Последний предел (неокончено)

Размер шрифта: - +

18. Мъяринг. Вероника.

- Дренгур! - сверху раздался знакомый голос. Я подняла глаза к люку над головой и увидела знакомое, пересеченное шрамом лицо и страшно обрадовалась, будто встретила старого друга, а не тюремщика.

- Дренгур! - ответила, и он по обыкновению рассмеялся, а потом откинул решетку и сбросил вниз холщовый мешок. Это было явно больше, чем кусок хлеба. К моей несказанной радости, в мешке помимо воды и хлеба оказался ароматный кусок копченого мяса. Вдохнув будоражащий запах, я незамедлительно впилась в него зубами.

Где-то совсем рядом, будто за стенкой что-то пробурчали на незнакомом языке, но явно не том, на котором говорил тюремщик. Лицо со шрамом вмиг стало суровым и изнеможденным одновременно. Тюремщик поднялся и скрылся из виду. Послышался звук откидывающейся решетки, недовольное бурчание, кажется, мой тюремщик выругался. Незнакомый голос говорил что-то на мягком, певучем языке. Звуки были проникновенными, чарующими и произносились на выдохе, а не с рычащим вдохом. А сам голос казался смутно знаком.

Странно, что раньше я не замечала соседа. Или он совсем недавно появился? Интересно, откуда он? И за что оказался здесь? Вот бы проковырять стену и взглянуть на обладателя такого приятного голоса.

Проведя ладонью по стене, попыталась ковырнуть ее ногтем. Камень осыпался, будто тюрьма строилась из песчаника. Но вполне возможно, что это только штукатурка, и максимум, до чего удастся доковырять, так это до кирпичной кладки.

Решетка вновь звякнула, и послышались удаляющиеся шаги.

- Эй, - крикнула, прижавшись к стене, - Ты там?

- Ты там, - эхом откликнулся голос. Очевидно, он тоже не понимал моего языка.

- Дренгур! - выкрикнула, стараясь произнести это на манер тюремщика, но вышло плохо.

- Наэсси[1], - ответил мой сосед, но это явно был уже другой язык, с куда более приятным звучанием.

- Наэсси? - легко повторила, совершенно не понимая, что это может означать.

- Ки Элия[2]? - радостно откликнулся сосед.

- Я тебя не понимаю, - ответила с сожалением, вряд ли мне удастся найти общий язык с этим человеком.

- Я тебя не понимаю, - повторил он совершенно без акцента, а затем добавил, - Кай. Ине айе Кай. Ине айе си? - последнее явно было вопросом, он старался говорить отчетливо, чеканя каждое слово.

- Ине айе Кай, - неуверенно повторила.

- Ате, ате, ате, - запротестовал мой сосед и повторил едва ли не по слогам, - Ине айе Кай. Ине айе?

- Кай, тебя зовут Кай, - вдруг дошло до меня, и я составила ответ на его языке, - Ине айе Вероника.

- Вероника, - повторил он эхом, - Вероника, - он будто пробовал мое имя на вкус.

- Вот и познакомились.

- Познакомились, - повторил он последнюю фразу, - Митте[3], Вероника.

- Митте, Кай, - ответила ему.

На этом диалог зашел в тупик. Я не могла придумать, как донести мысль до, человека, не понимающего языка, чтобы он понял. Мой собеседник тоже замолчал, видимо, обдумывая то же самое. Если бы мы только могли видеть друг друга, можно было бы показывать и называть предметы, общаться жестами, читать выражения лиц. Но между нами была каменная стена. И языковой барьер.

 

[1] «Девочка» - южный элийский диалект.

[2] «Из Элии» - южный элийский диалект.

[3] «Будем знакомы» - южный элийский диалект.



Lixta Crack

Отредактировано: 02.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться