Посох чародея

Глава 9. Прощание с Сильвой

  –Если будет спрашивать, скажем, что мы из Штормвиля. Понял? Из Штормвиля. И ни в коем случае не упоминай Рэнию. Ты меня понял?

Кэвин лежал спиной к Сильве и слышал каждое её слово.

–Да, да, я давно уже это понял. Ты тысячу раз повторяешь одно и то же!

–Ты с ума сошёл? Не смей так орать. Если нас раскроют по твоей глупости… ты рискуешь остаться без матери.

Кэвин прикрыл глаза, но спать ему вовсе не хотелось. Голоса на время умолкли. Мать и сын не спят. Он это знал. Прошло какое-то время. Кэвин приподнялся на руках и обернулся на своих попутчиков. Сильва и Рик мирно сидели, прижавшись друг к другу. Мать дремала, но сын смотрел на путника крупными умными глазами.

–Ты давно проснулся? – спросил он у мальчика.

–Минут десять назад, – пожал тот плечами.

–Сильва, – тихо позвал Кэвин, – просыпайтесь. Нам нужно выдвигаться, чтобы до заката быть в Рейфгардене.

Женщина сладко вздохнула и, уютно поёжившись, открыла глаза.

–Не сладкая была ночька, – сказала она, стряхивая землю с подола.

–Да, бывало и лучше, – согласился путник. – Было зябковато, но самое главное, что на нас не напал дикий зверь и не тыкали вилами гномы.

–У меня ест с собой половинка пирога и несколько яблок, – сказала Сильва, открывая свою походную сумку. – Не густо, но с голоду не умрём.

–До города дотянем, – махнул рукой Кэвин и с жадностью впился зубами в яблоко.

Сильва оказалась очень рассудительной и общительной женщиной. Она расспросила Кэвина и о том, где он планирует остановиться, и о том, в какую часть он пойдёт. Спрашивала она и о его отношение к власти и ещё много о чём, но о себе не сказала почти ничего.

  На небе уже разлилась алая краска, когда трое подошли к городу.

–Красивый закат. Так бы и смотрела на него, – сказала Сильва, остановившись у ворот.

–Вы уже были в Рейфгардене? – обратился к ней Кэвин.

–Давно, ещё девочкой. Но воспоминания о нем у меня не самые лучшие.

–Ты была там в моём возрасте, мама? – спросил Рикон, с интересом разглядывая готические башенки на городских воротах.

–Мне было около четырнадцати, когда отец привёз меня сюда. Не знаю как сейчас, но Рейфгарден того времени был грязным во всех смыслах. На улицах постоянно кого-то обворовывали, часто убивали. А воздух пропитался дымом от костров, потому что тайное братство, существовавшее при покойном короле Тимине постоянно отлавливало ведьм и колдунов, с виной или без вины отправляло их на костёр. Люди устали от постоянных преследований. Братство подозревало каждого третьего, если не каждого второго. И всё потому, что какой-то маг, ранее служивший при Тимине, рассорился с королем и угрожал ему.

–Стал бы король со своей многотысячной армией бояться какого-то мага, – вспылил Кэвин.

Однако он боялся, – продолжала Сильва. – Нам не дано понять страхи монархов. Однако известно, что у этого мага были свои последователи и ученики.

–А я считаю – хорошо, что все маги в Рейфгардене были вытравлены, – безапелляционно произнёс Кэвин. – Лично я за истребление  всех магов. Без них бы мир стал бы только лучше.

–Но почему? Маги бывают и светлыми? – несмело спросил Рикон.

–Моя мать всегда говорила, что от этих тварей добра ждать не следует, а она была очень мудрой женщиной. Когда она была молодой девушкой один колдун с помощью магии заставил её вынести все деньги, которые были в доме её родителей. А в награду он оставил шрам на её шее.

–Мне жаль твою мать, но не все маги такие, – возразила Сильва. – В детстве меня спасла от болезни лекарка с магическими способностями. Не будь её, я была бы мертва.

–Она сделала это за плату. Вот и всё. Даже колдуньям надо на что-то жить.

Женщина только пожала плечами.

  Город, вопреки словам Сильвы, оказался очень красивым и совсем не грязным. В больших городах Кэвину доводилось бывать вовсе не часто, поэтому высокие шпили и дорогие фасады произвели на него сильное впечатление. В вытянутых готических окнах он видел богато украшенные гостиницы, роскошную мебель, и знатных дам в шёлковых домашних платьях, облегающих  фигуру. Весь город был пропитан атмосферой серьёзного пафоса, даже бедные захудалые домишки и те были выдержаны в стиле  города. Исключение составляли кабаки и трактиры. Это были  немного аляпистые, двухэтажные здания, так сильно напоминающие кабаки, которые Кэвин видел в других городах. Сейчас ему хотелось зайти внутрь, поесть как следует, желательно пожирнее, залиться пивом и отлежаться на мягкой постели.

–Далеко живёт ваш дядюшка? – обратился он попутчикам.

–Нет, не далеко, – односложно ответила Сильва. – Ты устраивайся, а мы дальше уже сами справимся.

–Но на улице уже поздний вечер. Одной, сыном, вам не безопасно.



Samedy

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться