Последний след на тающем снегу

Размер шрифта: - +

Глава 4, часть 2

* * *

Дарию пришлось идти пешком несколько кварталов и у него было много времени, чтобы в сотый раз пожалеть о том, что дал себя втянуть в эту дурно пахнущую историю.

Он не злился на ушлого друга. Давно привык к его выходкам и мог спустить на тормозах и эту затею. Очередная беготня за очередным артефактом, который даже и не работает-то толком. Воронич хранил игрушку за семью замками скорее из-за собственного честолюбия и щепетильного отношения к истории. Нет, Княжевич нисколько не умалял ценность атласа, даже считал, что его место в музее, где каждый мог бы посмотреть на последнюю крупицу могущества, доставшуюся от великих предков. Дарий больше всего злился на себя и на то, что позволил собой помыкать.

В почтовом отделении в одном из спальных районов Города было полно народу. Глава МН вошёл, потоптался у порога, сбивая налипший на ботинки снег, и незаметной тенью встал возле информационного стенда, делая вид, что ему очень интересен перечень требований «к содержимому и упаковке отправлений».

— Кто последний в кассу? — раздался грохочущий голос какого-то мужчины.

— Не последний, а крайний. Ты с платёжками? Если с платёжками, тогда я, — ответил ему другой мужчина в меховой шапке. Его Дарий видел боковым зрением.

— Мне перевод получить.

— Тогда тебе в другое окно.

— А там кто крайний?

— А хрен знает.

— Не выражайтесь, уважаемый! — взвизгнула какая-то дама, стоявшая неподалеку от Княжевича. — Вы в общественном месте...

Дверь скрипнула, впуская очередного посетителя, и перебранка в очереди отошла для Дария на второй план. Окружающий мир стал смазанным пятном, лишь фоном, белым шумом, раздражающим, но не мешающим важной встрече. Мужчина в чёрном стёганом пальто, высокий и широкоплечий, учтиво кивнул начальнику МН и прошёл к ящикам у дальней стены. Открыл ключом тринадцатый номер, вынул корреспонденцию, вновь запер узкую металлическую дверцу и повернулся к Дарию.

— В наше время, самый надёжный способ передачи информации, — и сунул подмышку пачку пухлых конвертов, — кому придёт в голову соваться в такую дыру?

Княжевич кивнул, и они вышли на улицу. Ветер, поскуливая некормленой дворнягой, трепал оголённые кроны, качался на проводах, зло пинал в спины угрюмых, придавленных низким небом, прохожих.

— Воронич никогда бы не отдал атлас добровольно, — спокойно начал собеседник, поправляя свободной рукой шарф, — так что все складывается даже лучше, чем я предполагал. Чувствую твое негодование, Дарий.

— Моя работа пресекать подобное, как и ваша.

— Верно, но иногда приходится поступиться принципами, — он вздохнул.

— Так вы себя успокаиваете?

— Задержите госпожу Флореску. Без её записей мы не продвинемся дальше, — он не стал даже оправдываться. Просто приказывал, как и всегда. От мужчины веяло холодом и сталью. Непоколебимым спокойствием. Он не просто так занимал свой высокий пост.

— Разве недостаточно вставить хранящуюся у вас тимпану в атлас? — Княжевичу хотелось как можно скорее покончить с этим мутным делом.

— Не всё так просто, Дарий, не всё так просто, — он поудобнее перехватил пачку конвертов и зашагал прочь по улице.

Начальник МН остался стоять на крыльце почтового отделения. Раздражение и злость не ушли. Эти чувства уже давно стали его спутниками.

Все началось ещё летом. Отец его жены пришел с обычным рабочим визитом, кинул на стол досье Амалии Флореску, попросил подключить все силы и докладывать о каждом шаге этой особы. Княжевич посчитал дело простым (что он, раньше охотников за артефактами не ловил?) и взялся за него без особого энтузиазма.

Рыжая лиса с завидным упорством рыла носом землю в поисках чего-то… Колесила по миру, где-то задерживалась, где-то нет. Встречалась с именитыми профессорами истории, мастерами оккультных наук, магами и даже экстрасенсами. Посещала библиотеки, музеи, экскурсии. Гальштат, Гереме, Альбаррасин, даже побывала в Иллоккортоормиуте в Гренландии. Дарий недоумевал, расставляя точки на карте мира. Его интерес к делу резко возрос. Проснулась интуиция, и он начал копать сам. Изучил подноготную дамочки. Раньше она не светилась так открыто, брала заказы только у тех, кто не считал денег, мастерски владела перевоплощением, обводила вокруг пальца инквизиторов и агентов МН и исчезала, подобно ветру в поле. А в последнее время словно ощутила свою безнаказанность.

— Вы сами наняли её, — напрямую заявил Дарий, когда тесть в один из вечеров пришел к ним на ужин.

— И уже не раз об этом пожалел, — ответил Верховный инквизитор, смакуя Каберне Совиньон, бутылку которого сам же и принёс.

— Что она ищет?

Ответом его тогда не удостоили.

Уже позднее, в сентябре, когда Амалия обратилась к Шталю, Верховный инквизитор забил тревогу. Ему пришлось раскрыть зятю карты.

Рыжая поняла, насколько ценна вещь, ради которой даже её наниматель готов нарушить столько постулатов, и решила пойти ва-банк. Только вот пока всё происходящее напоминало фарс, и что будет дальше, Княжевич даже не мог предположить.



Светлана Казакова, Яна Поль

Отредактировано: 14.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться