Последняя встреча

Последняя встреча

Парковка была вся забита. Ну конечно, сегодня же суббота. В киоске купила цветы, выбор совсем небольшой, но не могла к Маше идти без подарка. Лилии, белые с каким-то голубым оттенком. Такое впервые вижу, что сразу подумала: может и они не из этой реальности.
Проходя мимо памятников, много людей, кто живой кто призрак, не все ли равно. Найти бы ее номер, давно не была. Последний раз весной, на двухлетнюю годовщину ее смерти. 
Вот и номер 2117, как будто из будущего указанное время. Земля вся промерзла, на фотографии иней. Я села на колени, положила цветы, и стала ладошкой очищать фотографию.
- Поднимись. Не мерзни, пожалуйста!
Я повернула голову. Маша. Моя Маша. Сидит на скамейке, улыбается. Рада видеть. Ее белое платье совсем стало кремовым.
- А тебе не холодно? – спросила я и села рядом.
Маша только покачала головой, смотрела на меня, будто это не я, а она увидела призрак.
- Скамейки не было.
- Да. Брат на мой день рождение поставил. – Мария подняла подол длинного платья и положила ногу на ногу.
- А я так и не приехала на него, не поздравила даже. Прости, стыдно за это. – Я сидела на холодной скамейке, и очень хотелось дотронуться до ее руки. Она видимо это поняла. Наклонилась, обняла меня. Я не чувствовала ее. Вроде есть, и нет ее.
- Зачем? Скоро все равно у меня будет другой день рождение. Совсем скоро.
- Когда?
- Десятого марта. – Маша отстранилась, чтобы не заморозить меня.
- Я тебя удочерю! – пошутила я.
- Это будет мальчик! – Машка засмеялась, смеялась как раньше, ее голос никогда мне не забыть. 
- Ну, усыновлю тогда. Всегда хотела воспитать настоящего мужчину! – Мне очень хорошо легко с ней, и совсем не страшно.
- Что в Аризону поедешь? – Маша перестала смеяться.
- Ты даже знаешь где это случиться? А у кого? Они хоть хорошие? – Я не думала ни о чем, просто хотела, чтобы Маша родилась у хороших родителей. Надеялась, что она подтвердит, но она сказала, что не знает какие они.
- Тебе надо отдохнуть, ты всю ночь была в дороге. Иди. 
Маша отпустила меня. Я встала со скамейки, почувствовала, как ноги мои замерзли, очень хотелось спать, оглянулась на нее. Ее уже не было.

Город, на удивление, был в каком-то сумраке и не многолюден. Машину оставила у гостиницы. Совсем сама не понимаю, почему не поднялась, не легла в чистую гостиничную постель, не уснула, а отправилась куда-то гулять. Это совсем не Питер, не Невский, маленькие старинные улочки. Фонари, похожи на те, рядом с которыми, ты меня однажды догнала босая. Да был еще светофор, он тут же. Ни одного транспорта я не вижу, что нелепость наличия светофора еще больше выделяется в сумраке этого перекрестка. 
Группа молодых людей стоя на остановке, спорила на наличие того, существует ли район Ишта. Один доказывал, что там сестра имеет дом, это на острове юга Питера и там есть мост и река.
- Девушка, скажите, вы знаете такой район Ишта? 
Вопрос был задан мне.
- Ухта знаю, город на севере России. Но это не означает, что чего никто не видел и не знает, то того нет. Вполне может и есть район Ишта. – Я, ответив ребятам, поняла, что это снова сон. Такого быть не могло. Ишта, откуда вообще в моей голове название взялось. Так, хорошо, надо держать себя под контролем и понять, почему я тут, кто меня ищет, кто звал, пусть его встречу. 
Грани реальностей стираются настолько незаметно, что Мураками был прав. Да и Вебер тоже. Есть миры, и не просто миры. Мир один, просто он многогранен. И время тут течет настолько быстро, слой за слоем себя покрывая в 5 миллиметров в секунду, что его просто нет.
Закрываю глаза ладошками. 
«Ну, где? Где ты? Иди уже ко мне раз зовешь!» - открываю глаза. Нет, я еще тут. На этом перекрестке, ребята сели в автобус, который подъехал только что к остановке. Поехали к сестре в Ишту, подумалось мне. 
Дети. Три девчонки около восьми лет. Появились на перекрестке, выйдя из какого-то дома, я не заметила. Зато заметили меня. 
Малышка в красном пальто, в широкополой черной шляпе, увидев села прямо на асфальт. Опустив голову. 
- Ты идешь или нет?- спросила ее одна из подружек. – Ну как хочешь.
Девчонки ушли, оставив малышку сидеть на асфальте. 
Она немного приподняла полы шляпы, все же скрываясь.
- Это я! – прошептала она, вероятно боялась что кто другой услышит.
Сердце забилось чаще. Я не могла поверить, даже не хотелось в это верить.
- Это я! – чуть не плача сказала она и сняла шляпу.
Я бросилась к ней, обняла ее, она ухватила меня за шею. Теплая, живая, красивая, моя маленькая крошка. 
- Есения! – Я расплакалась. – Как ты? Почему тут? Зачем?
- Оль, я хочу к тебе! Я искала. Мне страшно там жить!
Она не кричала, не было истерики, слезы соленые текли по горячим розовым щечкам. 
Ждала, искала, даже пришла в мой мир, разве такое возможно. Бесстрашная моя детка. Смелая девочка. Решилась. Зовешь меня, ищешь, скрываешь это от них.
- Что случилось, детка? Что? – Я обнимала ее, она прижималась ко мне, боялась видимо, что исчезну.
- Мама, мама…это все она! 
- Все хорошо, хорошо! Успокойся! – Я только думала, сможет ли вернуться, назад. Вдруг захочет остаться, надо чтобы ты ее позвала. Не напугала, просто позвала.
- Шаис совсем спать не дает, все время плачет. Мама бьет меня, пугает, все делаю не так. Я не хочу там больше. Оль, хочу с тобой!
«Шаис? Почему Шаис? Азербайджанское имя какое-то. Откуда он. Ты родила ребенка? Или собираешься. От Алисы что ли? Да, в принципе твоя жизнь, но зачем ты портишь ее своей дочери. Почему не даешь ей жить своей, почему она должна жить твоей жизнью. Зачем ты так с ней!»
Есения успокоилась у меня на руках. Одела снова шляпу, чтобы ее никто не заметил и не узнал. Оглядывалась в поисках тебя. Боялась. Увидишь меня с ней, убьешь нас обеих.
Ты действительно пришла, вернее твой голос и твой призрак. Меня не видела. Позвала ребенка. Есения со страхом подчинилась.
- Оль, забери меня! – на прощание сказала она, и пошла к тебе, опустив голову как наказанная.
«Как детка? Как? Ты же знаешь, что у меня нет прав на тебя! Ты умненькая моя малышка! Ты все знаешь!».
Надо возвращаться в гостиницу и ехать в Москву. 
Поспать бы еще пару часов хотя бы перед поездкой.
Дерево, огромное дерево, что его обхватить могли бы человек десять, встав в хоровод и взявшись за руки. Я прикоснулась к нему. Мне надо быть сильной и твердой. Такой же, как ты дерево. 
Взяв ленточку сиреневого цвета, валявшуюся тут же, я привязала ее к одному из торчащих корней. Чтобы пометить место, в следующий раз найти.
Вернулась в гостиницу с мыслью, что в интернете не забыть посмотреть в соннике Ванги, что означает огромное дерево.
Нет. Я тут не останусь. Сейчас же поеду назад. В Москву, домой. Запуталась. Да. Наверное.
И кто подсказал бы что делать. Одна живет с ненавистью на весь мир. Другая живет в постоянном страхе, скрывает это, зовет, ищет, ждет меня, при этом понимая, что меня нет не потому что я не хочу вернуться и быть рядом, а потому что меня нет для других. 

Ну что мне с вами делать?
Ты говоришь, я веду себя как пятнадцатилетняя, что пора уже остановится и жить в одном мире. Я рада была бы, правда, но наверное нет того человека, кто меня бы остановил. Взял бы за руку и сказал: « Оля, все…не уходи…будь только тут! Ты единственная, ты нужна!».
Но для вас всех я нереальная, я такая же, как Маша сейчас для меня, всего лишь призрак.
Я знаю, теперь уже я, не ты, возвожу эти стены, эти баррикады, и никто не в силах их разрушить, перемахнуть, разбить. Никто не в силах.
И мой мир, всегда будет многогранным, и для меня он не так далеко, всего лишь на расстоянии одного желания.



Ольга Каменская

Отредактировано: 13.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться