Последний Рассвет

Глава 10. Надежда.

Распрощавшись с Тальбертом, путники направились в сторону леса. Устроились на просторной поляне аккурат рядом с бегущим прозрачным ручьем. Натаскали веток и сучьев для костра. Нюхун изрядно помучился, пытаясь выбить искру из грубого камня. Когда Ронвальд ушел за очередной порцией дров, шинх достал пузырек и капнул черной жидкостью на сухую ветку. Дерево зашипело. На месте, куда упала капля, появилась подпалина. Запахло гарью, вверх потянулась тонкая струйка дыма.

- Раздери тебя мох, - выразил костру своё недовольство Нюх. А затем, как следует, добавил еще вязкой смеси. Ветки мгновенно затрещали и загорелись. Костер полыхал во всю.

Ронвальд принес большущую охапку хвороста и уселся рядом с огнем. Каждый выбрал себе по пруту и насадил на него несколько кусков мяса. По лицу шинха видно было, что он доволен. Фиолетовый нос с наслаждением втягивал аппетитный запах. Почти за час путники умяли все приготовленное, запили вкуснейшей водой и на сытый желудок отправились искать хозяйственника, который промышлял вьюном.

Ронвальду не давал покоя один вопрос.

- Нюх, как по-твоему мы будем ловить зверя? Заморозить дикую махину точно не получится.

Шинх беспечно глазел по сторонам, выискивая в траве красные ягоды. Похоже карлика совсем не беспокоило шатание в лесу и поиск ужасного Гролла.

- Кто его знать. Волшебник Ронваль придумает!

- Ясно все с тобой.

Впереди среди деревьев раздалось странное шуршание, под действием невидимой силы, зеленые кроны качались из стороны в сторону, сухая кора трещала и стреляла, подражая звуку частых раскатов грома в грозу. Напоследок, дневной покой прорезал пронзительный бессловесный крик отчаянья. Путники остановились. Шинх быстро нырнул за древесный ствол, оставив на свободе только торчащий из-за дерева любопытный нос, который шевелился, улавливая запахи.

Крепко сжимая посох, Ронвальд осторожно двинулся на шум, пристально всматриваясь в лесные заросли. Шуршание переросло в хлопанье, а среди кустов что-то замелькало. Ронвальд, стараясь не шуметь, отодвинул листву.

На земле, вцепившись когтями в ободранные стволы деревьев, на боку лежала невероятных размеров птица. Клюв, похожий на заостренную каменную глыбу, уставился на незнакомца. Птица перестала трепыхаться. Треск и шум листьев прекратился. В её глазах читалось ожидание.

- Я никогда не видел таких громадин, - очень тихо сказал Ронвальд подкравшемуся карлику. 

- Детеныш рух. Один шумхаруд(сумасшедший) утверждать, что королевские птицы исчезать в последней битве.

- Почему они зовутся королевскими?

Шинх оглядел лежащее на земле существо. Пестрые перья, с белым пятнышком на правом крыле, торчали во все стороны. Веревки обвились вокруг шеи и не давали птенцу двигаться, только когти все еще продолжали цепляться за крепкие стволы.

- Потому что они приходить на помощь королю, когда надежды нет.

- Нужно её освободить. Похоже сеть предназначалась не птице, а нашему "другу" Гроллу.

Нюх потрогал веревки-канаты толщиной с собственную руку.

- Дурни волосатые! Этих змей так просто не разрезать.

Ронвальд попытался найти концы веревок, но они особым узлом крепились на стволах деревьев высоко над землей. Маленький человек не угодил бы в ловушку, но у гигантской птицы не было шансов. На земле валялись остатки мяса, глупый птенец не догадался, что это приманка. Посох северной стужи может и смог бы заморозить веревки, но несмышлёный узник то же превратился бы в глыбу льда.

- Нюх! У меня есть идея! Где тот пузырёк, который дал тебе Тальберт?

Шинх тут же отправил обе руки в бездонные карманы.

- Во! - карлик достал черный пузырек, закрытый пробкой из кварца.

- Давай сюда. Попробую пережечь веревки.

Ронвальд осторожно капля за каплей жёг одно и тоже место, пока жидкость не закончилась. Пузырек, он на всякий случай припрятал. Тонкий дымок, потянувшийся вверх, напугал птицу. Из открывшегося клюва раздался душераздирающий клёкот. Хорошо, что веревки крепко обвили свою жертву и не давали ей двигаться, иначе спасатели сами могли стать легкой добычей. После долгих терзаний и рывков птицы, в некоторых местах лопнули пережженные путы, частично освободив пленника, дальше птенец сам принялся за дело. Острый, как бритва, клюв с остервенением рвал туго сплетенные нити, из которых состояла веревка. Шинх, улавливая носом лесные запахи и готовый в любой момент предупредить об опасности, держался на безопасном расстоянии.

Через несколько минут с сетью было покончено. Птица освободилась и улетела, продравшись сквозь густые кроны. Все стихло. На стволах деревьев беспризорно болтались веревочные лохмотья. Один из обрывков чудесным образом оказался в загребущих руках карлика. Он не преминул заткнуть его за пояс, удерживающий короткие штаны на щуплом тельце.

Сеть-ловушка пришла в негодность, а тот кому она предназначалась так и остался разгуливать на свободе.

Спустя несколько часов безрезультатных поисков и ходьбы по лесу перед путниками, на тропе показался шаркающий огромными башмаками карлик. Существо сильно наклонилось вперед и двигалось, нависая всем телом над землей, таким странным образом, удерживая равновесие. Похоже шинх не понимал куда идет.

- Эй! Остановись. - окликнул его Ронвальд.

Судя по всему, существо было чем-то напугано.

- Не-е-т... Гром-фыр, клык-дыр!

Странный шинх ломанулся в сторону и скрылся за деревьями.

- Нюх, а ты еще сносно говоришь. Твоих собратьев понять куда сложнее.

Спутник Ронвальда тут же задрал нос от гордости.

Человек и зеленокожий карлик так и бродили по лесу, разыскивая Гролла. Зверь не показывался. Зато на солнечных лужайках, которые периодически выскакивали из лесных дебрей, вдоволь росло душистых трав. Шинх рвал все подряд и куском веревки привязывал лохматые пучки к поясу. Спустя какое-то время Нюх, опоясанный разносортной травой, стал походить на самый настоящий цветник или живой уголок садовника.



Алекс Брук

Отредактировано: 15.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться