Послесловие к "40 дней и 5 ночей"

1

- Эй, слышь!

Басовитый свист разрезал тишину ночной улицы.

- Тебе, тетя, говорю! Постой, куда торопишься? Слышь, притормози!

Остановилась из чистого любопытства. Не каждый день отбитых встречаешь. Обычно люди сторонятся таких, как я. Интуитивно чувствуют опасность и правильно делают!

А про хулиганов я вообще молчу. Этим гражданам без интуиции нельзя. Долго не живут.

Из мыслей меня вытянули подошедшие парни. Поспешила спрятать ухмылку. Примут еще за радость от встречи.

- Ну, что ты, тетя, бегаешь от нас? Мы поздороваться хотели.

Из- за спин друзей вышел парень от голоса которого у меня волосы встали дыбом. Настолько знакомым и родным он мне показался. Я даже сделала шаг вперед, чтобы лучше разглядеть лицо говорившего. Скользила жадным взглядом по глазам, губам, чертам лица… И от острого разочарования захотелось завыть. Ничего общего у этого пацана не было с Ним. Только голос.

- Втюрилась, что ли, тетя?

- Зенки не сломай!

- А она ниче такая, старая только! Не теряйся, Узбек!

В кармане зазвонил айфон. Мама переживает. Поздно, а меня дома нет.

Как только я достала гаджет из кармана, кольцо хулиганов стало плотнее, и парень с необычным голосом ловко выхватил у меня его из рук, спрятал в свой карман. Я ему это позволила. Пусть берет, не жалко.

- Это все, что вы хотели? – на всякий случай уточняю. Даю им шанс по-хорошему расстаться с ведьмой.

Вокруг стали раздаваться двусмысленные шутки и обычный стеб, но руки к моему телу никто не тянул. Парень с моим телефоном отошел в сторону, вытащил сигареты и затянулся. Красный огонек мелькаk то вниз, то вверх. Парень затягивается, красиво выпускает дым и явно делает выбор.

- Куда шла-то ночью? – наконец спрашивает он меня. Вокруг затихают его подельники.

- Прямо.

- Ты знаешь, чем заканчивается эта дорога?

Боже, я узнаю эти интонации даже спустя год. Он точно также злился. Аж мурашки по коже.

Не отвечаю. Темневшие впереди кресты говорят сами за себя.

- Больше не задерживаем, тетя, - другой пацаненок с широким поклоном сделал мне знак валить.

Парень с моим телефоном молчит, продолжая затягиваться. К нему подошел еще один персонаж и мой телефон перекочевал уже ему. Мельком замечаю имя «Ярослав» на дисплее. Скинули звонок.  Персонаж тут же профессионально разбирает айфон по запчастям и уходит. Уверена, что не увижу больше никогда свой аппарат.

Непонятно чему улыбаюсь и иду дальше. От родного и некогда любимого голоса внутри разливается тепло. Больше не считаю последние три дня потерянными впустую.    

Привычно остановилась у входа на кладбище. На этом месте от моего топтания скоро трава перестанет расти. Можно будет памятник поставить уже мне с подписью «Самообманщице, Трусихе, Тупице». Три в одном, чтоб меня.

- Почему не заходишь? Ворота открыты.

Парень уже без моего телефона, но при своем красивом голосе, встал рядом. Запах дешевых сигарет и непонятного парфюма обдали меня с ног до головы.

- Уже незачем, - поворачиваюсь к нему лицом, так чтобы фонарь светил на меня, и улыбаюсь во все клыки.

- Ты странная, - он косится на меня, но не уходит. Снова закуривает сигарету.

Я знаю, что он видит. Сама перед выходом наложила иллюзию. Чуть расширила скулы, добавила второй подбородок и морщины у глаз. Не от хулиганов. От сплетен. Не хотела, чтобы мама узнала, где я трусь по ночам.

- Тебя еще пару дней назад «срисовали» мои парни и айфон твой 11. В кредит взяла?

- А если так, вернешь? – в кровь будто впрыснули веселящего газа.

- Не могу, - качнул он головой и переступил с ноги на ногу. – Зачем ходишь здесь ночью? Головой-то думать надо.

- Не хочешь выпить где-нибудь? – предлагаю ему вместо ответа.

Он долго молчит, потом говорит:

- Негде. Поздно уже, все кафешки закрыты. К тебе домой?

- А я и забыла, что мы в N.., - признаюсь ему и сильнее прячу руки в карман пальто. Не люблю осенний холод.  –Здесь и днем-то три кафе и один ресторан. Домой ко мне нельзя. Там мама.

- И муж?

- У меня нет мужа.

- Здесь лежит? – кивает он головой в сторону кладбища.

Молчу. Где-то в районе виска дергается вена и вскоре в радиусе метра вспыхивают лей-линии. Становится светло, как днем. Мой нечаянный знакомый этого, естественно, не видит. Он с какой-то звериной тоской смотрит на могилы. Простой парень. Возрастом около двадцати. Темная шапка надвинута на брови. Ворот куртки высоко поднят, губ не разглядеть.

- Он не был моим мужем.

Послышался смешок.

- Другого хахаля себе нашла, а перед прошлым стыдно? Вот ты ж баба… совестливая.

Свет все ярче разгорается, освещая уже две близлежащие улицы. Пора бежать. Разворачиваюсь, отхожу на пару шагов и не оборачиваясь рассказываю:

- Не захожу, потому что так еще верю, что он жив. Уверяю себя, что он уехал, у него семья, дети. Морщины, работа, дом. Что он просто забыл обо мне, так бывает. Я на праздники пишу ему открытки по-старинке. Отправляю в разные страны, на выдуманные адреса. Еще ни одна не вернулась. Значит, дошли до адресата.

Кусаю губы до крови. Но хочется уже хоть с кем-то поговорить об этом! Мои близкие этого не поймут. Все делают вид, и я тоже, что ничего не случилось.

- Пару дней назад была годовщина. И я… решила, что пора поставить точку в нашей истории. Признать правду. И жить дальше. Выйти замуж, родить детей. Отпустить наконец-то.

- Так что не дает тебе отпустить? – спросил парень у меня. На редкость прозорливый человек.

- Не верю, что он сам… ну, себя… Это неправда.

Парень молчал. Свет все больше разгорался, и я стремительно понеслась в сторону дома.



Дина Макарова

Отредактировано: 22.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться