Посмотри в его глаза

Размер шрифта: - +

***

– Костик, ты просто обязан мне помочь. Ты понимаешь, такой шанс раз в жизни подворачивается. Я не могу его упустить. 

– Селиванова, какой шанс?! Ты время видела? 

– Ну, три часа ночи. Детское время, подумаешь. 

– Детское время. Это ты любишь гулять до утра, а нормальным людям к восьми на работу. 

– Я, вообще-то, в отпуске. 

– А я нет, если ты не забыла. Ладно, бессмысленный спор. Забыл, что ты блондинка. Что ты хочешь? Не отстанешь же. 

– Не отстану. А можно я к тебе приеду? 

– Сейчас? Ночь на дворе. 

– Я уже за дверью, открывай. 

Костя, молодой человек тридцати лет от роду, пошел открывать дверь своей взбалмошной подруге. Он уже не помнил, когда их отношения из дружеско-деловых переросли в приятельские. Она спокойно могла приходить к нему ночью плакаться после очередного неудавшегося романа. Или подбросить мелкого, если у нее наклёвывался очередной «тот самый». Вот и сейчас Константин чувствовал, что он нужен как нянька. 

Открыв дверь, он понял, что интуиция его не обманула. За дверью стояла Лариса с сонным Юрой. Подруга была в неизменном образе: боевой мейкап и черное мини-платье. Шпильки лабутенов наводили на мысль: «Как она, вообще, на них стоит?! Не то, что ходит». Белокурые волосы небрежно были разбросаны по плечам. Одной рукой она держала Юру, а в другой был небольшой розовый чемоданчик, с которым она ездила в другие города. 

– Ребенка зачем подняла? Я бы к тебе приехал. 

– Тебя пока добудишься. Ты ж еще кучу вопросов задавать начнешь, а у меня нет времени. 

– Ладно, проходи. Я пока уложу Юру. 

Костик положил мелкого на свою кровать. Некогда сейчас раскладывать диван. А то эта стрекоза того и гляди сбежит. Сам потом ляжет на диване, если время останется. 

– А если бы я был не один? 

– Поликарпов, но у тебя же сейчас никого нет. 

– Все ты знаешь, а вдруг я с ней познакомился только что. 

– И не рассказал бы мне? Ты же в «ватсапе» шлешь мне фотки своих пассий, чтоб я оценила. 

– Ладно рассказывай, мисс Марпл, что там у тебя за очередная любовь всей жизни произошла? 

– Он такой... – ее длинные ресницы восторженно затрепыхались. 

– Опять женатый? – охладил ее пыл Костя. 

– Он с ней не живет и обещал скоро развестись. 

– Селиванова, ну что ты как ребенок? Обещал. Не живет. Сколько таких уже было? Опять поиграется и вернется в семью, а тебя выбросит, как ненужную тряпку. 

– Ты жестокий. Ее большие голубые глаза наполнились слезами, делая их невероятно ультрамариновыми. Она сразу стала похожа на фарфоровую куклу, которую хотелось защищать. Но Костик-то знал ее как облупленную. 

– Ой, все! Прекращай свои трюки, ты же знаешь, на меня они не действуют. 

– Ну вот, и попрактиковаться нельзя. 

Слезы у Ларисы моментально высохли, не испортив макияж. Это, как говорится, практика многих лет. Плакать эстетически красиво, а не с грязными дорожками туши и соплями. 

– Все мне пора. Я итак задержалась. Ты же посмотришь за Юрой? Я всего на три дня. 

– Хорошо, посмотрю. А ты куда? Опять в Крым? 

– Нет, на Мальдивы, – счастливо рассмеялась девушка. 

– Как они все предсказуемы. 

– Ой, не ворчи. Ты как старик уже. 

– Иди уже, а то твой паук другую бабочку поймает. А я хоть посплю пару часов. 

Этот ночной разговор происходил еще летом. Когда ночи длиннее и надеждой полны сердца. 

Но лето всегда скоротечно. Пролетело, как миг. Желтые листья все чаще появлялись то тут, то там на дороге и вскоре все деревья оделись в яркие желто-красные платья. 

За лето друзья не раз встречались в общих компаниях. У Кости часто сменялись девушки, не мог он ни с кем найти общий язык. Лариса уже запуталась в веренице молодых девушек парня, поэтому называла их всех «нимфетками». А Костя всех ее ухажеров называл неизменно «папиками». 

Вот так они и кружили то с одним, то с другим, ища свою судьбу. Но однажды произошли события, полностью изменившие их жизнь. 

Было это уже глубокой осенью, где-то в середине октября. Они поехали с общей компанией друзей в горы. Романтика, 
палатки, шашлычок, гитара, костер. Лариса была с очередным молодым человеком. Как ни странно – свободным. И все у них было хорошо. Она даже впервые за столько лет слала Косте в «ватсап» варианты свадебных платьев. Он подшучивал над ней: «Неужели старость настала и она решила остепениться». А Лариске всерьез надоела вся эта беготня с бубном. Хотелось просто тихого семейного уюта. 

Люди, когда счастливы, стремятся сделать счастливыми всех вокруг. Вот и Лариса смотрела на грустного Поликарпова и листала контакты в «ватсапе», думая, с какой из своих подруг его свести. Тем более он давно просил познакомить его с кем-нибудь. А та все отшучивалась, что не с кем – все такие же стрекозы, как она. 

И вот решила она написать Кате одной из своих недавних знакомых. 

– Привет. Ты еще не нашла себе нового парня? 

– Привет. Еще отхожу от прошлого. А что есть варианты? 

– Да, есть прекрасный вариант. И работает, и не курит. Машина и квартира есть. Почти не пьет. Симпатичный. 

– И в чем подвох?! Только не говори, что это твой Поликарпов. 

– Конечно, он! А что тебе в нем не нравится? 

– Лариса, да он же жуткий педант. Я с таким жить не смогу. 

– Педант? Костя? Никогда не замечала. 

– Вот сама с ним и живи. 


Лариса описывала достоинства Костика своей подружке, все время глядя в его сторону. Он тоже поймал её взгляд и смотрел недоумевая. В её прелестную головку много что могло прийти, поэтому опасаться стоило. А у Ларисы в голове все крутились Катины слова: «Раз он такой прекрасный, то и живи с ним сама». 

А ведь странно, она никогда не рассматривала Поликарпова, как мужчину. Какой он ее только не видел, из каких только переделок не вытаскивал... Он всегда был рядом и ей было хорошо. 

Она подошла к нему и обняла. Он был немного в недоумении от такого, но притянул ее к себе ближе, словно пытаясь согреть. Он всегда был очень заботлив. 

– Что с тобой, мартышка? Замерзла? 

Она просто стояла в кольце его рук, окруженная тонким запахом мужского парфюма. И молчала. Ей не хотелось ничего говорить. Ей просто было хорошо и уютно. Наконец-то, её корабль нашел свой порт и решил зайти в гавань. Её парень смотрел, недоумевая, но ей было всё равно. 

– Давай спустимся к реке. 

– Ты уверена? А как же Тимофей? 

– Он умный, он поймет... 

Пошел первый осенний снег. Легкий и невесомый. Он таял, едва касаясь земли, но под бликами луны казался таинственным и необычным. Но двум людям, стоящим у воды было всё равно, что творится в природе. Боюсь, что даже если бы начался метеоритный дождь, они бы этого не заметили. Они заново узнавали друг друга и не могли поверить, что так долго были слепы. 

Ищешь-ищешь свою судьбу, а она рядом. Только глаза закрыты шорами...
 



Разия Оганезова

Отредактировано: 18.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться