Последний шанс

Размер шрифта: - +

Последний шанс

Двери многоквартирного дома открылись, впуская в большой просторный холл молодую девушку. Отряхнув снег со своих пышных волос и пальто, она проходит вглубь холла, здоровается с охранником и, получив в ответ приветствие и поздравление с наступающим праздником, нажимает на кнопку лифта. Тот едет долго, кажется, что каждая секунда – это вечность. Так неприятно стоять под пристальным и счастливым взглядом охранника, хочется скорее очутиться дома, за закрытой дверью. Ну вот, наконец, и лифт. Кивнув еще раз охраннику, девушка заходит в кабину и нажимает на кнопочной панели на цифру «5». Двери закрываются, и лифт ползет вверх. «Как же долго», - с отчаянием и нетерпением думает она и закрывает глаза. Звук открывающихся дверей заставляет ее вздрогнуть. Передернув плечами, она выходит из кабины лифта и идет к своей двери. Замок легко поддается, и через пару секунд девушка уже захлопывает дверь и приваливается к ней спиной. Включать свет не хочется, вообще ничего не хочется. Она медленно сползает на пол небольшой прихожей. 
Страшная вещь − одиночество. Особенно для женщины, особенно в праздник. Нет, очень скоро она встанет, сделает уборку, нарядит елку, приготовит ужин, приведет в порядок себя. Потом придут ее друзья, и они весело отметят праздник. Но среди них не будет ЕГО… А друзья никогда не заменят любимого человека. И когда только он успел стать этим любимым? Непонятно. Но факт остается фактом, и никто не в силах это изменить, а друзья тем более. Они не обнимут ночью, когда холодно, не подарят нежный и страстный поцелуй, не приласкают. Даже с ними дом ее холоден, сердце одиноко, а душа… Никто не мог за эти годы изгнать пустоту из ее души, сколько бы она ни старалась. ОН будто проник ей под кожу, заполонил собою весь ее мир, подарив всего один поцелуй и несколько слов после финального сражения в стенах школы. Гермиона как сейчас помнила день победы над Темным Лордом. Она стояла у одной из разрушенных колонн и смотрела на место недавней битвы, как вдруг почувствовала, что кто-то подошел к ней и обнял за талию. Девушка обернулась и встретилась с серьезным взглядом стальных глаз. Она хотела что-то сказать, но он остановил ее взмахом руки:
- Нет, молчи, Грейнджер, и слушай: однажды я найду тебя в Рождество, найду, где бы ты ни была, и останусь, останусь навсегда. 
А потом он ее поцеловал, жестко, требовательно, но в этом поцелуе была непередаваемая гамма чувств. И страсть и нежность и… Нет. Тогда, да и сейчас, она боялась об этом подумать. А потом он ушел, ушел и не обернулся, оставив ее одну. И теперь каждое Рождество девушка ждала чуда. Ждала, сама не понимая почему. Они столько лет были врагами, сражались по разные стороны в той жуткой войне, аж до начала последней битвы, когда он сделал свой выбор, встав на защиту Хогвартса вместе с другими учениками. У нее с ним нет ничего общего, у них разный статус в волшебном мире, но все же она ждала. И каждый год ждать становилось все тяжелее. 
Отогнав воспоминания и грустные мысли, Гермиона поднялась с пола и отправилась на кухню. Попив чаю, она решила начать с уборки. Для волшебницы это пара пустяков. И через полчаса ее любимая квартира, состоявшая из пяти комнат, сияла чистотой. Пора было заняться елкой и украшением стен. 
Вешая шары, несмотря на запрет данный самой себе, Гермиона все чаще мыслями возвращалась в прошлое: «А не было ли это злой шуткой? Может, он каждое Рождество посмеивается над ней, представляя, как она ждет и надеется?» Разозлившись одновременно и на себя и на него, девушка метнула серебристый елочный шарик в стену, он разлетелся на маленькие кусочки, как ее сердце разрывалось на куски каждый год бесполезного ожидания. Спохватившись, она собрала шарик заклинанием и повесила на елку. Закончив украшать дерево и развесив гирлянды и еловые ветки с лентами над карнизами и на стенах, Гермиона убрала пустые коробки от елочных украшений и направилась в сторону кухни, пора было начинать готовить ужин. Девушка очень любила готовить и всякий раз экспериментировала с новыми рецептами. Ее светлая, в желтоватых тонах кухня была оснащена всевозможной современной бытовой техникой, на которую она не жалела средств. Сегодня гостеприимная хозяйка в очередной раз собиралась удивить друзей. Достав из ящика меню праздничного стола и все еще раз проверив, девушка принялась за работу. Через полтора часа поставив индейку и мясо в духовые шкафы (их у Гермионы предусмотрительно было два), довольная собой, она направилась приводить в порядок себя. Контрастный душ, увлажняющая маска, макияж, прическа и, наконец, праздничный наряд. Она нашла это чудо в одном небольшом волшебном магазинчике, его хозяином был начинающий молодой кутюрье. Желающий, как любезно сообщил ей продавец, в будущем осуществить переворот в мире волшебной моды. Гермиона искренне желала дизайнеру удачи. Платье было потрясающим. Темно-зеленое, на свету оно переливалось всеми цветами радуги и серебром, так искусно были переплетены в тончайшем блестящем полотне нити. По фасону платье немного напоминало древнегреческий хитон и под грудью оно перехватывалось тонкими серебристыми жгутами. Налюбовавшись собой, девушка обула серебристые босоножки с тесемками, доходившими ей до середины икры, украсила волосы серебряными обручами, надела на руки блестящие браслеты, а на шею ожерелье с малахитом. Подушившись любимыми духами и бросив взгляд на себя в зеркало, Гермиона вышла из спальни. Скоро придут гости − пора накрывать на стол. Несколько взмахов волшебной палочки, и большой дубовый стол встал посреди комнаты, накрытый скатертью и полностью сервированный. Еще несколько взмахов, и закуски переместились из холодильника и заняли свое место на столе. Можно вынимать мясо и ставить пирог. Проделав нехитрые манипуляции, девушка вернулась в гостиную, чтобы еще раз все проверить. И как раз в это время в камине появились ее друзья: Гарри, Рон, Джинни, Невилл, Луна и близнецы Уизли со своими спутницами. Уже несколько лет они отмечали Рождество у нее в квартире, а потом отправлялись продолжать праздновать в «Нору». 
Праздник удался на славу. Гости, как всегда, были восхищены кулинарными шедеврами хозяйки. Девушки ахали и охали по поводу платья Гермионы, и она, естественно, дала им адрес магазина, где она его купила. А молодые люди немного смущенно смотрели на хозяйку, оценив платье по-своему, особенно Рон, который хоть и встречался опять с Лавандой, но исправно приходил к подруге без нее, за что Гермиона была ему очень признательна. После ужина последовал обмен подарками. Потом кто-то включил музыку и выключил свет, ознаменовав этим начало танцев. Вначале Гермиону пригласил Гарри.
- Прекрасно выглядишь, - сказал друг, оглядывая хозяйку вечера с ног до головы.
- Спасибо, - засмущалась девушка. 
- Нет, правда, с каждым годом все лучше и лучше. Вот если бы только не твои грустные глаза, я бы поверил, что у тебя все хорошо.
- У меня все хорошо, - бодро сказала Гермиона, подумав про себя, что Гарри в проницательности не откажешь, впрочем, он всегда был таким.
- Ты можешь обманывать кого угодно, но я же вижу, что с каждым годом в Рождество твои глаза все грустнее и грустнее. И мне бы очень хотелось знать: кто этому виной.
- Гарри, я обещаю, что в следующем году все изменится, - улыбнулась девушка. И это обещание она дала скорее себе, чем своему другу. 
- Кому обещаешь? Себе или мне? – Будто читая ее мысли, поинтересовался Поттер.
- Нам. Это последнее грустное Рождество в моей жизни, - ответила Гермиона, стараясь сдержать непрошеные слезы.
Гарри вопросительно поднял бровь. Он уже было хотел задать свой главный вопрос, как их перебили. Рон, танцевавший с сестрой, предложил поменяться парами. Герой магической Британии уступил другу и, взяв жену за руку, повел в другой конец комнаты.
- Что, опять? – Тихо спросила Джинни. Состояние Гермионы в Рождество вот уже который год не ускользало и от нее.
- Да. И я не знаю, как ей помочь, - ответил муж, склонив голову.
- Ты ей не поможешь, и никто не поможет. Вернее ей может помочь только один человек, тот, кто виновен в ее грусти. И, кажется, я знаю его.
- Знаешь?! – Гарри аж подскочил на месте и в нетерпении уставился на жену.
- Тише, успокойся и посмотри в окно на угол улиц, - Джинни кивнула в сторону окна. 
Гарри подошел к заиндевевшим стеклам и, опустив взгляд, увидел темный мужской силуэт возле фонарного столба. Молодой человек силился рассмотреть, кто же это. Тут проезжающая мимо машина осветила фигуру, и Гарри чуть не задохнулся от неожиданности.
- Нет. Не может быть! Она не могла…
- Тише, он уже третий год подряд в Сочельник подпирает этот фонарный столб. И взгляд его не менее печален, чем взгляд нашей подруги. 
- Почему ты ничего не говорила? – Гарри возмущенно посмотрел на жену.
- Потому что думала, что он решится. Но кажется, пора им помочь, - объяснила Джинни.
- Но это же… - Начал было Гарри.
- Ну и что? Разве он не остался с нами в замке? Разве не на нашей стороне был в последней битве? Разве не он не выдал вас, когда вы попали в западню? Разве не он проспонсировал ремонт школы и поставки новейших зелий для пострадавших? - Джинни забрасывала мужа вопросами, будто он был виноват во всех бедах. 
- Ну да, святой он наш, - фыркнул Гарри. 
- Прекрати, она заслужила счастье! – Воскликнула миссис Поттер.
Гарри тяжело вздохнул и посмотрел на жену. Нет сомнений, что их подруга заслуживает свой шанс на счастье. И он бы многое отдал, чтобы Гермиона перестала сохнуть год от года, но… Хотя… А гори все синим пламенем!
- И что ты предлагаешь? – Спросил он у Джинни.
- Поговори с ним, - ответила та, решительно смотря на мужа. 
- Что?! Я?!
- А ты предлагаешь, чтобы это сделали мои братья?
- Я что, похож на Амура с крылышками? Мало того, что я вытащил его тощую…
- Ради нее, - мягко сказала Джинни. - Только пускай приходит, когда мы разойдемся. 
Гарри долго смотрел на супругу, потом, тяжело вздохнув и согласно кивнув, пошел в прихожую и, натянув пальто, вышел из квартиры подруги. Выйдя из парадного, он огляделся, перешел улицу и направился на угол, где маячил его бывший враг. Тот встретил его, слегка удивленно подняв брови.
- Чем обязан? – Спокойно спросил Драко. Хотя на душе скребли кошки. 
- Какого Мерлина ты уже третий год маячишь здесь и все никак не зайдешь?! Или ты ждешь, когда у нее появятся внуки?! – Раздраженно спросил Гарри.
- Тебе-то что? – Пожал плечами Малфой.
- То, что я устал видеть ее грустные глаза. И с каждым годом ей все хуже. А сегодня она сказала, что это последнее грустное Рождество, а если она что-то решила, то ее не переубедить. Это твой последний шанс, хорёк белобрысый. 
- Почему? – Спросил Драко, пристально глядя на Гарри, имея в виду явно не состояние Гермионы.
- Не хочу видеть ее несчастной всю жизнь только потому, что она решила перестать тебя ждать, а ты, трус последний, все никак не дойдешь до нее, - почти прорычал Поттер. 
- Емкий ответ, - слегка ухмыльнулся Малфой. - Знаешь, а ведь я даже не надеялся, что она будет ждать. Думал, что она с Уизли, - признался он слегка устало.
- Ты совсем ее не знаешь, - Гарри покачал головой. - А Рон еще больший идиот, чем ты.
- Согласен насчет Уизли, хотя не думал услышать это от тебя, но все же о чем ты? – Поинтересовался Драко, предвкушая рассказ о том, как этот рыжий придурок бросил Грейнджер или как она бросила его.
- Он упустил свой шанс дважды. Но по нему она так не убивалась, - нехотя пояснил Гарри. 
- Я польщен, ты у нас теперь заделался херувимом? – Пытался иронизировать Драко.
- А ты каменной статуей? – В тон ему ответил Поттер.
- Скорее каменным болваном, - грустно улыбнувшись, ответил Малфой. Только сегодня он осознал, что потерял три года. 
- Мы уйдем примерно через час, вот запасные ключи, - Гарри протянул бывшему врагу связку ключей. 
- Знаешь, пускай это высокопарно прозвучит, но побольше бы мне таких врагов, как ты, Поттер. 
- Думаю, что я лучше пойду, пока не прослезился, - Гарри повернулся, чтоб уйти, но тут, вспомнив что-то, обернулся. - Но если ты… - Грозно начал он.
- Мог и не говорить, я и так знаю, чем для моих костей это закончится. Вы уж с Уизли постараетесь, отведете душу, так сказать, - грустно улыбнулся Малфой. 
- Вот именно, - серьезно сказал Гарри, еле сдерживаясь от того, чтобы не улыбнуться в ответ.
- Я постараюсь ничего не испортить, - в таком же тоне пообещал Драко, но его улыбка стала теплее. 
Гарри кивнул и, отвернувшись, пошел в направлении к дому подруги.
- Поттер! - Вдруг окликнул его Малфой.
Герой обернулся.
- Спасибо и счастливого Рождества, - улыбаясь, произнес Драко.
- И тебе, - ответил, улыбнувшись, Гарри и легкой походкой продолжил свой путь. 
А Малфой остался стоять на ветру, раздумывая над тем, что только трусость отдаляла его от любимой женщины, но с этим пора заканчивать, а то действительно дождется, что она выйдет замуж за другого. И Драко стал обдумывать свой план «вторжения». Да и прощение предстояло вымолить, но только не унижаясь. И расположение завоевать. Он тяжело вздохнул и вновь обратил свой взор к знакомым окнам.
Гарри возвращался назад с легким сердцем, почему-то ему казалось, что Малфою действительно не хватало небольшого толчка. Как и Гарри когда-то. Только Гермиона не Джинни и проявлять инициативу первой она не станет. Не успел он переступить порог квартиры, как на него накинулась жена:
- Ну что? – Джинни просто сгорала от нетерпения, она все глаза проглядела, пока наблюдала за беседой мужа с Малфоем, и молилась о том, чтоб они не сцепились, как в школе. Но, к ее радости, мальчики выросли, стали сознательнее и сдержаннее.
- Этот кретин думал, что его никто не ждет, - улыбаясь, ответил Гарри.
Джинни улыбнулась в ответ. Кажется, с сегодняшнего дня, вернее ночи, их подруга перестанет грустить.
- Я же говорила, - сияя, сказала она. - Пойдем, Гермиона как раз пошла на кухню за пирогом, скоро будем пить чай. 
Праздничная ночь пролетела, как миг. Выпроводив друзей и попросив передать искренние извинения Миссис Уизли за свое отсутствие, Гермиона подошла к окну, распахнула форточку и, приманив к себе сигареты, закурила. Она редко курила, но сейчас ей этого хотелось как никогда. Но это точно последний раз. Хватит с нее этой дурной привычки, как и хватит с нее ожидания.
- Все, с меня хватит, это было последнее Рождество, когда я ждала тебя, Драко Малфой, - озвучила она вслух свои мысли. - Последнее, когда я была одинока и несчастна. Я начинаю новую жизнь. Ты упустил даже свой последний шанс. Он уйдет с рассветом, как и ты тогда. 
- Но еще не рассвет, - раздался тихий мужской голос за ее спиной, и крепкие руки обвились вокруг талии. 
Гермиона замерла, широко распахнув глаза, боясь поверить в свое счастье. Нет, быть того не может. Тут девушка сообразила, что в ее руке зажжённая сигарета, и она резко выбросила ее в окно. 
- Я скучал, - сказал Драко, притягивая ее ближе к себе и зарываясь в темные локоны, спускавшиеся вдоль шеи.
Его вторая фраза отрезвила Гермиону, и, резко вырвавшись из его объятий, она обернулась к незваному гостю.
- Ах, ты скучал?! И это все, что ты можешь сказать?! О чем ты вообще думал?! Что я как дура буду ждать тебя всю жизнь?! И что это вообще было за заявление, что ты придёшь и останешься навсегда? Ты самоуверенный, наглый, чертов Хорек!
- Все? – Спокойно спросил Малфой, когда девушка перестала бегать по комнате и кричать.
- Нет! - Ответила она, грозно сверкнув глазами. - Убирайся к мерлиновой матери, я не намерена больше никогда тебя видеть, слышишь? Никогда!
- Я уже достаточно услышал, - сказал Драко, ухмыльнувшись, и приблизился к девушке.
Гермиона начала пятиться к окну, пока не уперлась в подоконник.
- Не приближайся! – Предупредила она, судорожно соображая, куда дела свою палочку.
- А то что? – Спросил Малфой, прижавшись к девушке и положив руки на подоконник по обе стороны от нее. 
- Отойди, - уже тише сказала Гермиона, ее уверенность таяла с каждым мгновением.
- Нет, - прошептал Драко ей в губы и поцеловал.
И черт бы побрал этого белобрысого нахала, но она ответила на его поцелуй. Малфой целовал ее будто в последний раз, будто хотел выпить всю до капли, будто завтра конец света. Его руки блуждали по ее обнаженной спине, рукам, плечам. Он все теснее прижимал ее к себе, и его тело обжигало ее кожу даже через одежду. Оторвавшись от губ, Драко стал целовать ее лицо, шею, плечи, потом вновь вернулся к губам. Он остановился только тогда, когда почувствовал влагу на ее щеках. Оторвавшись от Гермионы, Малфой заглянул ей в глаза, которые были полны слез.
- Я обидел тебя? – Спросил взволновано молодой человек, беря в свои ладони ее личико.
- И ты еще спрашиваешь?! Где тебя носило столько времени?! - Сквозь слезы воскликнула девушка и начала колотить кулачками по груди Драко. -Ненавижу тебя! Ненавижу! 
Опешив, первые несколько секунд Малфой стоял как вкопанный и терпел удары. Потом, будто очнувшись, он изловчился и, схватив девушку в объятья, крепко прижал к себе. Гермиона сделала несколько попыток освободиться, но безуспешно, потом она крепко обхватила его за талию, уперлась лбом в твердую мужскую грудь и разревелась. Драко гладил ее по голове, плечам, спине, целовал ее волосы, прижимая к себе, желая забрать всю ее боль. Через некоторое время девушка затихла. Почувствовав это, Малфой сказал:
- Я жуткий трус, милая, я до смерти боялся, что ты не восприняла мои слова всерьез. Хотя я не изменил своему слову. Каждый Сочельник я приходил на угол и смотрел на твои окна, и каждый раз не решался зайти. 
- Кстати, - встрепенулась Гермиона, - а как ты вошел?
- У тебя очень хорошие и верные друзья, - улыбнулся Драко, стирая с ее лица слезы. 
- Не поняла,– она подняла голову и вопросительно посмотрела на Малфоя.
- Просто кое-кто посчитал, что хватит мне мерзнуть каждый год на углу, а пора бы уже сделать последний шаг. И этот кто-то прав. 
- Джинни? – Спросила Гермиона. Подруга единственная, кто мог такое сделать. Ни Гарри, ни тем более Рон на это бы никогда не пошли.
- Думаю, что без нее не обошлось, - сказал, призадумавшись, Драко.
- Гарри?! – Девушка была не просто удивлена, она была шокирована. 
Малфой в ответ улыбнулся.
- Не могу поверить, - пробормотала Гермиона, смотря в никуда остекленевшим взором.
- Похоже, я никогда не расплачусь с Поттером, хотя я думаю, что сделал он это только ради тебя. Ты действительно кисла все три года?
- Что ты имел в виду, когда сказал, что останешься навсегда? – Вдруг сменила тему девушка. Не хотелось показывать Малфою, как ей было плохо без него.
- То и имел, конечно, если ты позволишь, - вопросительно посмотрев на нее, ответил Драко.
- Просто так ничего не дается, Малфой, - с серьезным видом произнесла Гермиона. Но в глубине души она уже знала, что никуда его не отпустит.
- Я готов выдержать и сделать все, если только ты дашь мне надежду, - серьезно сказал молодой человек.
- А разве я не дала ее тебе? Ты ведь еще здесь, а не на улице. Хотя, стоило тебя прогнать, - последнюю часть фразы девушка произнесла с тяжелым вздохом.
- Я боялся поверить и сейчас боюсь, поэтому просто скажи, успел ли я до истечения срока своего последнего шанса? – Малфой затаил дыхание.
- Это я тебе скажу ровно через год, - ответила Гермиона, пытаясь скрыть улыбку. 
- Жестокая, - улыбаясь в ответ, прошептал Драко ей на ушко и прихватил мочку губами. 
- Не меньше, чем ты, - сказала девушка, положив голову ему на плечо.
- Знаю, и если наступит день, когда я смогу вымолить прощение за свою нерешительность, он будет самым счастливым в моей жизни, - признался Малфой. 
Гермиона улыбнулась и нежно прижалась к Драко. Давать ему понять, что вымаливать особо нечего, и он уже все возместил своим приходом, она не собиралась. Через много лет Гермиона Малфой скажет своей дочери: «Как бы тебе ни было тяжело, верь в свое счастье, и мир тебя не раз удивит, когда ты меньше всего будешь этого ждать». А сейчас она просто наслаждалась своим обретенным счастьем. 



Oraserqubo

Отредактировано: 13.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться