Посмотри, услышь, поверь

Размер шрифта: - +

55

 

Саффи ещё никогда не ездила на море на машине и теперь любовалась открывающимися видами на крутые холмы, гречишные поля и редкие далёкие перелески, а позже бесконечные степи, сменившиеся, наконец, предгорьями. Но, конечно, это путешествие было таким запоминающимся вовсе не из-за красивых пейзажей. Максим сидел рядом, одна его рука уверенно держала руль, а другая то и дело соскальзывала вниз, туда, где на его ноге, обтянутой джинсами, чуть подрагивали от тряски пальцы Саффи. Он сам положил её руку к себе на колено и не давал убирать, накрывая своей ладонью или поднимая и прижимая к губам. И все сутки с небольшим, что они добирались до места, Саффи хотелось, чтобы этот путь продолжался как можно дольше.

К разговору об Алле они больше не возвращались. Максим только сказал:

- Я хочу, чтобы ты услышала обо всём не от меня, а от самой Аллы. Поэтому потерпи немного. Приедем – и всё узнаешь.

- Хорошо, я потерплю, - серьёзно ответила Саффи. - Я тебе верю. Только не представляю, как ты убедишь Аллу поговорить со мной. Мне кажется, она меня ненавидит.

- Ничего. Я умею быть убедительным, - успокоил Максим и добавил: - И спасибо тебе.

- За что?

- Это очень важно, когда не приходится оправдываться на пустом месте и когда тебе верят на слово. 

- Просто я хорошо помню, как уже обманулась однажды. И это не даёт мне покоя, - с горечью призналась Саффи.

- Забудь, - попросил Максим. – Пусть это будет самое плохое, что случилось с нами. И это самое плохое уже позади. – И повторил: - Забудь.

- Пока не получается, - виновато пожала плечами Саффи.

- Ничего. Я помогу. Тебе просто будет не до грустных воспоминаний, - утешил Максим. И это прозвучало многообещающе.

 

Поскольку Ларисе Валентиновне долгая поездка давалась нелегко, на ночь было решено остановиться в мотеле. Поэтому в санаторий приехали только к одиннадцати утра второго дня путешествия. Рабочий день аниматоров был в разгаре, все были на местах, так что они никого из друзей не встретили ни у ворот, ни у стоянки для сотрудников санатория. Пока Максим парковал машину, Саффи с Ларисой Валентиновной ждали его в тени тихой малолюдной аллеи.

Было заметно, что мама Максима немного волнуется. Сначала Саффи подумала, что это из-за встречи с Глебом Максимовичем. Но потом заметила, как Лариса Валентиновна одёргивает длинное льняное платье-рубашку, натягивает на запястья рукава, поправляет большие солнцезащитные очки и шляпу, и поняла, что её беспокоят всё ещё заметные следы побоев. Это смущение было таким трогательным и совершенно женским, что Саффи не выдержала и шепнула:

- Почти ничего не видно. Ещё несколько дней – и следов не останется.

Лариса Валентиновна благодарно посмотрела на неё:

- Что, так заметно, что я стесняюсь?

- Совсем немного, - разуверила её Саффи. – Просто мы с вами уже не первый день знакомы, вот я и поняла. А так и не догадалась бы.

- Ты чудесная девочка, - улыбнулась Лариса Валентиновна. – Не подумай, что я хочу надавить на тебя или что я не объективна, но не могу не сказать. Мой Максим, хотя, может, и не самый простой человек на свете, зато очень надёжный. Не буду обещать, что тебе с ним будет легко. С настоящими мужчинами вообще не бывает легко. Но вот положиться на него и знать, что он не подведёт, не предаст и не обманет, ты сможешь. А это очень важно, Саффи. Я жила с его отцом много лет. И ещё дольше любила его. И знаю, что говорю. А Максим – копия отца. И то, что ваша любовь взаимна, - огромное счастье. Мне так не повезло…

Саффи сочувственно молчала. Ей было очень жаль эту спокойную, умную и очень привлекательную женщину. А та вдруг задорно улыбнулась и совершенно другим тоном сказала:

- Но всё это уже в прошлом. Пережить такое было нелегко, но я справилась. И теперь не жалею ни о чём. Так что не волнуйся за меня. И Максиму скажи, чтобы не волновался.

- А как вы догадались? – изумилась Саффи. Они с Максимом утром, на стоянке у мотеля, пока ждали, отправившуюся в небольшой магазинчик Ларису Валентиновну, как раз говорили об этом. Максим опасался, что маме будет нелегко жить поблизости от отца и его новой жены, и Саффи тоже стала беспокоиться.

- Дети-дети! Мои хорошие, добрые дети! – приобняла её Лариса Валентиновна. – У вас тревога на лицах написана вот такими же буквами, - она показала свободной рукой на фасад главного корпуса, который проглядывал среди деревьев. На нём виднелось название санатория. Саффи посмотрела на аршиные буквы и фыркнула. Максим, который через несколько мгновений подошёл к ним с сумками Ларисы Валентиновны в руках, застал их смеющимися и очень довольными друг другом. Он посмотрел недолго, поставил сумки на скамейку и притянул мать и Саффи к себе:

- Я вас обожаю!

- А мы – тебя! – сообщила Лариса Валентиновна, встала, взяла одну из сумок и величаво скомандовала:

- Ну, сынок, веди меня к хозяину этого великолепия!

 

Встреча с Глебом Максимовичем прошла на удивление легко, спокойно и доброжелательно. Деликатная Саффи попробовала было отвертеться и сбежать к друзьям, но Максим не позволил, шепнув:



Яна Перепечина

Отредактировано: 30.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться