Последний след на тающем снегу

Размер шрифта: - +

Глава 5, часть 1

Г Л А В А П Я Т А Я

в которой задумка Дария терпит крах, а Мартин совсем не рад внезапной встрече

 

Зимой сумерки наступают рано. Уже в три пополудни всё вокруг начинает терять очертания и вроде бы сохраняется прежняя светлость дня, но границы миров становятся зыбкими.

Зыбкими были и планы начальника МН. Шиты белыми нитками. О чём Шталь так и сказал своему заклятому другу. Но тот его, кажется, совсем не слушал. И Мартин только убедился в двойной игре Княжевича.

Его было легко подловить. Они слишком давно знакомы, и Шталь знал друга как облупленного. Дарий не умел врать. Во времена их славной разбойной молодости грязная работа всегда ложилась на плечи Мартина. Прикрыть спину, состряпать невообразимо заковыристое заклинание и выдать тираду заумных речей — вот в чём Дарию Княжевичу никогда не было равных. Но не лицедейство, не подковерные игры. Поэтому он сошел со скользкого пути, едва ступив на него. Слишком правильный, благородный. От его положительных качеств у Шталя порой зубы сводило.

— Ничего не хочешь мне рассказать?

Они сидели в чёрном «понтиаке» Княжевича в двух кварталах от места встречи — нового торгового центра. Там на пятом этаже, в зале кинотеатра на очередном сеансе какого-то нашумевшего блокбастера про супергероев (билеты были предусмотрительно заказаны через приложение в смартфоне за день до фиаско в доме Воронича) он должен был передать ей атлас в обмен на гонорар. Романтичненько. И смертельно опасно.

Он позвонил ей накануне вечером. С одноразового телефона на условленный номер.

— Мартин? — не без удивления ответила Амалия после третьего гудка.

— Атлас у меня.

— Но я слышала…

— Что я лучший в своем деле? — именно так она выразилась в их первую встречу в той забегаловке в Румынии.

С того конца провода послышалась легкая усмешка.

— Значит, всё как договаривались?

— Не опаздывай, — и отключился.

Мартин лихорадочно пытался понять, нужно ли ему то, что ищет рыжая. Он сомневался в существовании реликвии, наличии адекватности у заказчицы и в том, выполнит ли она обещание. В их деле с конкурентами не церемонятся, даже если перед этим заплатили им аванс неогранёнными алмазами в половину суммы.

Еще до ареста Шталь решил, что получит вторую часть награды и уйдёт в тень, всячески дав понять госпоже Флореску, что ему неинтересны дальнейшие поиски. Но игра приняла совсем иной оборот. У Мартина до сих пор в голове не укладывалось.

Артефакты Предтечей. Сказки. Их всем в детстве рассказывают. Но раз существовал атлас, то существовали и сокровища: шлем, способный сделать своего хозяина невидимым (говорят, последним владельцем артефакта был Александр Македонский); кусок пергамента — своего рода карта, на которой отображены все клады в мире; зеркало душ, от которого невозможно утаить истину (что бы это ни значило); и плащаница — уникальная вещь, прикосновение к которой исцеляет от смертельного недуга.

Дарий молча передал ему сафьяновый мешочек, так и не проронив ни слова за всё то время, что они сидели в машине. Мартин подозрительно прищурился, взвесил вещицу на ладони и развязал тесёмки. Астролябия выглядела обычно и в то же время…

— Это подделка!

— Очень искусная подделка, прошу заметить, — глядя куда-то в заметённый снегом проулок, отозвался начальник МН.

— Издеваешься? Она сразу поймет, что её надули!

— Не успеет. Мои люди и Рахманов будут в зале.

— А дальше что? — это действительно походило на какое-то безумие.

— Сделаешь то, что у тебя всегда так хорошо получается — исчезнешь. Я отдал приказ тебе не препятствовать.

Мартин подавил нахлынувшее желание себя ущипнуть, уж слишком сильно он стал сомневаться в нереальности происходящего.

— В какую игру ты играешь, дружище?

Он даже не пытался поймать вереницы собственных мыслей, что разлетелись в разные стороны потревоженным роем злых, голодных пчёл. Шталь отчетливо понимал, что всё идёт не так, что в головоломке не хватает важных деталей, что всё насквозь фальшиво, опасно, на грани фола…

— Тебе пора, Мартин. Время поджимает.

Мартин вылетел из машины пулей. От души хлопнул дверцей «понтиака», выругался, увязнув в снегу по щиколотку у обочины.

К демонам Княжевича! К демонам этот город! К демонам Амалию и всех остальных! К демонам артефакт! Он заберёт свой гонорар и уедет туда, где нет этого треклятого снега и где больше его никто не потревожит. Давно стоило завязать. Со всем. Раз и навсегда.

Он шагал так быстро, что уже через десять минут поднимался по лестнице у торгового центра и прошел через автоматические двери вместе с весёлой компанией подростков. В лицо ударил тёплый поток воздуха, а в глазах тотчас зарябило от ярких огоньков гирлянд. Новогодние украшения и прочую мишуру уберут ещё не скоро.



Светлана Казакова, Яна Поль

Отредактировано: 14.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться