Посмотри на меня

Размер шрифта: - +

Глава семнадцатая. Правда и её последствия

- Вы хотите сказать, что дедушка Светланы и отец Анны Викторовны убил вашу дочь? - все же строить предположения и слышать - разные вещи, наверное, никогда к этому не смогу привыкнуть.

- Ты же молодая вроде, со слухом все должно быть нормально, - своими словами она прикрывала боль потери, даже после смерти не желая быть слабой. - Именно эта скотина мою девочку сгубил, душегуб проклятый! Чтоб ему вечность в аду гореть! Надеюсь, мы там ещё свидимся, и я смогу на это полюбоваться, отбывая наказание за свои грехи.

- Вы так уверены, что есть такое место? - спросила, мысленно проигрывая в голове возможную реакцию Максима.

- Надеюсь на это, уходим же мы куда-то, а живём по-разному, значит, и места должны быть отличны друг от друга, - без особого чувства, поделилась рассуждениями.

- Мне все не даёт покоя один вопрос: как Евгения допустила свою гибель? С её-то даром?

- Наш дар - это не спасение, это проклятие, - горько признала она. - На события влияют множество различных факторов, каждый из них может перевернуть все с ног на голову. Знала ли Женечка, чем закончится приход желающего поскандалить мужчины? Он радел за свою дочь, хотел, чтобы отец Максима развелся и взял на себя ответственность за второго ребенка, не думая о том, что именно его дитятко влезло в чужую семью. А как же, с моей Женей он человеком стал, уважаемым, и с неплохим заработком, так почему бы и не избавиться от первой жены? Он шел туда не убивать, а собирался выставить Леонида в неприглядном свете, надавить. Но нрав у него был тот еще... Я находилась с ней рядом после своей смерти, сердце болело за нее при виде их «семьи». Признаться, я тогда подумала, что неплохо будет, если у него получится, - она до сих пор грызла себя за ту мысль, - наконец, дочь откроет глаза и уйдет от мужа. Но их ссора набирала обороты и... - голос сорвался.

- Я понимаю, вам очень больно и трудно говорить о таком, - к этому добавляется и то, что женщина была свидетелем, но не могла ничего поделать, помешать свершиться страшному. - Но вы сами сказали, он не планировал убивать. Допускаю, что в пылу ссоры более сильный мужчина мог нанести травму несовместимую с жизнью физически слабой женщине. Так почему же все было выставлено в таком свете, будто бы это было нечто ритуальное?

- Он-то ее убил, - подтвердила ещё раз свои слова, - а вот его дражайшая дочь придумала, как следы замести.

- Что?! - пораженно воскликнула, забыв, что мы не одни.

- Да, в экстренной ситуации она оказалась сильнее и умнее своего папаши, - с ненавистью посмотрев на больную, ответила бабушка Скифа.

- Вера? – а вот и он сам. – Что ты узнала? – настойчиво потребовал от меня информацию.

«Как же ты не вовремя решил вмешаться в наш разговор» - раздосадовано подумала про себя, оборачиваясь к мужчине.

- Думаю, что здесь не самое подходящее место для этого, - стрельнула глазами на женщин, присутствующих здесь.

Макс сразу весь подобрался, понимая, что это может значить, и согласно моргнул.

- Я тебя услышал, - подтвердил вслух. – Ты уже закончила?

- Нет, есть ещё один вопрос, ответ на который мне необходимо узнать для полной ясности.

- Хорошо, не хотелось бы здесь задерживаться.

Он испытывал дискомфорт пребывая в одном помещении с той, кого его отец избрал взамен матери. Господи, что же будет, когда он услышит от меня шокирующую информацию, что поведала его бабуля? Я даже представить не могу. Ведь где-то глубоко в душе Скиф испытал облегчение, когда услышал, что не мачеха убила его мать, а тут… Даже не знаю, что хуже: убийство или надругательство над мертвым телом? Вот ведь ужас…

- Вы знаете, что я хочу услышать? - вернулась к прерванному разговору, без конкретики, которую могут понять другие люди.

- Её отец раскаивался в том, что натворил, - женщина словно ушла в себя, делясь прошлым. – Наверное, поэтому, так легко поддался моим манипуляциям.

- Самоубийство? – предположила, исходя из её недавних намёков.

- Прыгнул под поезд, - меня передёрнуло от её замогильного голоса. – Не дал мне себя долго мучить.

- Но как в это оказалась втянута дочь? Ведь, если я правильно поняла, она не была в курсе его самодеятельности и желания побеседовать с той, чью семью она развалила?

- Не была, но так удачно позвонила отцу, когда тот в шоке от совершённого выложил ей всё как на духу, - рассказала о появлении в этой истории Анны. – Сначала у неё случилась истерика – даже мне было слышно, как она кричала на другом конце провода, но девчонка оказалась со стержнем, быстренько взяла себя в руки и приехала на квартиру к моей дочери. Это не я её больной сделала – она таковой и являлась, просто окружающим этого видно не было, - чуть ли не прошипела бабушка Скифа. – Разве могло нормальному человеку прийти в голову совершить нечто подобное?

- Нормальные люди не относятся так к факту убийства, про которое узнают, - высказала своё отношение. – Так что, в этом вы правы.

- То, что она сделала, - отвращение и боль сквозили в словах женщины, потерявшей все, - было самым ужасным, что мне довелось увидеть, как при жизни, так и в посмертии. Она не наслаждалась процессом, на её лице было отстранённое выражение, никакого сомнения. Изуродовали мою девочку и ушли, уверенные, что смогут избежать наказания. Но, пусть моя дочь ушла, слишком много боли ей причинила эта жизнь, я не могла все оставить на самотек – это ведь была моя дочь.



Сапфира

Отредактировано: 24.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться