Последняя рукопись Веры

Размер шрифта: - +

Последняя рукопись Веры

Все писатели попадают в рай

Тверская область, июль 2007 г.

Хорошо сегодня было в лесу, благодатно. Старая Онисья то и дело довольно жмурилась, подставляя лицо июльскому солнцу. Уже через неделю, судя по прогнозам, тепло пойдет на убыль, так что еще можно было вкусить его остатки. В августе обещают прохладу и затяжные дожди.

Онисья пригляделась, чтобы проверить свою подопечную – внизу, у Топлого озера, сидела Вера с книгой в руках. Они, несмотря на дальность пути, часто бывали здесь, почти каждый день лета. Вера любила это место, говорила, что здесь она отдыхает душой и набирается вдохновения. Это было неудивительно – окрестности и вправду были живописными. Почти круглое озеро к середине лета поросло ряской и рано зацвело. Протоков здесь не было, и рыбы не водилось. По краям водоема сплошь стояли развесистые плакучие ивы, их ветви разрослись в разные стороны. Благодаря этому казалось, что ракиты эти бело-зеленые – юные девушки, которые, кокетливо наклонившись, смотрятся в зеркальную гладь. Заросли деревьев и дали название их подмосковному селу – Ивушкино.

А название озера тоже произошло не просто так. Говорили, что давно здесь от неразделенной любви утопились несколько девиц. Слава у озера была нехорошая. Поэтому местные сюда не ходили по привычке, а приезжавшие на летний сезон постояльцы – из-за слухов и страха. Оттого здесь всегда было безлюдно, что Верочке очень нравилось.

Старуха поднялась и, кряхтя, начала спускаться к мосткам. Она подошла к девушке и окликнула ее. Та, словно очнувшись, вздрогнула и вполоборота посмотрела на свою сиделку. Улыбнулась.

– А, это ты, Оня. Извини, я увлеклась.

Онисья усмехнулась своим мыслям и покачала головой. Достала из кармана большой гребень и начала расчесывать волосы Веры. Хорошие они у нее были, густые, длинные. Старая сиделка любила заплести из них что-нибудь эдакое, на старинный манер. Поэтому девушка частенько щеголяла с красивыми прическами. А сегодня это было и вовсе необходимо – они ждали важных гостей. Видно было, что Вера с утра нервничала. Поэтому Онисья и уговорила ее отправиться сегодня сюда – чтоб сил перед встречей набраться. Озеро успокаивало ее не хуже чтения. Впрочем, у Веры имелось еще одно, самое лучшее средство для отвлечения.

– Повезло тебе, Верочка, такой дар иметь. Создавать иные миры, да такие интересные. Вот бы побывать в одном из них.

Вера Володина была писательницей, очень известной. Вместе со своим другом детства Владимиром Успеховым за девять лет они издали уже шесть книг, и сейчас седьмая, заключительная, была на подходе к завершению.

– Наш редактор как-то сказал мне, что все хорошие писатели обязательно после смерти попадают в созданные ими миры. Я обещала ему там симпатичный домик у озера.

– Ох, а старой Онисье там местечка не найдется? Хотела бы и я посмотреть, прочувствовать, как там живется.

Сиделка и вправду зачитывалась произведениями этой пары. До того они интересно писали, что оторваться было невозможно до последней страницы. И это учитывая, что зрение у пожилой женщины с годами становилось все хуже.

– Конечно, Оня, ты что! – засмеялась Вера, захлопывая книгу. – Самым верным друзьям – самые лучшие места! Ты будешь жить вместе со своими детьми в нашей стране Махаон, где вечно тепло и все счастливы.

– Тепло, это хорошо, – одобрила та. – А то от холода и сырости у меня суставы ломит.

– А еще у тебя будет собственный дракон!

– Дракон? – ахнула старая. – Куда ж он мне? Зачем?

– Да-да, дракон! – радостно захохотала Вера, довольная, что поразила сиделку. – Огромный белый дракон с красным гребнем. Он будет стремительно летать, нося тебя на спине, и рычать будет при этом, словно сирена!

– И как ты это представляешь? Как я на него взберусь? С моей-то спиной? – сиделка радовалась тому, что отвлекла писательницу от грустных дум.

– А ты будешь вечно молода, – на полном серьезе ответила выдумщица. – В стране Махаон все юны и красивы.

– Ну, Верочка, теперь мне есть для чего жить и умирать совсем не страшно, – Онисья тем временем заплела ей пышную косу. – Ну что, поедем домой?

Вера тяжело вздохнула, собираясь с духом, и кивнула головой. Она спрятала книгу, ловко развернула руками кресло, и старая сиделка покатила ее вверх по мосткам.

 

Оказалось, гости уже прибыли. Яркая видная женщина с длинными темно-рыжими, почти красными, волосами по-свойски расположилась на их кухне и уже накрывала на стол. Онисья вкатила Веру в дом по пандусу. Тут же показался высокий стройный мужчина в очках и с легкими залысинами. Он протянул руки и с нежностью обнял Верочку.

– Здравствуй, Володя, – казалось, писательнице было тяжело говорить, – я так рада, что ты приехал.

– Дорогие мои, знакомьтесь! – громко объявил Владимир. – Это моя Алевтина.

Вера с вымученной улыбкой пожала руку рыжеволосой. Значит, все же правда. Значит, Онисья правильно ее предупреждала. Она все не хотела ей верить, а это действительно было так – с сегодняшнего дня ее жизнь круто изменится.

– Мне многое нужно вам рассказать! – воскликнул Володя. – Садитесь к столу, мы столько вкусностей привезли.

Они пили чай с конфетами и домашними плюшками. Владимир много говорил про свою работу, а старая сиделка отмечала только, как все сильнее темнеет лицо Верочки. У Онисьи сердце болело от мысли, как теперь поменяется их привычный уклад жизни. С приходом Алевтины в жизнь Владимира все, что они создали за  восемь лет, может пойти прахом.

Владимир Успехов был не только известным писателем. Точнее, стал им уже после того, как получил свою первую профессию – врача. Писательство, уже гораздо позже, с поступлением в ординатуру, стало сначала его хобби, а потом и вторым призванием.



Екатерина Новак

Отредактировано: 25.01.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: