Последний выбор

Последний выбор

ПОСЛЕДНИЙ ВЫБОР

ИЛИ

ТОЧКА ОТСЧЕТА

 

"Есть многое на свете, друг Горацио. что и не снилось нашим мудрецам..." В. Шекспир

В большой холодной комнате, похожей на могильный склеп, за огромным, мерцающим в тусклых лучах света, исходящих от неболь­шой настольной лампы, столом сидел Человек. Он думал. Его мысли, подобно мириадам метеоритов, блуждающих в бескрайнем космосе, тревожили окружающее пространство, вспыхивали и рассыпались на мель­чайшие осколки, создавая в воздухе своеобразное электро-магнитное поле. В комнате с каждой минутой росло напряжение, оно чувствова­лось буквально во всем: в бликах от лампы, в сумрачных тенях, ползущих по стенам, в столе, напоминающем безбрежную гладь океана пе­ред надвигающейся бурей, в самой лампе - единственном источнике света, который тускло мерцал, грозя погаснуть в любую секунду. Но Человек ничего этого не замечал, для него пространство и время как бы распались на бесчисленное множество осколков, которые он силился собрать воедино; все словно потеряло свою значимость и приобрело иной, первозданный смысл; великое Ничто открылось перед ним, но Человек этого не осознавал - он думал. В который раз, и в то же время каждый раз заново. Человек решал свою судьбу, но знал ли он об этом? Человек боролся, двигался к своим заветным целям, он искал и находил, находил и терял, но, что самое страшное – ему приходилось думать и делать выбор.

Он взрослел, становился опытнее, посвященнее, возможно, даже умнее. Но всегда перед ним вставало одно – громадный письменный стол и маленький листочек бумаги на нем, сбоку лежит ручка без колпачка. Что же написать на бумаге? Быть может, если бы он знал, что именно писать, Человек выполнил бы свою Миссию, ради которой он жил. Но чтобы написать это – нужно обладать интуицией, озарением свыше. Имел ли он это? Возможно, какая-то часть его и обладала этим достоинством, но все уходило корнями в глубины подсознания. И человек действовал, используя разум и логику, чувства и веления своего сердца. Он писал страницу – она исчезала… Не останавливаясь, он снова писал страницу за страницей, которые исчезали в безвесть. Человек боролся со страстью, одновременно борясь со страстями, раздирающими его; боролся, желая победить во чтобы то ни стало, доказать свое первенство; боролся, не теряя надежды, и душой заранее предчувствуя смертельную схватку. Битва захватила его целиком, она стала смыслом его жизни – и временами он, казалось, побеждал, не понимая, что является не полководцем, а слепым орудием чего-то непостижимого, далекого и близкого одновременно. Его действия были порой разумны, продуманны, а подчас подчинялись минутному капризу, веленью страсти. Но все это не имело никакого значения – он писал, писал и думал, думал и писал. Человек не мог представить, осознать, а если б смог – то умер бы или сошел с ума, придавленный невыносимой тяжестью, что все те бесчисленные листы, не поддающиеся анализу, логическому обоснованию, не подпадающие под какие-либо законы, есть ни что иное, как книга жизни – ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.

Теперь же, ощущая, что отступать уже некуда, что впереди последний бой, Человек с отчаянием обреченного кинулся в мыслительный анализ Себя и всего Ушедшего. Он увидел, вернее, сердцем прочувствовал строгую закономерность происходящего и, отбросив последние сомнения, принялся в последний раз за составление Оценок созданного им. Человек осознал свое глубокое одиночество, беспомощность, но и почувствовал странную гордость, граничащую с самоупоением. Ведь он сопротивлялся, что-то делал, влиял на что-то… И правильно! Он знал, что если не поддержит сейчас своего самолюбия, то не сможет написать ни строчки более, а следовательно, сдастся досрочно. Какой позор! Проигрывать нужно красиво! И вот, осознавая некую новую для него реальность, Человек принялся за создание списка тех вещей, которые необходимо вычеркнуть из Себя – из своего оружия в последней схватке. Он вспоминал – и усмехался:

1). Человек надеялся… Есть ли более страшный грех? Ведь надежда бессмысленна и безосновательна. Надеется ленивый, у которого есть время на глупые мечты; сколько времени он упустил в ожидании лучшего, терпеливо сносил унижения, отказывался от Прогресса – во имя НАДЕЖДЫ. Быть может, уже здесь были упущены шансы на победу?

2). Человек верил в Нечто… Вера губительна для разума, вера может быть лишь в Себя самое. Что, как ни вера, помогали неведомому Противнику снова и снова отражать его атаки?

3). И может быть. Самое страшное – Человек любил… А ведь любовь противна всей человеческой природе: она подрывает мыслительные способности и укорачивает век. И уже не раз во имя жалкой и глупой слабости, называемой Любовью, Человек прощал и… подумать только!… Отказывался от мести – это же поистине смехотворно! Ведь месть подобна Пище – она необходима для существования и каждый раз дает тебе живительную Энергию, которая является величайшим из наслаждений в этом Мире.

И ведь все вышеперечисленное - и ЛЮБОВЬ, и ВЕРА, и НАДЕЖДА – гуманны, а поэтому глубоко атавистичны! Как же все это осложняло достижение Цели – то, ради чего Человек вообще существует, и что позволяет наполнить глубоко интеллектуальным содержанием его ЖИЗНЬ. Ведь если Любить, Верить, Надеяться, то ты уже не сможешь полноценно Уничтожать Врагов, а тогда тебя ждет только одно - мгновенная СМЕРТЬ, т.е. поражение, поражение глупое и бессмысленное по своей сути.



Дмитрий Огненный

Отредактировано: 01.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться