Последняя из фениксов. Часть первая.

Размер шрифта: - +

Перекрёсток миров

Ева

Меня ещё никогда не посещали сны в серых тонах. Окружающий мир, потеряв свои насыщенные краски, стал мрачным и безликим. Я почти сразу поняла, что нахожусь в том же лесу, куда пришла с Родогарном, но дивный голубой свет, которым меня очаровало это место, теперь померк. Вдруг пробрал озноб, который бывает, когда на кладбище первый раз видишь надгробие с именем близкого человека. Одолела навязчивая боязнь, что я останусь здесь навечно. Она засела в груди и выпустила тонкие щупальца, которые медленно начали расползаться. Стало тяжело вдыхать воздух, показавшийся мне густым.

В приступе паники я начала метаться, лихорадочно ища глазами малейший намёк на выход. Но стоило развернуться, дикий страх ослабил свою когтистую лапу, сжимающую мой разум. Его сменило непонимание происходящего, потому что я увидела Гарна, склонившегося надо мной. Точнее, над моим телом. Он с озабоченным видом тряс его и что-то говорил. Я не понимала слов, как в фильме. Как в чёрно-белом немом фильме, в который забыли вставить субтитры.

Скорее из-за некоего необъяснимого влечения, а не желания, я подошла ближе, и тогда начали происходить вещи, вселяющие ужас и восторг одновременно. Моё тело перестало отбрасывать тень. Из приоткрытого рта стало выползать нечто жуткое, чёрное и клубящееся, как дым. Оно медленно растекалось по туловищу, пока не заключило его в кокон. От материи потянулись вверх нити. Переплетаясь, они начали напоминать мне клубок змей. «Соединись со мной. Мы станем единым целым, и ты познаешь гораздо большее», – звучал манящий голос, разгоняющий сомнения.

Я сделала шаг, потом второй. Шар начал увеличиваться в размерах, и мне стало слегка не по себе. «Ближе. Я – часть твоей сути. Ты забыла, но вспомнишь». Мой инстинкт самосохранения, отсалютовав, скрылся бесследно, предположив, что будет сейчас лишним. Без вмешательства предостерегающих мыслей я подошла вплотную к объекту, теперь уже вызывавшему у меня неподдельный интерес. Он взорвался тысячами мельчайших лоскутков, и мне пришлось зажмуриться. Когда я решилась взглянуть на мир вновь, он предстал передо мной совершенно в ином свете.

Точнее тот факт, что природа так же утопала в серости, остался. Но в остальном всё изменилось. Словно через лобовое стекло с размытыми на нём каплями воды, я смотрела на испещрённую глубокими трещинами и ямами бесплодную землю. В поле зрения не росло ни сухого деревца, ни кустика, ни даже жалкой травинки. Над мёртвой равниной, вдалеке возвышались скалы, пронзавшие острыми пиками чёрный небосвод. Мне стало жутко, когда я посмотрела в необъятную бездну над головой. Воображение настойчиво начало подкидывать картинки, где из этой бездонной пасти вылезает невиданный монстр и, не думая, пожирает меня. Даже показалось, что сейчас там проплыло что-то огромное и бесформенное. Объял ужас, когда я отчётливо увидела, как это «что-то» развернуло свой длинный хвост и ускользнуло из поля зрения.

«Где же я? Что это за проклятое место?» – произнесла вслух. Но в гробовой тишине не услышала собственного голоса. – «Что происходит?! Почему...» – в этот момент я поняла, что не вижу своих рук, ног, и совершенно не чувствую тела, как такового. – «Нет! Такого точно не бывает! Что со мной?! Неужели я уме...?» – но мои тёмные предположения остались недосказанными.

«Ты жива, Евангелика, – вернулся тот же шёпот, – усмири свои буйные мысли, и тогда узнаешь всё, что тебе следует знать». Я начала успокаиваться. В конце концов, у меня нет другого выбора, кроме как слушать. Даже если голос врёт, и я давно на том свете. Или, потеряв рассудок, вижу галлюцинации. «Говори», – скорее приказала, чем попросила.

«Всевидящая тьма – не миф. Твой разум перешёл в тень, когда она слилась с астральным телом в единое целое. Теперь ты – тень, и можешь перемещаться в другие миры. Для этой оболочки не существует границ. Но начинать странствия ты всегда будешь отсюда. Кхар’зоккс – обитель теней и духов. Ещё он является для них перепутьем между мирами».

«Хоть что-то стало понятно», – я почувствовала облегчение.

«Одной из твоих важнейших способностей в этом облике...», – голос поглотил раскатистый гул, который, казалось, сотряс даже скалы. «Ты с-снова вернулас-сь, дитя огня. Приди ко мне. Предс-стань перед влас-стелином Кхар’з-зоккс-са».

Я поползла на зов безвольной чёрной тряпицей, которую кто-то тянет к себе с большой силой. Попытки не поддаваться чужому влиянию на собственную волю закончились провалом. Я летела, преодолевая на пути чудовищные препятствия в виде глубоких расщелин и высоких насыпей камней с лёгкостью пера, подхваченного потоком ветра. Когда впереди с ужасающей скоростью начала расти скала, я ясно увидела свою быструю смерть на одном из острых выступов и машинально хотела закрыть глаза. Из этого ничего не вышло. Тогда я вспомнила, что нахожусь не в человеческом теле. Значит, мне не грозит подобная кончина.

Стоило мне оказаться на вершине скалы, меня будто отпустила невидимая рука. Я посмотреть вниз. Очередная волна страха накатила как цунами. На несколько километров вдаль разверзлась пропасть, где я увидела роящиеся тени... или духов, почти сливающихся с окружающим их мраком. Одна из них подлетела достаточно близко, и я рассмотрела короткое «тело» с парой десятков извивающихся змеиных хвостов.

«Ты зас-ставляеш-шь ж-ждать, дитя огня! Или мне с-снова применить с-силу?!» – вновь раздался властный голос, не терпящий пререканий.



Эльвира Кранидова

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться