Последний след на тающем снегу

Размер шрифта: - +

Глава 2, часть 2

В кабинет он проник бесшумно, как змей в курятник. Огляделся. Не смог сдержать довольной сытой улыбки. Прошёлся вдоль стены к окну, полюбовался на сад. Спешить — значит наделать глупостей. Охотник за артефактами предпочитал действовать размеренно, получая ни с чем несравнимое удовольствие от процесса. Мартин любил свою работу. Хотя бывали в его карьере и промахи. Но кто не оступается? Набивать шишки порой очень полезно. В последнее время он и так спешил.

Амалия мутила воду, и ему крайне не нравился настрой этой нахальной рыжей дамочки (огня в ней было хоть отбавляй). Шталь готовился к тому, что рано или поздно их пути разойдутся и из союзников они станут непримиримыми врагами. Их дуэт — необходимость. Её записи и его знания, помноженные на умения и репутацию — гремучая смесь, главное не взбалтывать. Поэтому, когда коса найдёт на камень, звон будет такой, что затронет половину магического общества.

Он обошёл широкий письменный стол, отодвинул в сторону кожаное кресло и встал лицом к картине, висящей прямо за ним. Знаменитый «Каменный мост» Рембрандта. На его вкус, ничего особенного. Мазня мазнёй. К изобразительному искусству Мартин относился… вообще никак не относился. Были в его коллекции некоторые экземпляры известных мастеров, но никакой ценности они в себе не несли. В чём смысл завешивать ими стены? Только пыль собирать.

Маг провел пальцами по раме и удовлетворенно хмыкнул, когда раздался заветный щелчок. Полотно на встроенных кронштейнах плавно и с тихим шуршанием ушло вверх. Взору предстал солидного вида сейф. Ни привычного механического замка, отверстие для ключа также отсутствует. Модель ящичка была несомненно магического происхождения и открывалась хитро. Он не был запечатал кровью хозяина (слишком просто). Всю внешнюю дверцу покрывала паутина наисложнейшего заклинания, распутать которое в их мире под силу единицам. Из-за чего вычислить злоумышленника, посягнувшего на святое, можно будет в два счёта. Исключив себя и Воронича, Мартин мог назвать ещё двух магов, которые раскусят такой орешек в два счёта. Дарий Княжевич и Максим Рахманов. Последнему, правда, пришлось бы долго растолковывать, что к чему, и объяснять на пальцах, как нерадивому школьнику. Повезло же остолопу хлебнуть силы через край.

Шталь вздохнул, понимая, что выбора у него нет. К чему-то подобному он даже был готов. Подозревал. Может, с кровью было бы и легче. Демоны знают! Он бы наверняка что-нибудь придумал. Рассчитывал даже, что придется использовать девчонку… Регину.

Маг мотнул головой. Без особого энтузиазма уселся прямо на стол, вытянул перед собой руки и принялся составлять контрзаклятие, которое должно было лечь на паутину своеобразным ключом и вскрыть неприступную крепость.

Пришлось повозиться. Он даже весь взмок, и бисерины пота стекали по вискам прямо на шею. Мартин постоянно передёргивал плечами, злился, сбивался и начинал заново составлять заклинание. Спустя полчаса мытарств (а может и больше, счёт времени он потерял), идеальная конструкция, сплетённая из сияющих красным нитей, зависла перед его лицом. Шталь внимательно перепроверил, нет ли ошибки, лёгким взмахом руки раскрутил ее и толкнул прямо на дверцу сейфа. Столкнулись две чуждые друг другу силы, немного заискрило (Воронич открывал свой тайник намного проще, ведь изначальное заклинание было настроено им же). Мартин даже прикусил щеку, но всё получилось. И в самом деле раздался характерный звук, как от ключа, плавно вошедшего в механизм замка. Одно заклинание встроилось в другое, и дверца открылась.

Как по волшебству. Идеально.

Улыбаясь собственным мыслям, Шталь оттолкнулся от стола и шагнул к сейфу. Здесь наверняка хранилось много всего занятого и даже более чем, но он пришёл сюда не затем, чтобы копаться в грязном белье Вороничей и их приближённых. Охотника за артефактами интересовала всего лишь одна вещица.

Бархатный квадратный футляр отыскался под ворохом бумаг и конвертов. Чёрная плоская коробочка, открыв которую, маг затаил дыхание.

Астролябия, совершенно особенная в своём роде — атлас их магического мира. Круглая золотая пластина с высоким бортом и подвесным кольцом для точной нивелировки относительно горизонта. На внешнем нимбе имелась шкала, оцифрованная в градусах и в часах. Под этот артефакт веками создавались отдельные тимпаны с координатами мест нахождения тех или иных легендарных вещиц. Пластины терялись, уничтожались намеренно или по незнанию каких-нибудь невежд. Атласом владело немало магов, побывал он и в руках людей. Одним из известных его обладателей был король Артур. Но с артефактом связаны и печальные события: гибель Атлантиды, Крестовые походы, множество других кровопролитных войн.

Дедуля Воронич, без преувеличения, обладал удивительной вещью, способной перевернуть мир. Мартин много безделушек повидал, некоторые даже были даже из Нижнего мира, но в тот миг у него даже ладони вспотели и гулко забилось сердце. Или это перенапряжение от легкого магического истощения?..

Как бы там ни было, где-то он всё-таки прокололся.

Слишком поздно услышал шаги за спиной, а затем знакомый до боли в зубах грозный голос:

— Мартин, положи футляр на стол и отойди с поднятыми руками.



Светлана Казакова, Яна Поль

Отредактировано: 14.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться