Последняя возможность

Размер шрифта: - +

Дар

Андре вернулся утром. Принёс одежду. Белая рубашка с большим вырезом и рукавами фонариками. Сверху широкий кожаный пояс в ладонь шириной. Мешковатые штаны. Берцы на платформе и перчатки без пальцев. Под мои кудрявые, короткие тёмные волосы смотрелось чудесно. 
— Это подбирала моя девушка. Нравится? Ты довольна?
— Очень.
Только в этот момент обратила внимание на то, как он одет. Белая рубашка, кожаный жилет за которым прячется Рия. Зауженные чёрные штаны в вертикальную синюю полоску и лаковые туфли. У его девушки хороший вкус.
— Вы готовы сегодня пойти определить дар?
— Да, вполне.
— Отлично.
Он встал из кресла и потянулся. Послышался писк, под жилетом заворочалась Рия. Андре только улыбнулся.
— Выписку скоро принесёт док. Ах да, нужно ещё оформить твои документы. Запрос я уже подал, но сначала нужно узнать дар твоего фамилиара. Это тоже вносится в документы.
— Хорошо. Андре, а где мы будем жить?
Молодой мужчина нахмурился, а потом хлопнул себя по лбу. Упал обратно в кресло, достал из нагрудного кармана блокнот и ручку из металла. 
— Жи-ль-е... ,— продиктовал он себе.
Я заглянула в блокнот, но вместо букв увидела одних кракозябр.
— Ты говорил, что я смогу читать, но я ничего не понимаю.
— Кхе... Не волнуйся, всё в порядке. Просто мой почерк даже я сам не могу разобрать.
— Бывает... ,— протянула я.— Похоже ты и сам плохо представляешь что нужно делать. Почему тогда меня доверили тебе, а не кому-то поопытней?
— Дело в том что поопытней и нет. Переход в другой мир очень редкое явление. Раз-два в тысячелетие. Прошлый попаданец пришёл восемьсот лет назад. Очевидцев  не осталось. Но им занимался мой учитель. И остались его записи. Потому тебя доверили именно мне.
— Андре, я вот чего не понимаю. Ты и доктор ни разу не усомнились в том что я из другого мира. У вас не появилось даже мысли, что я могла солгать. 
— Во-первых, ты забываешь про дар Рии. Во-вторых, позже ты пройдешь небольшой тест. Его составил один из попаданцев. Ничего сложного. Но для уроженца наше мира пройти его нереально. Все что мы знаем это то, что есть другие миры и иногда появляются попаданцы. И то, многие считают, что это только сказки. И правительство не пытается никого разуверить. Наоборот, позже тебе составят легенду, а личные данные засекретят. Если решишь кому-нибудь рассказать, ничего ужасного не случится, но я не советую слишком болтать. Тебе просто жить спокойно не дадут.
— Что?! Почему?!!
— Да, элементарно, какой-то сумасшедший фанатик уверенный что ты корень всего зла. Или увлекшийся учёный, которому обязательно нужно ЗНАТЬ, как же ты перенеслась. И это только начало. Оно тебе надо?
— Нет. Совсем нет. Но ведь меня видел персонал больницы. Всё равно пойдут слухи.
— Не пойдут. Они все давали клятвы, заверенные даром, о нераспространении информации о пациентах. 
— Заверенные даром?
— Дар, который превращает клятвы в истину. Нарушить невозможно.
— Ладно... Но ты так и не ответил, где мы будем жить.
— Первое время у меня. А когда освоишься подберем тебе дом, ну или квартиру. Средств на адаптацию хватит на дом в хорошем районе.
Я откинулась на кушетку и обняла Эрнеста.
"Новый дом... Новая жизнь... Ты жалеешь?"
Я вздрогнула. Этот голос слишком похож на мой. Я дотронулась лбом к его лбу. И постаралась донести до него:
"Нет, дорогой. Я счастлива что ты жив. Большего и не надо."
Эрнест задышал мне в живот. Я потрепала его за уши. 
— Андре, пока есть время, расскажи мне про этот мир.
— Нууу... Называется он Терра. Материков три. Наш — Лавреция. Климат тут такой что летом загибаешься, а зимой на ходу замерзаешь. Тебе повезло, сейчас конец весны. Уже не холодно, еще не жарко. Второй — Гондвана. По величине он такой же. Температура почти не меняется. Всегда холодно. Но жить можно. И последний это Пангея. По размеру меньше. Там в основном пустыни. Как ты понимаешь, условия для жизни там не очень, потому там только небольшие селения и выходцев оттуда узнать легко. У нас три страны. Литерам, Мортея и Патриама, где мы и живём. Мы находимся в столице — Ликсене. 
— В принципе понятно. Но не уверена что запомню сразу.
— Ничего, у тебя ещё будет время.
Потянул сквозняк. В палату зашел доктор. Он отдал куратору какую-то бумажку. Развернулся ко мне, присмотрелся, кивнул чему-то, кинул:
— Удачи.
И вышел.
— А он не любит говорить.
— Да, это не в его привычках. Твоя выписка у меня. Идем, нас уже ждут.
— Ага. Эрнест, пойдём.
Пёс поднялся с кушетки, где дремал до этого и подошёл ко мне. Я подхватила рюкзак с которым бегала на пробежку и куда после запихнула свои вещи. Мы выдвинулись.
Город. Мощеная дорога. Двух-, трех- и редко четырёхэтажные дома. Они выкрашены в белые тона. И огромные витражи с рамами темно-коричневого цвета. Мимо проезжали люди на транспорте, лишь отдаленно напоминающий наш. Девушка с пичугой, на медном, с кучей болтов сигвее, из клапанов которого вырывался пар. Ретро (на мой взгляд) машины, проплывая мимо, причмокивали и позвякивали. Андре повёл меня к аналогу байка. Переднее колесо сильно выдвинуто вперед, от него идет две трубы, обмотанные шлангами, которые присоединялись к шару, где в безумии инженера перепутались болты, шурупы, гайки, шланги и ещё много штуковин названия которых я не знаю. На коляске кованый узор крыльев летучей мыши. Эрнест взял в зубы мой рюкзак и запрыгнул в коляску. Куратор дал мне шлем. Стекло опускалось с тихим тиком. Я села за ним и обняла его за талию. Ехали не долго, я совсем не успела рассмотреть город. Здание администрации не отличалось от других. В холле собралась очередь. Люди меня интересовали мало. А вот их спутники... Мне предстоит серьёзно  заняться зоологией. Хорошо запомнился мальчик примерно десяти лет, который гладил аспидную змею, что обвила его шею. Какой-то прохожий подошёл слишком близко, она метнулась ему навстречу, обвила его шею, замерла в паре сантиметрах от его глаз и зашипела. Только клыки отличались по цвету, язык и десна того же чернильного цвета.
— Чёрная мамба,— опознал Андре.— Одна из самых быстрых в мире. 
— Она изящная. 
— И ядовита. Но первая не нападает. Идём.
Три поворота и мы заходим в кабинет. Девушка, с летным шлемом на голове, закинула ноги на дубовый стол и не двигаясь смотрела на игуану, которая устроилась у нее на животе. Рептилия не собирается пасовать и уставилась на неё в ответ.
— Что это с ней?
— Тише!— прошипел куратор.— Это их игра и способ успокоиться. Кто кого пересмотрит. 
Девушка моргнула. Застонала, схватилась за голову и сползла по стулу. Мотнула головой и рассмеялась. 
— И Элен всегда проигрывает эту битву.
Она повернулась к нам. Посадила игуану на стол.
— Андре, ну наконец-то!
— Привет, дорогая.
Девушка поцеловала его в щеку и развернулась ко мне.
— Вижу одежда подошла. Тебе очень идёт.
— Спасибо. Ты девушка Андре? У тебя хороший вкус.
— Так, а теперь к делу. Сандра, Элен знает твои обстоятельства. Она проверит дар. И она тоже связана клятвой, так что не беспокойся. 
— Садитесь.
Андре сел в кресло. Я на диван, Эрнест запрыгнул следом и положил голову мне на колени. Элен подняла на руки игуану и поцеловала её в лоб. Потом подошла к нам и вытянула руки. Ящерица помотала головой, поморгала и отвернулась от нас. 
— Ну вот и всё! У меня для вас чудесная новость — у Эрнеста дар делать вкусовые ощущения более тонкими и острыми.
Эрнест приподнял голову и зарычал.
"Она лжет".
Элен побледнела. Я нахмурилась. 
— Зачем ты это делаешь?
— Что именно? Дар определяю? Это моя работа. Почему он рычит?
Она попятилась, споткнулась и упала в кресло. 
— Девочки, что происходит?— забеспокоился Андре.
Я повернулась к нему.
— Она соврала. Я пытаюсь понять причину.
Элен вцепилась руками в подлокотники.
— Ты не можешь этого знать! Ваша связь не могла установиться так быстро! 
Куратор подошёл к Элен и присел перед ней корточках. 
— Обьяснись. 
И она взорвалась.
— Ты так возишься с ней! Стоишь, ночуешь(!) в очередях за документами, перелопатил все записи учителя, мечешься по всему городу в поисках этих гребаных прописей!!! А так она станет обычной! Займется ничем не  примечательной готовкой!! 
— Так, это мы позже обсудим. А сейчас скажи правду. Какой дар у фамилиара Сандры?
— Ты ещё не понял?— она рассмеялась. — Лучше бы ей остаться просто кухаркой. Для её же блага. Её не отпустят. 
— Да что не так?!
— Он чует ложь.

###

— Так, дамы, присаживайтесь,— пригласил Андре. Мы расселись за обеденным столом в доме куратора. 
— Андре ... ,— начала Элен. 
— Стоп,— перебил тот. — Сначала главное. Сандра, дар Эрнеста очень редкий. Слишком, чтобы тебе позволили жить так, как ты того хочешь. Но ... мы можем это скрыть. Если ты хочешь. Не скрою, это рискованно, но реально.
— Насколько это опасно для вас?
— Очень, — голос Элен дрогнул.— Если обман раскроется нам не жить. 
— Тогда об этом не может быть и речи. Какие у меня есть возможности?



Тёна

Отредактировано: 21.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться