Последний оборотень. Книга 3 Сердце из камня

Глава 28 Прогулка с призраком

- Привет, - послышался знакомый голос, который, казалось, больше никогда не должен прозвучать.

- Шекспир? – Анфа приподняла голову, всё ещё находясь в человеческом облике, но не увидела никого. Она решила, что спит и её названный брат пришёл, чтобы поговорить с ней в её же сновидениях.

- Забавно, - фигура начала проявляться в полумраке комнаты. – Слушай, а я думал, что ты испугаешься.

- Ну, это же сон, - Анфа зевнула и приподнялась. – Я слышала, что во сне не нужно бояться мёртвых, они могут сказать что-то важное.

- Мёртвые, как и живые, бывают разными, - покачал головой призрак. – Но меня тебе уж точно бояться не нужно. И ещё: это не сон.

- Что? – Анфа вскочила и уставилась на ещё полупрозрачную фигуру.

- Я сказал, что ты не спишь.

- Тогда почему я тебя вижу? - оборотень присела на кровати. Она всё ещё не боялась, даже когда поняла, что призрак реален. Просто не могула заставить себя бояться Шекспира, пусть и мёртвого.

- Ну, в тебе есть немного силы духов. Так ведь? Да и я могу стать немного более видимым.

- И?

- А ты не знаешь, что ангелы видят призраков? Хотя… точно! Ты ведь не знаешь. Никто из гостей этого замка не знает. Просто Раф не любит врать, поэтому многое скрывает.

- То есть он всё это время видел тебя и молчал?! – Анфа сжала ладони в кулаки.

- Тихо-тихо. У него есть на это причины. Тяжёлые воспоминания о прошлом и… ну, ты понимаешь, чтобы к нему не привязывались по поводу призраков. Хотя я сначала не понял, почему он скрыл правду ото всех, когда я сказал ему, кто убил меня. Но потом понял: вы же ведь не захотели бы жить в одном замке с убийцей.

- То есть… Рик?

- Верно, - кивнул призрак. – Меня убил демон.

- Но… - теперь оборотень испугалась, но не призрака, а того живого существа, которое сделало с её названным братом вот это, - зачем?

- Он решил, что это будет дополнительным стимулом тебе выполнить пророчество, чтобы, как минимум, помешать жить вампирам так, как им хочется. Это ведь того вампира Марка обвинили в убийстве. Да и духам потом не было бы хуже, если бы ты его убила после того, как вернёшься в наш мир.

- Но… почему тебя?

- Похоже, я, по мнению Рика, был самый бесполезный, да и удачно попал в такое место, где было кого подставить. Ладно, я уже не злюсь. Всё равно такие, как я долго не живут.

Эти слова выведи девушку из себя.

- Как ты моешь так говорить?! Ты же оборотень! И мог жить ещё сотни лет!

- Не мог, - покачал головой Шекспир. – Я был бы лишним и среди зверей, и среди мифов. Я превращался очень медленно, а в форме зверя был очень слаб. Меня бы могли прикончить даже бродячие собаки. Так что эта смерть была лёгкой. Я только помню, что было немного больно и жарко, но потом так легко и спокойно. Не жарко, и не холодно, ничего не хочется. Так даже к лучшему. И не мсти Рику, пожалуйста, я его уже простил.

- То есть…- девушка вытерла слёзы, который невольно покатились по щекам во время монолога убитого. – Тебе нравится быть призраком?

- Нет, - Шекспир тяжело вздохнул. – Со дня моей смерти воспоминания крутятся в голове, как живые. Только подумаю о чём-то и сразу ощущаю все эмоции. Знаешь, как говорят, душа болит. Ну, а раз я и есть душа, то болит всё тело. Я хочу это быстрее закончить.

- Но тогда почему ты здесь? Пришёл попрощаться?

- В каком-то смысле да. Раф мне объяснил, что за некоторое время до смерти душу буквально выбрасывает из тела. Можно назвать это рефлексом. Тот мирок, что мы создаём внутри нас самих и который ангелы называют душой, превращается в некое подобие своего тела, когда попадет на воздух. По крайней мере, так у людей и животных. У мифов это немножко по-другому. Душа становится тем, чем ты себя считал при жизни. Я хотел быть человеком и чувствовал себя им. Поэтому я сейчас в своей человеческой форме. Дальше, если тело ещё цело, душа может выбрать: остаться ли в таком больном и искалеченном теле и пожить ещё или уйти и переродить.

- Но твоё тело сгорело, к тому же оно ведь не было уже пригодно для жизни, - напомнила Анфа.

- Тогда есть другая цель. Исполнить то, что я больше всего хотел при жизни. Ну, как говориться, чтобы совесть не мучала. Я сначала не мог понять, что я должен сделать, но потом я понял, что всегда хотел доказать, что и полукровка может быть полезен, так что разузнал у учёных всё, что ты хотела. Там ангел только один, так что я просто проник туда, пока его не было, а потом просто в течение нескольких дней сидел в шкафу и слушал. Ты чего, сестрёнка?

По щеке сестрёнки снова катилась слеза, но она улыбалась.

- Ты ведь знаешь, что я никогда не считала себя бесполезным. Но… спасибо, братик.

- Ну-ну, я не для того пришёл, чтобы на твои слёзы смотреть, - Шекспир добродушно улыбнулся. – Я хотел тебе всё объяснить, а потом показать, как быстрее избавиться от камня.

- Хорошо. Так что мне делать?



Лия Котова

Отредактировано: 26.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться