Последний оборотень. Книга 1 Ледяные когти

Размер шрифта: - +

Глава 27 Игрушка ведьмы

В прошлой жизни, она, кстати, закончилась не так давно, я был человеком. Мало что интересного осталось у меня в воспоминаниях. Отца не знал, а мать очень любила меня, ведь я был единственным её ребёнком. Больше детей иметь она не могла.

Моя мать была очень религиозной женщиной, но меня она к этому не приучала, говорила всегда, что я сам должен найти свой путь к Богу. Но ещё в школе я увлёкся наукой и стал ярым атеистом. Существование Бога я отрицал, а различного рода гадания и вообще всё то, что делают ведьмы, считал сумасшествием. Да и самих ведьм приравнивал к безумцам. Как только заходила о них речь, говорил, что поправлял бы их всех в психушку.

Я привык всего добиваться сам, каких бы мне трудов это ни стоило. Хотя редко мне приходилась прикладывать много усилий. Всё получалось почти само, мои враги быстро проигрывали, а цели сами шли мне в руки. И я думал, что это я такой умный и расчётливы, как же я ошибался…

Мне тогда было двадцать. У моей матери тоже скоро должен был быть юбилей. По этому поводу, как хороший сын, я отпросился с университета и купил подарок. Думал, что приеду домой и услышу какой я хороший и внимательный, но вместо этого случайно увидел, как моя мать колдовала над куклами вуду…

В тот момент я понял, что она была ведьмой. Я вспомнил короткие фрагменты моего детства, когда я любил лазить по её шкафам, я часто находил каких-то жутких кукол, мешочки с рунами, кривые свечи и… трудно сказать, чего я у неё не видел. Мама меня всегда ругала за это. А когда вырос, я забыл об этих вещах. Оказалось, что зря.

В порыве чувств, я бросил всё, забежал в соседний магазин и на оставшиеся после подарка деньги купил большой кухонный нож и в парке под мостом убил себя, оставив записку: «Вот тебе кровь для твоих ритуалов!»

Согласен, что это было глупо, но… не думал, что тогда мне было бы лучше. Я не почувствовал боли, просто провалился куда-то и всё…

Когда я очнулся, я уже ничего не видел и не помнил. Чувствовал только запах молока и что-то большое, мягкое и тёплое. Я родился котёнком. С первых дней у меня появилось сознание, хотя ещё было человеческих воспоминаний, но через месяц, когда котят пришло время забирать, я уже помнил всё. Да, я был странным котёнком, не играл, как все, просто отходил в сторонку и гадал, что же со мной случилось.

Всё встало на место, когда забирать меня пришла моя мать… из прошлой жизни, конечно. Все остальные котята были ласковы с ней, но я её ненавидел: шипел, царапался, кусался только бы она не взяла меня в руки. Они были мне противны. К тому моменту я уже догадался, что это всё они сделали.

- Этого беру, - сказала ведьма, указав на меня.

- Может лучше не надо? – засомневалась хозяйка кошки. – Он какой-то больной. Думаю, показать его ветеринару.

- Не нужно, я его заберу, - настаивала женщина. – Будет теперь у меня такой Женечка.

- Не перебор ли назвать кота, как умершего сына?

- Мне лучше знать.

Она всегда была дружелюбна с другими людьми, я никогда не видел её такой. В тот момент я и понял, что меня ждёт ад на земле. Как может маленький котёнок в замкнутом пространстве сбежать от человека, которые очень хочет его забрать? А если этот человек – ведьма, а ей ещё и помогают?

Вскоре после того, как я стал домашним котёнком ведьмы, я получил этот ошейник. Оказалось, что ей нужен был наследник ведьмовской силы, кровный родственник, немного проявляющий сверхъестественные способности. При жизни я был идеальным вариантом. Мои способности проявлялись в невероятной удаче и исполнении моих желаний. Она бы нашла способ рассказать мне обо всём и заставить стать её приемником. Самым ужасным ударом для меня стало то, что я и в кошачьем теле сохранил всё это, значит, моя судьба была предрешена, я должен был стать тем, кого всю жизнь презирал, и даже сама смерть не могла меня спасти от этого.

Спустя ещё месяц я смирился с этой участью и стал послушным учеником колдуньи, узнал секрет ритуала переселения душ. Моя мать вызвала мою душу, когда тело уже остыло, но не прошло девяти дней с момента смерти, и заключила в этот камень, настроив его на подселение моей души в тело не рождённого ребёнка, а его душа должна была переродиться вместо моей. К сожалению, среди знакомых моей матери не было беременных женщин, только кошка одной хорошей знакомой. Ритуал был отчаянный и даже запрещённый среди ведьм, но он удался, к моему сожалению.

Три года я жил у это ведьмы, она меня даже на улицу не выпускала, разрешала только смотреть в окно. Я просил помощи у её гостей, но они не понимали меня, говори только: «Наверное, Ваш котик хочет есть, что так кричит». Эти три года, казалось, были вечностью. Это могло длиться и ещё больше, пока другие ведьмы, в ковен которых входила моя мать, не узнали, что она сделала. По их закону, свою силу нельзя было передавать тому, кто не сможет с ней сделать тоже. Они наслали на неё проклятие. Моя мать умирала в муках, как и все ведьмы, не нашедшие себе приемника. Я мог провести ритуал, забрать все её силы и отпустить без боли, официально стать её приемником, но я не хотел этого делать. Я провёл другой ритуал, в который выплеснул всю свою ненависть. Я просто привязал её душу к этому маленькому домику в деревне, без возможности выйти или покинуть этот мир, без возможности переродиться…

Когда дверь открыли соседи, услышав мой крик, я сбежал и больше туда не возвращался. Думал, что те ведьмы попытаются меня убить как того, кто вне их закона, обладающего умениями и некоторыми способностями ведьмы, но так и не ставшего её полноценным наследником. Но нет, я никого из них после не видел, возможно, решающим стало то, что я не провёл нужный ритуал. К людям возвращаться не хотелось, устал я сидеть в четырёх стенах. Я стал диким котом, благо помогли звериные инстинкты. Да и Гром тоже, которого я познакомился через несколько дней после побега.



Лия Котова

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться