Последняя магия

Размер шрифта: - +

Глава 14

Тело Ники горело, пронзающий холод сменился жаром, пот выступил над верхней губой, и она сделала первый обжигающий вздох. Воздух ранил легкие, и девушка зашлась удушающим кашлем.

– Сработало, – услышала она знакомый шепот, и попыталась открыть глаза, перед которыми скакали разноцветные блики.

– Конечно, сработало, я тебе не какой-то докторишка-шарлатан с праздничной ярмарки.

Ника лежала в своей комнате в Горном доме. Рядом стояли два стула, и на одном сидела Алиссия. Она выглядела куда моложе – седые волосы еще сохранили цвет вороного крыла, а морщины на лице были не такими глубокими. Тем не менее под глазами залегли голубоватые тени, а скулы заметно вытянулись.

– Она проснулась, – прошептала Алиссия, и положила жилистую руку поверх ладони Ники, та почувствовала приятную сухость и прохладу.

– Она в бреду, – теперь Ника перевела глаза на собеседницу Алиссии – высокую женщину, чьи руки были уперты в бока. Это была Тарлия, ее длинные волосы поднимались в высокую прическу, отчего на молочно-белом лице горели лишь два больших глаза.

– Она дышит, – теперь Алиссия опустила голову на живот внучки.

– А что же ей еще делать? – Тарлия эффектно отвернулась к окну. – Полно плакать, Али, ты делаешь все, что можешь…

– Странно слышать это от тебя, – бабушка приподнялась и смахнула слезу с уголка глаза. – Ты же считаешь, что я должна отправить ее на обучение. И желательно к тебе.

– Считаю. Я в этом убеждена, – Тарлия повернула лицо, ее острый профиль, подсвеченный солнцем, смотрелся частью скульптуры. – Потому что сила пробуждается, и без должной тренировки она себя убьет. И ты прекрасно знаешь об этом.

– Но я не могу…, – красные глаза Алиссии снова наполнились слезами. – Эта девочка – все, что у меня осталось от Инессы… Все, что у меня осталось…

Тарлия громко фыркнула.

– Она даже на нее не похожа! Погляди на эти веснушчатые щеки и белые пряди – вылитый Хаммет, от Инессы ей достался разве что разрез глаз…

Алиссия вздохнула.

– Хаммет… Если бы не этот глупый провидец, моя малышка была бы со мной…

Ника хотела приподняться на локтях, но тело не слушалось, и вместо слов с губ сорвался протяжный стон.

– У нее жар, – сказала Алиссия, прикладывая руку к пылающему лбу внучки.

– Она будет жить, – упрямо повторила Тарлия. – Если сама не захочет обратного.

Комната погрузилась в молчание, и Ника снова попыталась сказать что-то, тщетно. На этот раз Тарлия отвлекалась от созерцания вида за окном, и подошла к кроватке.

– Полно, полно, малышка, – прошептала она, и пронзительный голос звучал тихо и мелодично, почти ласково. Веки Ники отяжелели, и она провалилась в сон. Она изо всех сил цеплялась за видение, но усталость свинцовым коконом обхватила ее пылающее тело. Сквозь сон она слышала обрывки слов: «я могу сделать печать… но судьба всегда берет свое».

           

Ника открыла глаза, разгоряченной кожей она ощущала прохладный каменный пол, а неровный потолок был подсвечен знакомым голубоватым сиянием источника. Она потерла руки, ощупала голову, но не нашла никаких повреждений. Когда девушка села, с волос прохладными струйками стекала вода.

Огоньки сложились в причудливую мозаику, отражаясь от воды. Ника втянула воздух, он растекся приятной прохладой по саднящему горлу. Девушка неуклюже встала.

– Олла, – позвала она без особенного энтузиазма. Но комната осталась пуста, капель вторила ее приглушенному голосу.

Ника одела ночную рубашку, подол был мокрый, и ткань неприятно липла к коже. Она тряхнула мокрыми волосами, и брызги разлетелись во все стороны.

Ника толкнула дверь, и на этот раз та легко поддалась, отъезжая в сторону тихо и плавно. Из-за двери в пещеру проник яркий свет, и Ника смело шагнула вперед, ожидая оказаться в знакомой мансарде. Но вместе деревянного скрипучего пола и огромных окон увидела небольшую комнатушку. В комнате было так светло, что Нике пришлось прикрыть глаза рукой.

Прежде, чем она успела оглядеться, она услышала знакомый голос.

– Ника…

Она повернула голову, и наткнулась на мягкий взгляд карих глаз.

– Эрик…, – она потерла веки, глаза саднило от яркого света. – Что ты тут делаешь? Когда ты проснулся?

Она неловко перевела взгляд на его ногу, но та была целой, и парень выглядел здоровым.

– Что случилось? – спросила девушка, но провидец поднес палец к губам. Прямо на его макушку упали ярко-желтые лучи полуденного солнца, отчего каштановые волосы, заметно отросшие за время их путешествия, блестели и переливались. Он улыбнулся, пока Ника осматривалась.

И тогда она заметила взглядом по знакомый широкий стол и закопчённую печь в углу.

– Этого не может быть…

– В школе Волшебных лоз возможно все…

– Я сплю, я просто сплю.

От насыщенности нахлынувших ощущений Ника села на пол, голова беспощадно кружилась.

– Я сплю, и ты мне снишься… Твоя нога…

– Это я сплю, – грустно поправил Эрик. – И вижу свою ногу… Ее на самом деле больше нет?

Ника разглядывала руки и пылинки на знакомом деревянном полу.

– А ты не спишь… Ника, замок играет с тобой. Источник…

Эрик вдруг замолк и отступил назад, в тень громоздкой плиты, а в комнату ввалилась Алиссия. Ее черные, с заметной проседью волосы были растрепаны.

– Ника, – сказала та удивлённо. – Ты должна быть в постели.



Марла Лукаш

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться