Последняя магия

Размер шрифта: - +

Глава 2

Ника проскользнула по прогнившей лестнице с чердака. Мысли заняты вовсе не тем, насколько крепки ступени, а тем, в какую передрягу она умудрилась ввязаться.

Из пелены размышлений ее выбило столкновение с Ангусом, тот стоял у лестницы, упрев руки в бока. Ника с разбегу налетела на гиганта и упала, а мужчина разглядывал ее, непоколебимый и грозный, как скала.

– С кем это ты там беседовала? – спросил он строго.

– Сама с собой.

– Раньше срока бежишь? Страшно стало? И ведро где с тряпкой? Казённое имущество!

Ника сидела перед смотрителем, придумывая оправдание, но случилось непредвиденное. Грозное лицо великана смягчилось, стало немного детским, не смотря на внушительные черные усы. Он тяжело вздохнул, и выдал:

– Ладно. На сегодня, действительно, хватит. А завтра я пошлю с тобой еще пару учениц и Умбрию.

Ника медленно встала, потирая ушибленные места. Ее послали проверить крепость старых досок, не иначе, вот Ангус и пожалел первопроходца.

– Что видела хоть там? – спросил напоследок смотритель.

– Горы хлама, – пожала плечами Ника, старательно пятясь к выходу. – Старую форму, книги какие-то, стеллажи…

– Мышей много?

– И мышей, и пауков хватает… а уж сколько пыли.

– Ладно, молодец, – неужели Ангус улыбнулся? Со стороны кажется, что его лицо свело гримасой, но уголки губ ползли вверх. – Смелая девочка!

Ника расценила это, как прощание, и ускорила шаг.

– Завтра я дам тебе знать! – крикнул Ангус, но Ника бежала по направлению к тяжелым дверям учебного корпуса.

Тоненькая полоска заката на горизонте еще не догорела, а небо плотно усыпано россыпью серебристых звезд. Воздух прозрачен и свеж, вернулась студеная прохлада, не сдающая позиции ночью.

Ника спешила. За пять лет она успела изучить каждую кочку, каждый бугорок на недолгом к общежитию.

Окна общежития мерцали мягким светом. Гостиная пуста, как и спальни – девушки расположились в столовой, где Вороса раскладывала по глиняным плошкам овощное рагу – ароматное, тягучее, с плотной подливой. Ника непроизвольно сглотнула слюну, ловя ароматы пищи.

Отсутствие лишних глаз на руку. Она поднялась на второй этаж. Из вещей у Ники – сундук под кроватью. Она вытащила его, смахивая пыль. Недолго думая, сгребла теплый плащ, косынку, шарф, кофту из колючей овечьей шерсти, связанную бабушкой Алиссией, пару ночных сорочек и желтое платье. Нехитрый скарб, но и он занял внушительное место в потертой холщовой сумке.

Когда Ника бросила последний взгляд на опустошенную обитель, и резко повернулась на каблуках, то утонула носом в мягкой груди Воросы. Та ничего не сказала, но губы чуть открылись, а руки сжались в кулаки.

– Я так и знала, – сказала она. – Так и знала, что у тебя есть секрет…

– Вороса, я…, – глупые отговорки роились на границе сознания, но смотрительница сгребла Нику в охапку, прижимая к могучей груди.

– Не надо, не надо, – ответила она. – Не выдам я тебя. Но как ты одна, в холод…

– Я не одна, – ответила Ника чуть слышно.

Вороса пристально смотрела на нее, а глаза наполнились слезами.

– Подожди, я соберу еды. Встретимся на заднем крыльце. Поторопись, – и исчезла. Нику всегда подозревали в чем-то – слишком она выделялась среди здешних детей, с самого первого года была белой вороной – не только из-за внешности. Ника была диковатым ребенком, выращенным в уединенном домике в горах, задумчивой и молчаливой, в меру смышленой. Поначалу дети шарахались от нее. Лишь Катарина давно общалась с девушкой, то ли из жалости, то ли ввиду собственного угрюмого характера, который как нельзя лучше гармонировал с мечтательностью подруги. Вместе они производили странное впечатление, Ника с вечной улыбкой на лице, и Катарина – маленькая, хмурая и молчаливая.

На лестнице послышались шаги, и Катарина ввалилась в пустую спальню. Она заметила Нику и робко улыбнулась.

– Почему ты не идешь на ужин?

Ника открыла рот, но слова не шли, она бросила:

– Я ухожу.

– Посреди ночи? – удивилась подруга.

– Да.

Молчание.

– Сбегаешь?

Ника подняла глаза, сероватое лицо девушки изменилось до неузнаваемости. Глаза сияли подступающими слезами, а губы сжаты в тонкую линию.

– Получается, что так, – повторила Ника.

Катрина боролась с подступающими слезами.

– Куда? Ты решила бежать к морю? Но это форменное безумие, Ника…

– Я не знаю…, – Ника поднялась с кровати и подошла ближе. – Катарина, я буду скучать.

– Ты не можешь бросить меня, – горячие слезы потекли по щекам.

– Катарина… 

Ника отошла от девушки на шаг. Та выглядела непривычно живо – лицо наполнилось красками, бесцветные щеки алели.

– Ты можешь отправиться со мной! – глаза Ники загорелись. – Мы можем пойти вместе! Отправиться к морю. Или в горы! Куда захотим!

– Я… я не могу, – Катарина сникла и села на кровать. – И ты сама это знаешь.

– Неправда! – Ника присела рядом, и положила руки на плечи подруге.

– И тебе нельзя ехать! Если сюда едут разрушители, то вокруг может быть опасно! Ника, это не веселая сказка! Ты погибнешь!

– Нет, Кат! Нет! Для меня тут больше ничего нет…

– Я помогу тебе сдать экзамены, будем учиться вместе, – Катарина протерла глаза рукой.

– Дело не в учебе! – Ника обняла подругу, а та положила голову той на плечо. – Мне пора… Я буду скучать.



Марла Лукаш

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться