваших малышей, то предполагаемый строк: чуть больше месяца.
. — Что-что? — переспросила я.
. — Вы сказали "малышей"? — уточнил Себастьян, сорвав вопрос у меня с языка.
. — Да-да, малышей! — радостно поведал нам доктор. — У вас будет двойня.
. Естественно, мы обрадовались. Врач давно ушёл, а мы ещё долго не могли поверить в реальность происходящего. И не странно! Ведь мы, в общем-то, не рассчитывали на подобный поворот сюжета, и даже не планировали ничего такого!.. Как известно, вампиры бесплодны и, наверное, мы с Себастьяном на время позабыли, что он больше не бессмертный. Мы оба были обычными людьми и, стало быть, теперь от подобного незастрахованы. Разумеется, я была рада носить под сердцем два чуда от человека, которого любила всей душой, но для полного счастья, как мне, так и тем паче Себастьяну не хватало кое-чего. Ему — его работы, а мне — его счастливых горящих глаз и полной энтузиазма улыбки.
. В общем, пришлось включить стерву (мне прощается, у меня гормоны играют) и поставить свои условия дальнейшего совместного проживания. Если он хочет видеть меня счастливой, значит мы должны переехать в Меридиан в его резиденцию. Мол, надоело мне тут в холоде и голоде жить. Детишкам в моей утробе нужны тепло и хорошое питание.
. Под моим натиском бывший базилевс быстро сдался и вскоре мы уже радостно паковали манатки. Кайл и Каспар — новые хозяева резиденции — встречали нас с хлебом и солью и были несказанно рады нашему приезду. Кайл (который за те пару месяцев, что мы не виделись, умудрился постареть лет на десять) выразил надежду, что Себастьян захочет отобрать свою власть обратно, и ему больше не придётся корячиться на неблагодарной работе правителя двух Округов (с Округом Розенберга-то по-прежнему всё было очень неопределённо). Себастьян заверил приятеля, что приехал сюда лишь ради меня и в дела государства вмешиваться не собирается. Меня, под действием нестабильных в последние недели эмоций, крайне взбесила позиция Себастьяна. Если он отказывается от того, что так дорого его сердцу лишь из-за меня, то я его жертву оценивать не собираюсь! Зачем такое делать? Если он хочет вернуться в политику, то пусть именно так и сделает! Зачем из-за того, кого любишь делать себя несчастным? Наоборот! В настоящей любви не нужно себя в чём-то ограничивать. Зачем менять себя, менять свою сущность? Он пытается так показать, что любит меня? А как же я? Я его не люблю получается, потому что из-за меня он вынужден жить так, как он бы ни за что не стал, не будь меня рядом. Так что же это выходит? Я, вместо того, чтобы делать его жизнь лучше, делать своего любимого счастливее, разрушаю его изнутри?
. Понятно, что я это не нарочно. Но как заставить этого упрямца вернуться к тому, что днями и ночами занимает все его мысли? Как дать ему понять, что я поддержу его в любом его начинании, и я совсем не возражаю даже если это приведёт к тому, что у него останется меньше времени на меня. Я готова на всё, лишь бы он снова стал таким счастливым, каким был раньше, когда имел возможность участвовать в любом вопросе, касающимся дальнейшей судьбы страны.
. Кароче говоря, я тайком подговорила Кайла ненавязчиво оповещать Себастьяна про все события в политической сфере, а также попросила как-бы невзначай советоваться с ним по поводу различных вопросов. Юного и. о. базилевса даже уговаривать не пришлось. Узнав о моём хитром замысле вернуть Себастьяна в верхушку правительства, Кайл с безграничной радостью согласился выполнять все мои указания. «Всё что угодно, лишь бы снова стать свободным», — заявил он мне.
. В общем-то, довольно скоро, Себастьян под влиянием рассказов и жалоб Кайла, решил таки провести с ним пару часов в его бывшем кабинете и обсудить некоторые проблемы государства за закрытой дверью. Такие вылазки, моими стараниями и стараниями Кайла, стали происходит едва ли не ежедневно. После них Себастьян становился таким оживленным и возбужденным. В глазах его полыхала искра и он снова становился самим собой, тем — кого я некогда полюбила.
. Ну и молодец же я. Не могла нарадоваться, что мой замысел, а позже и мои труды принесли ожидаемые результаты. М-да уж, беременная интригантка, иначе не назовёшь! А что? Надо же леди в положении себя чем-то развлекать. К тому же, счастливая физиономия Себастьяна, которая появлялась всё чаще, добавляла мне эндорфинов в мозгу, что, полагаю, благотворно влияло не только на меня, но и на наших с ним детишек.
. Я подумывала над тем, что, поскольку человек базилевсом стать не мог, Себастьян мог бы занять должность первого советника Кайла. Формально, Кайл бы оставался вампиром-правителем, а по факту, Себастьян бы управлял государством так же, как прежде, просто через руки своего лучшего друга, по-совместительству, и. о. базилевса.
. Я вынашивала этот план ещё какое-то время и вот, наконец, решила поделиться своими соображениями с Себастьяном. К тому часу, у меня под одеждой вырос нехиленький такой животик. Малыши частенько пинались, что не странно, ведь я была уже на пятом месяце. Снова наступила весна и вот несколько недель назад мы с моим мужем (поженились мы в самый лютый из всех двенадцати месяцев — в середине февраля) отпраздновали мой день рождения. Теперь мне девятнадцать. Себастьяну, если не считать его вампирского возраста, этим летом должно было стукнуть восемнадцать, ведь обратили его в семнадцать. Впрочем, на подростка он не смахивал и выглядел на все двадцать пять.
. В общем, вскоре после моей днюхи, мы с Себастьяном решили как-то вечерком прогуляться в дивном по своей красоте саду позади резиденции (я вытащила любимого на прогулку, чтобы затеять разговор по поводу его возвращения в большую политику). Повсюду светили симпатичные жёлтые фонарики, освещающие петляющие тропки из рыжих камешков; дул приятный тёплый ветерок. Мы с моим возлюбленным мирно слонялись окрестностями и пытались подобрать имена нашей двойне ребятишек (я никак не могла решиться поднять тему, которую непосредственно планировала и желала обсудить). Безуспешно, правда. Себастьян предложил, что если родятся девочки, то одну из них мы обязательно назовём Кассандрой. Я в долгу не осталась и тотчас выдвинула своё предложение: если родятся мальчики, одного мы назовём Норманом, в честь моего папы. Неизвестно как долго мы могли бы продолжать спорить по данному вопросу, если бы не случилось непредвиденное: в резиденцию непонятно каким образом пробрался враг. Куда смотрела охрана остаётся только гадать. Однако факт: нам дорогу перегородил тучного вида дюжий бессмертный, который наточил не абы какой клык на Себастьяна, да и на меня тоже. Как оказалось, вампир был приближенным Розенберга и ему каким-то чудом удалось выжить в той войне (которую в простом народе окрестили "Стремительной"). Вампир заявился к нам в резиденцию с единой целью: отомстить. Не могу передать весь тот ужас, что овладел мною в те мгновения. Без некромантского дара я была не в состоянии хоть как либо защитить себя и малышей в моей утробе. Себастьян, потерявший бессмертие, нечеловеческую силу и сверхъестественную скорость тоже не смог бы дать недоброжелателю отпор. Охрана даже при всём желании не смогла бы нас сейчас спасти, потому что мы зашли слишком далеко в сад и поблизости не было никого, кто мог бы увидеть нас или услышать крики о помощи.
. — Час расплаты, — сплюнул на землю вампир и пошёл в наступление.
. Себастьян спрятал меня за своей спиной и выставил левую руку в жесте, обозначающем стоп. Я спрятала лицо у него на плече и крепко зажмурилась, ощущая как от страха отнюдь не за свою жизнь из глаз хлынули слёзы. Однако прошло мгновение, второе, третье... и ничего так и не произошло.
. — Никс? — изумленным тихим голосом позвал любимый.
. Я открыла веки и осторожно выглянула из-за его плеча. Вампир, собиравшийся напасть на нас, застыл в странной позе в полуметре от наших испуганных фигурок. Лицо его перекосила одновременно взбешенная и озадаченная гримаса. Казалось, враг пытался сделать шаг по направлению к нам, но что-то — какая-то невидимая сила — ему мешало. Я силилась понять, что происходит и тут случайно обратила взор на по-прежнему вытянутую руку Себастьяна. Рукав его рубашки чуть сполз вверх, оголив бледное запястье.
. — Себастьян! — шокированно воскликнула я и указала на его руку. На коже запястья вычурным узором извилистых солнечных лучей сиял золотистым светом рисунок. Я отлично знала, что тату на внутренней стороне запястья Себастьяна — это ничто иное как его метка некроманта. У каждого некроманта после ритуала посвящения в двенадцать лет появлялось такое тату. Себастьян не исключение. Вот только он давно перестал быть кукловодом смерти. Так как это понимать? Почему его запястье и глаза полыхают золотистым пламенем?
. Должна отдать должное Себастьяну: он не потерял концентрации даже после того, как сам же испуганно шарахнулся назад, увидев как светится его татуировка. Он поднял глаза на всё ещё обездвиженного невидимыми путами вампира и решил подтвердить или опровергнуть догадку, одновременно пришедшую нам с ним в головы. Себастьян зашевелил напряжёнными пальцами. В такт этим движениям вампир начал конвульсивно шевелить конечностями, словно бы незримые нити заставляли его двигаться, как марионетку.
. — Что за?.. — прохрипел бессмертный, с трудом выталкивая из глотки слова.
. Ещё несколько секунд и Себастьян вдруг резко да крепко сжал кулак. Вампира не стало буквально в тот же миг: взорвался серым фейерверком, осыпав нас прахом с ног до головы при этом.
. — Что случилось? — донёсся до нас взволнованный крик Кайла, что вместе с Каспаром и парой вампиров охранников бежал к нам. Вовремя, ничего не скажешь!..
. В общем, оказалось, некромантский дар, неизвестно каким образом, вернулся к Себастьяну. Он снова был некромантом. Полагаю, его дар вернулся ещё очень давно, возможно, в первые недели его бытия человеком. Но из-за того, что угрозы нашей жизни от вампиров не исходило, Себастьян и не догадывался, что теперь может снова ними управлять. 
. Себастьян очень долго пытался принять новую природу и свыкнуться с ней, однако нельзя было отрицать, что возвращение его истинного дара, с которым он некогда родился, несказанно его обрадовало. Всё чаще он выбирался под покровом ночи на охоту на опасных заражённых, которые терроризировали город. Я, конечно, была за него рада, но эти его ночные вылазки, не будь я полностью седой, точно прибавили бы мне новых седых волос. К счастью, Себастьян знал, что делает и всегда возвращался домой целым и невредимым.
. Прошло четыре месяца и Себастьян таки стал советником Кайла, как я того и хотела. Времени он мне уделял почти столько же, как и до всего этого, но теперь был намного более счастливым.
. Наконец, пришло время родов. Не скрою, они были тяжелыми и я очень переживала, потому что когда моя мама рожала двойню (то бишь нас с Ником), она умерла сразу же после того, как родился Ник. Это не могло не внушать некоторого беспокойства. Однако все тревоги оказались напрасны. У нас с Себастьяном родились прекрасные девочка и мальчик. Я рожала в больнице глубокой ночью, поэтому через какое-то время обессиленно уснула. Детей забрали в специальное отделение для новорождённых и Себастьян вскоре пошёл туда, чтобы понаблюдать за нашими детишками через стеклянную стену. А вот на утро нас обоих ожидал невообразимый сюрприз. Когда Себастьян пришёл в мою палату, то сразу же чему-то изумился в моём внешнем облике. Быстренько сгоняв за небольшим зеркальцем (остаётся только гадать где он его достал), дал его мне. В отражении на меня смотрели яркие изумрудные глаза, такие же насыщенно зелёные, как и до той роковой ночи, когда я потеряла магию. Но это ещё было не всё! Пара прядей моих волос снова стали чёрными как смоль. Прошло время и каждая волосинка на моей голове вернула свой естественный цвет. Я снова была брюнеткой!
. Когда мы вернулись в резиденцию, Себастьян выдвинул невероятную теорию, мол, может и магия моя вернулась? Для эксперимента мы позвали Кайла и отвели ему роль подопытного кролика. После нескольких неудачных попыток зацепиться за "крючки" в теле юного бессмертного, я приуныла и решила сдаться. Но Себастьян не дал мне этого сделать и, подбодрив, предложил попробовать ещё раз. Я попробовала, не рассчитывая, впрочем, на успех, и тут неожиданно из моих пальцев рванули зелёные нити, заставившие в следующий миг Кайла резко дёрнуться. Получилось! Я до последнего не могла поверить в реальность происходящего, но факт остаётся фактом: я снова была некроманткой. Правда, с экспериментами пришлось быстро закончить, потому как в комнату влетел Каспар и приказал больше не мучить его возлюбленного. Я в ответ лишь радостно захохотала. Невероятно! Как же это хорошо снова стать тем, кем ты есть!
. Последующие месяцы мы с Себастьяном занимались только детьми, отложив дела и тренировки некромагии на потом. Вскоре к нам из кругосветного путешествия, которое вместо полугода затянулось на полтора, вернулись Аделина с Францом. Тётушка была так счастлива увидеть наше пополнение в семействе, что решила дать нам с Себастьяном немного передохнуть и взяла ребятню на себя на выходные. Мы были только рады провести свободный вечер вместе, не слушая плач и не меняя подгузники. Молодым родителям срочно требовался коротенький отпуск!
. Как бы это странно не прозвучало, но на следующий день мы уже ехали в Шермен, чтобы посетить кладбище. Теперь, когда мы оба имели связь с миром мёртвых, я надеялась, мы сможем поболтать со всеми обитающими в некрополе имени Лемери духами. Если, конечно, они всё ещё там обитают.
. На кладбище было тихо и пустынно. Однако когда мы подошли к могилам моего отца, брата и тёти, ощутили характерный озоновый аромат. Воздух наэлектрезовался и один за другим перед нами начали появляться полупрозрачные души дорогих нам людей. Первым возник мой папа Норман, затем появились Кассандра, Марина, Алиестер, Даррек, Маркус и... Ник с Морин тоже. Я не поверила своим глазам и кинулась их обнимать. Себастьян в то время также столбом не стоял, а обнимал маму и лучшего друга.
. — Тётя, Ник, — плакала я у них на плече, чувствуя как по спине меня ободряюще гладит отец.
. — Всё хорошо, Никта, не плач, — ласково сказала Морин.
. — Да, не убивайся так, сестрёнка.
. — Мы ждали вас, Николетт, — произнёс папа с улыбкой на лице.
. — Да? — шмыгнула я носом, отстраняясь от тёти и брата, чтобы посмотреть им всем в лицо. К тому времени к нам подошли ещё Маркус с Мариной. Кассандра не заставила себя долго ждать и вместе с Себастьяном, Дарреком и Алиестером присоединилась к нам. Я крепко обняла лучшую подругу, не скрывая радости и счастья от нашей долгожданной встречи.
. — А здесь всегда так безлюдно? — не без доли иронии пошутил Себастьян, оглядываясь по сторонам.
. — Раньше здесь было более оживленно, — справедливо заметила я, подметив, что действительно, кроме наших знакомых здесь больше никого поблизости не было.
. — Я могу пояснить, — с улыбкой вызвался Даррек, подняв руку так, словно хотел ответить на уроке в школе. — После того как ты, Никта, потеряла связь со всеми нами в ту ночь, большинство некромантов — выходцев из Чёрных Скал обрели наконец покой. Оказалось, что незаконченным земным делом каждого из нас была месть нашему убийце.
. Себастьян при этих словах напрягся, потупил взор, а затем и вовсе прикрыл веки и сжал зубы так, что на щеках заходили желваки. От Даррека не укрылось переменившееся лицо приятеля, поэтому он, впрочем, как ни в чём не бывало, продолжил:
. — Да. Всем нам нужно было отомстить нашему убийце — Рубену Розенбергу. Как только он умер, почти все души некромантов отлетели в лучший мир.
. Себастьян распахнул глаза. 
. — Рубену? — спросил он. — Но ведь это я... Ведь это я вас всех... 
. Даррек успокаивающе похлопал друга по плечу.
. — Нет, не ты. Ну, ладно, формально ты, конечно, но ведь всё это было хитрым замыслом этого негодяя. Он убил тётю Кассандру, заставил тебя поверить, что это сделал кто-то из нас. Ты, разумеется, тоже хорош!.. Поверить чужаку, а не своему племени... — вдруг запричитал юноша, но быстро улыбнулся и добавил более ласково: — Но мы все тебя понимаем. Ты тогда потерял единственного дорогого тебе человека и не мог мыслить здраво.
. — Я убил почти сорок своих соплеменников, — мрачно заявил Себастьян, даже спустя два с половиной столетия после случившегося чувствуя себя виноватым так, словно то произошло вчера. — Разве я заслужил ваше прощение? 
. Марина сделала шаг вперёд и её вечно строгое лицо озарила лёгкая приятная улыбка. 
. — Можешь считать нас эгоистами, но если мы не простим тебя и не отпустим все наши обиды, то никогда не сможем уйти. Так что, выходит, выбора у нас особого нет. Скитаться вечно по земле, не зная покоя или же простить маленького мальчика, который доверился тому, кому доверять не следовало и, наделав кучу ошибок, таки сумел спустя пару веков их исправить, — витиевато промолвила она и, взглянув в мою сторону, улыбнулась шире: — Не без помощи моей пра-пра-правнучки, естественно. Я горжусь тобой, Никта. Ты молодец. 
. Я развела губы в счастливой улыбке и взяла Себастьяна за руку. Но он по-прежнему был угрюм. Что-то мне подсказывало, что пусть его простили те, кого он некогда по жестокой ошибке лишил жизни, сам себя он простить не сумел. 
. — Не падай духом, бывший вампир, — добродушно улыбнулся Алиестер, привлекая к себе внимание Себастьяна. — Теперь вас с Никточкой ждёт лишь светлое замечательное будущее. Нечего киснуть, словно лимонов объелся. Жизнь прекрасна! У тебя появился второй шанс прожить её так, как ты того хочешь. Так наслаждайся же!
. Себастьян, выслушав мудрого старика, чуть заметно улыбнулся. Тут в разговор встрял Даррек.
. — Себастьян! Кстати, пока не забыл! Давно хотел поблагодарить тебя, да всё как-то не было возможности.
. — За что поблагодарить? — удивился тот.
. — Что спас моего пра-праплемянника. Моя старшая сестра родила одну девочку, которая тебе, да и тебе, Никта, хорошо знакома. Аделину. Аделина родила Кайла, который, увы, с первых лет жизни жутко болел. К шестнадцати годам уже ни один врач и ни один маг не мог поставить его на ноги. Он умер бы, если бы ты не обратил его. Ты ведь не знал, что он мой дальний родственник, правда?
. Себастьян нахмурился. 
. — Нет. Я знал, что у Аделины тоже фамилия Руэрг, но думал, просто совпадение. А проверять не стал. 
. — Ну так вот, — довольно заулыбался юноша. — Я тебе очень благодарен за спасение моего родственника.
. — Кстати, о Карлайле Руэрге, — подал басовитый голос доселе молчавший Маркус. Откинув с глубокопосаженных глаз черную чёлку, он внимательно воззрился на Себастьяна. — Теперь ты вернул свой некромантский дар, стало быть, больше незачем заставлять неопытного парня управлять такой огромной территорией. Пора тебе вернуться в кресло базилевса,.. — следующие слова Маркус выразительно отчеканил: — ...господин Труа.
. Себастьян взирал на моего родственника с ярко выраженным недоумением. Воцарилась короткая пауза.
. — Но все восемь правителей во всех шести Округах и двух городах-полисах — вампиры Аристократы. Человек не может стать базилевсом, — наконец молвил он.
. — Человек не может, — согласился Маркус, а затем ткнул Себастьяна в грудь и сказал: — А вот некромант твоего уровня может, ещё как. Да ты же любого кровососа одним взмахом руки уничтожить можешь. Думаешь, кто-то посмеет не поддержать твою кандидатуру?
. — Кайл отлично справляется со своей ролью, — упрямо покачав головой, ещё более упрямо заявил он.
. — Наверное, кому и следует это говорить, но не мне... — подал голос Даррек. — Но ладно. Себастьян, ты же сам понимаешь, он не готов к такой большой ответственности. Кайл такой же как и я. Ему веселья подавай. Он не умеет быть серьёзным, ему очень сложно сосредоточиться. Это не его, ты понимаешь? По крайней мере, уж точно не сейчас. Может лет через двести или триста он остепенится, однако сейчас, всё, что ему нужно — это свобода.
. — Даррек дело говорит, — поддержал юношу Алиестер. — Мальчик разрушит страну, пусть и не специально. Место правителя должен занять знающий человек. Такой, который в кресле базилевса не один десяток лет провел, — многозначительно посмотрел на Себастьяна старик.
. — Ты создал этот Округ, — произнесла Марина. — Ты создавал его таким, какой он есть сейчас на протяжении двух веков. Тебе удалось из мёртвой земли, на которой ничего не росло, из запущенной территории, на которой люди гибли, словно мухи, сотворить государство и не абы какое, а процветающее. Ты знал, что не только Кассандра все эти годы следила за твоими достижениями и гордилась всем, что ты делал? Все выходцы из Чёрных скал на протяжении столетий наблюдали за твоими взлетами и падениями. Уж кого-кого, а более достойной кандидатуры на эту должность не сыскать. 
. Я посмотрела на Себастьяна. Уже не только я, а все начали уговаривать его вернуться на пост базилевса. Да вот по его физиономии было заметно, что он не слишком-то впечатлен их доводами. Маркус тоже заметил это и спросил:
. — Что тебя останавливает? Просто скажи и я смогу убедить тебя, что это всё ерунда.
. — Пф, некромант в роли базилевса? Это никуда не годится, — фыркнул Себастьян, хотя, судя по тону голоса, он уже был не так уверен в своей правоте.
. — Почему? — спросил Маркус.
. — Наш Округ станет самым слабым.
. — Ну вот же ж глупый ребёнок, — негодующе пошатал седой головой с блестящей лысиной Алиестер. — Если станешь правителем, наш Округ станет самым сильным. Ты же любого бессмертного сможешь склонить на колени даже без его на то воли. А с помощью своей способной жены, вы вообще таких дел наворотить сумеете! Ни один враг вам не будет страшен.
. Себастьян с сомнением покосился на Алиестера, но ничего не сказал, потому как неожиданно заговорил Ник:
. — Никта, а почему ты так и не попробовала сделать то, о чём я тебя просил в письме? Игнорируешь мою последнюю волю?
. Я в недоумении перевела взор на брата.
. — Ты почему не дала Себастьяну почитать мой дневник? Забыла о нём уж совсем, да? — продолжал причитать он, а меня внезапно осенило. Дневник!
. — О чём он? — поинтересовался Себастьян. Я повернулась к нему. 
. — Себастьян, ты знаешь что? Ник-то изобрёл способ лечить заражённых вампиров! Я совсем забыла об этом, потому как думала, его дневник больше никогда мне не пригодится. А потом когда дар вернулся, с нашими детьми, я как-то забыла... Нам больше не придётся убивать заражённых, представляешь! Мы сможем их исцелять. В дневнике Ника детально описано, как это делать. Я читала его записи, для нас — двух некромантов, это сущий пустяк вылечить бессмертного на любой стадии заражения. Представляешь?! 
. Себастьян резко и с изумлением выдохнул. 
. — Когда ваши верноподанные узнают о том, что вы способны лечить вирус, вам будут поклоняться как смертные, так и бессмертные, — заявил Маркус. Себастьян же напряжённо о чём-то размышлял.
. — Ты только представь, мы сможем организовать приём заражённых граждан в резиденции, например, — вкрадчиво предложила я. — Через несколько лет все вампиры нашего Округа излечатся. И больше не будет этих бессмысленных смертей как вампиров, так и невинных людей. Кстати, ты знал, что создателем вируса был Рубен? 
. Себастьян лишь кивнул, продолжая сверлить глазами дыру в земле. Вдруг, к нему подошла Кассандра и, ласково погладив его по плечу, негромко сказала:
. — Всё, что тебе нужно, это просто отпустить прошлое, сынок. Не стоит жить, сожалея о том, что уже никогда не удастся изменить. Ты должен простить себя.
. Мне кажется, Кассандра знала что-то, чего не знала я. За что он должен себя простить? Какое прошлое его не отпускает? 
. Себастьян крепко прикрыл веки и, в конце концов, выдавил:
. — Не могу.
. — Чёрт возьми, Себастьян, ну почему не можешь? — наконец не выдержала я. Уже больше двух лет мне приходилось терпеть это его упрямство. Надоело уже, честное слово! Что мешает ему вернуться к тому, что он любит больше всего?
. Мой муж открыл глаза и затравленно посмотрел на меня. Хотел что-то ответить, да из его уст так и не сорвалось ни звука.
. — Всё ещё не можешь простить себя за то, что сделал в ту ночь двести сорок лет назад? — участливо предположила Кассандра.
. — Не только. Хотя это тоже, — неохотно признал Себастьян.
. — Что ещё тебя мучит? — поинтересовался мой отец.
. — Какой из меня правитель после того, что произошло? — вдруг пробормотал он. — Столько людей умерло по моей вине. Наша армия насчитывала почти тысячу солдат, а выжило всего полсотни.
. Так вот оно что! Он винил себя в смерти тех воинов, что отдали жизнь за неприкосновенность Южного Округа на Стремительной войне. Поэтому Себастьян не решался вернуться на трон, он считал себя не достойным этого.
. — И это вся причина? — неожиданно впервые за весь разговор подала голос тётя Морин. Она подошла к нам ближе и сказала: — Послушай мудрую женщину, которая сама решила пойти за тобой. От лица всех погибших могу точно сказать, что каждый солдат знал на что идёт и чем рискует. Не знаю как вампиры, но люди знали, что скорее всего войну эту они не переживут. Я тоже догадывалась, но, увы, отступить от принятого решения уже не смогла. Не в моём это характере. И знаешь что? Я ни о чём не жалею. Мы ведь победили. Пусть и немалой ценой, но наша жертва была не напрасной.
. — Тётя... — прошептала я, ощущая как с ни того, с ни сего к горлу подкатил ком, а к глазам подступили слёзы. Мне её так не хватало!..
. Она обратила внимание на меня и кривовато улыбнулась.
. — Всё нормально, Николетт. Мне здесь хорошо, правда. Я теперь вместе с братом и с племянником. А с тобой останется Лина. Ты никогда не будешь одна. Так что не стоит печалиться.
. Я слабо улыбнулась, чувствуя как дрожат губы. Подошла и крепко обняла тетушку за талию, положив голову ей на плечо.
. — Себастьян, знаешь, а ведь я не смогу уйти пока ты не отпустишь прошлое и не простишь себя, — как-бы невзначай сообщила Кассандра, возвращаясь к нашей теме. — Мы все сегодня собрались тут, чтобы попрощаться. Мы завершили наши земные дела, так что теперь можем спокойно уйти. Ну... Все, кроме меня. Потому как, чтобы уйти, я должна быть уверенной, что мой сын счастлив.
. — Сегодня уйдут все, кроме Кассандры... и меня, — неожиданно заявил мой отец.
. — Папа? — я отстранилась от Морин и удивлённо воззрилась на отца. Он подошёл к Кассандре и, виновато на меня покосившись, тихонечко её спросил:
. — Ну, что, расскажем им? 
. Она смущенно опустила глаза и мило улыбнулась так, что на её щечках появились очаровательные ямочки. Надо же, никогда прежде не замечала, что у неё есть ямочки на щеках. Может, раньше она просто не улыбалась такой счастливой улыбкой? 
. — Расскажете что? — резонно поинтересовался Себастьян. 
. Эта ведущая себя крайне загадочно парочка неожиданно для всех сплела пальцы рук вместе. Кассандра подняла на нас виноватый взгляд исподлобья, а мой отец сказал:
. — Мы с Кассандрой решили уйти на покой вместе. Вы не против?
. Против? Да мы тут вообще немного в шоке. Озадаченно тряхнув головой, я спросила:
. — Что означает "уйдёте вместе"? Это как?
. — Мы влюблены, — робко призналась Кассандра. — Уже долгое время.
. — Постойте-постойте, — пыталась осознать сложившуюся ситуацию я. — А разве так можно? В смысле два духа могут уйти на покой вместе?
. — Могут, — кивнул Себастьян, внимательно разглядывая свою мать и моего отца в объятиях друг друга. — Есть души, которые соединяют сами Небеса. Они могут прожить всю жизнь вместе, а могут найти друг друга лишь после смерти и отправиться в рай вдвоём. Истинные половинки, родственные души, — пояснил он мне, неизвестно откуда зная такую занимательную информацию. 
. — Хочешь сказать, твоя мама и мой отец... 
. Он пожал плечами:
. — Как знать? Если они смогут пройти врата в лучший мир рука об руку и не потеряться при этом, значит, да.
. — Вот это да... — изумленно выдохнула я.
. — Но мы никуда не уйдём, Себастьян, — молвила Кассандра. — Покуда ты не будешь счастлив.
. — Мам, я и так счастлив.
. — Не полностью, — покачала она головой. — Вот когда избавишься от этого тяжёлого груза у себя на сердце, вот тогда я смогу уйти.
. — Боюсь, я не смогу избавиться от него просто сейчас, — пробормотал Себастьян.
. — Это и понятно. Мы тебя не торопим, не волнуйся. Я буду ждать столько, сколько понадобится.
. Лицо Себастьяна вдруг страшно погрустнело.
. — По правде сказать, я не хочу, чтобы ты уходила... — прошептал он. — Спустя двести сорок лет я снова смог тебя увидеть и что? Должен опять попрощаться? Ведь сейчас ты уйдёшь реально навсегда...
. Кассандра быстро подошла и обняла сына со словами:
. — Себастьян, я всегда буду рядом с тобой. Пусть ты больше не сможешь видеть меня или говорить со мной, но помни, я навсегда останусь твоей мамой, которая безумно тебя любит. Я останусь в твоей памяти, а также вот здесь, — она положила свою хрупкую ладонь на его грудь, туда, где располагалось сердце. — Я всегда буду рядом.
. В глазах Себастьяна заблестели кристаллики непролитых слёз. Он обнял Кассандру, а та, в свою очередь, поглаживая его одной рукой по спине, а другой по волосам, произнесла:
. — Кстати... Мы хотели поговорить с вами ещё кое о чём. А именно, о выборе имён для ваших малышей. Мы с Норманом категорически против.
. — Что? — Себастьян в недоумении отстранился. Я тоже прислушалась, не понимая чем им могли не догодить выбранные нами имена.
. — Не стоит называть детей именами умерших, — поведала нам Кассандра. — Это же совсем другие личности. Они уникальные, им нужны их собственные оригинальные имена, которые бы подходили им по характеру. Это, конечно, очень мило, что вы хотели назвать их в честь нас с Норманом, но поверьте, не стоит. Вы же не хотите, чтобы они прожили нашу судьбу? Потому как я умерла не своей смертью, так же как и Норман.
. — Но мы просто хотели... — начала я, но подруга не дала мне закончить.
. — Я всё понимаю, милая. Вы хотели, чтобы частичка нас навсегда осталась с вами. Но мы и так всегда будем с вами до тех пор, пока вы будете о нас вспоминать. Пока будете держать память о нас в своих сердцах.
. — Она права, — согласно кивнула тётушка.
. — Хорошо, мы придумаем другие имена, — с грустной улыбкой сказала я. Почему с грустной? Потому что близилось время прощания.
. Перед уходом ко мне вдруг обратился Алиестер:
. — Никточка, не могла бы ты передать кое-что Каспару от лица Эмили?
. Я нахмурилась.
. — Эмили? Вы говорили с ней?
. — После случившегося в долине, она какое-то время пребывала между мирами, так же как и мы, — сообщила Морин.
. — Да, ей не давало уйти то, что она хотела, но не успела сказать Каспару, — добавил Алиестер. — И тебе тоже.
. — Сказать что?
. — Никта, ты это... Не держи на неё зла, — попросила Морин. — Я знаю, она тебе никогда не нравилась, но поверь, Эмили была не такой уж плохой женщиной. Она пыталась спасти тебя.
. — Спасти? — фыркнула я. Увы, моя ненависть к этой женщине длилась годами. — Да она пыталась убить меня чёрной чумой! 
. — Всё было не совсем так, как могло показаться на первый взгляд! — возразила тётя, непонятно почему решившая защищать эту стерву до последнего. А это ведь, как оказалось, именно она заразила Себастьяна! Она переметнулась на сторону Рубена и желала нас всех прикончить на пару с ним! 
. — Помнишь Эмили как-то увезла тебя с собой в Северный Округ, чтобы подтянуть твои навыки и усовершенствовать способности? 
. — Ну, — кивнула я, с кислой миной взирая на тётю. 
. — В то время она уже была с Розенбергом и она узнала, что он отдал приказ найти и избавиться от тебя. Она специально увезла тебя в его Округ, чтобы Рубен не смог тебя отыскать. Потому что где-где, а у себя под носом искать тебя он бы не додумался. К тому же, таким образом, она хотела сделать тебя сильнее. Чтобы ты научилась управлять вампирами так же мастерски, как это делал твой отец. Согласись, после того путешествия ты стала намного лучше владеть своим даром? 
. Я не хотела этого признавать, пусть даже Морин была права.
. — Пускай она и пыталась столь странным способом уберечь меня тогда, но на войне она выбрала на чьей стороне быть. И сделала то, что сделала. Если бы не Каспар, я бы сегодня здесь не стояла.
. — Наверное, ты просто не слышала, что сказал ей Рубен, — внезапно вмешался в разговор Себастьян. — Я её ни в коем случае не оправдываю, но, думаю, ты должна знать, что в тот момент у неё попросту не было выбора. Рубен пригрозил ей, что если она сию секунду не прикончит тебя, он уничтожит Каспара. Когда она пошла на тебя с тем проклятием, она боялась не за свою жизнь и спасала не свою шкуру, она просто пыталась защитить сына.
. Ну вот, теперь и Себастьян туда же. Сколько бы они меня не убеждали в том, какая Эмили хорошая, я никак не могла простить ей те годы унижений и боли. Она никогда не брезговала воспитывать меня способом физических наказаний, а столько упрёков в свой адрес я ни от кого за всю жизнь не слышала, сколько от неё.
. — Раз уж вы все так упорно её защищаете, может быть хоть кто-нибудь из вас скажет, за что она так сильно ненавидела меня всю жизнь? Вот вы утверждаете, что она тут чуть ли не святая, пыталась уберечь меня от всяких бед, а на деле-то что было хоть кто-нибудь знает? Сколько страданий довелось мне пережить лишь только из-за того, что эта женщина присутствовала в моей жизни!
. — Николетт, успокойся, — осадил меня отец. — Я знаю ответ на твой вопрос. Знаю о причине ненависти Эмили к тебе.
. — Я слушаю! — в моём голосе зазвучали истерические нотки, а где-то в недрах глаз собрались слёзы. 
. — Эмили и я... были лучшими друзьями когда-то очень давно. Ещё до того как я встретил вашу с Ником маму, мы с Эмили бок о бок сражались с зараженными. Мы вместе проходили военную подготовку, а когда пришло время мы вместе пошли на контрактную службу в личный загон базилевса, под предводительством Владимира Труа — брата Себастьяна. Вскоре я познакомился с вашей мамой, и лишь тогда узнал, что всё это время Эмили беззаветно меня любила. Когда моя новоиспеченная жена забеременела, Эмили будто с цепи сорвалась. Наша многолетняя дружба испарилась, словно дым на ветру в одно мгновение. Больше мы с ней после этого не общались. Но потом я узнал, что Эмили подружилась с Мо, когда та тоже вступила на службу в армию. Они стали подругами. И, как я недавно узнал, Эмили тоже участвовала в твоём воспитании. Полагаю, она так к тебе относилась потому что ты очень похожа на свою маму. Не столько внешностью, сколько характером. Ну и вот... — закончил таким образом повествование отец. Я же ещё долго пыталась осмыслить услышанное.
. — Так она любила тебя? — находясь в состоянии глубокой прострации, переспросила я.
. — Верно, — ответил он.
. — Никта, так ты передашь Каспару её последние слова? — спустя паузу снова обратился ко мне Алиестер.
. — Да, конечно, говорите, — потеряно промямлила я.
. — Она не в обиде на сына за то, что он сделал. Так было нужно. Передай ему, что Эмили очень его любила и ей безумно жаль, что всё сложилось именно так. Скажи Каспару, чтоб он не тревожился за неё, поскольку Эмили обрела свой покой.
. Я кивнула, как только Алиестер Рошфор закончил.
. — Хорошо, я передам.
. — Ну а теперь, время прощаться, — произнесла Марина и пошла меня обнимать. — Ты молодец, дорогая. Вы с Себастьяном оба молодцы.
. — Благодаря вам, некромантия не будет позабыта, — сказал своим басовитым голосом Маркус.
. — Маркус! — непонятно за что упрекнула его жена.
. — Что? — невинно развёл он руками.
. — Вы о чём? — полюбопытствовал Себастьян, обнимая меня за талию.
. — О, о! Можно я им скажу?! — активизировался Даррек и, едва сдерживая язык за зубами, умоляюще уставился на наших родственников.
. — Думаю, можно, — благодушно улыбнулся Алиестер. — Они всё равно скоро узнают.
. — Узнаем что? — недоумевала я.
. — Ваши детишки тоже оба некроманты! — радостно заявил Даррек. — Да ещё какие! Они будут очень сильными и способными, даже сильнее вас!..
. — Ну хватит, Даррек, — запричитала Марина. — Не забегай наперёд. А вам, дорогие мои, желаю поскорее определиться с именами. Давно пора.
. Мы с Себастьяном улыбнулись и вскоре стали провожать наших друзей и родственников в лучший мир. Последними ушли Морин и Ник. Я долго не хотела их отпускать, всё находила новые темы для последнего разговора, но, в конце концов, они тоже ушли. Кладбище резко разом опустело. На нём остались лишь только мы с Себастьяном да Кассандра с моим папой. Они, как и обещали, решили дождаться момента когда Себастьян отпустит тени прошлого и наконец обретёт покой в душе.
. Так и произошло через несколько недель. Некогда вампир Аристократ, а сейчас сильнейший из некромантов на земле (стыдно признавать, но мой муж несколько превосходил меня в плане магических способностей), таки вернул себе пост базилевса Южного Округа и временного правителя Округа имени Розенберга. Через месяц после этого Кассандра (моя лучшая подруга и, по совместительству, свекровь) и мой отец Норман прошли через небесные врата вместе и отправились на заслуженный покой. Я, разумеется, какое-то время страшно скорбела, но быстро совладала в эмоциями, ибо знала, что теперь все они в лучшем измерении. И всех их я когда-нибудь, пусть и не скоро, но увижу. И они будут нас ждать там с распростёртыми объятиями.
. Ну, а детишек мы назвали Кристианом и Алисой. И не в честь кого бы то ни было, а просто так, просто потому, что эти имена подходили им как нельзя лучше.
. И, к слову, стоит упомянуть, я-то ведь больше отнюдь не последняя некромантка. Как и предрекали души наших родственников, Алиса и Кристиан действительно родились с некромантским даром. Благодаря нам с Себастьяном некромантия не канет в лету. Детишки наши выростут, заведут собственные семьи и магия мёртвых снова начнёт переживать свой расцвет.



Rosa D.

Отредактировано: 14.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться