Постфинем: Цитадель Дьявола

Размер шрифта: - +

Глава 7

Если бы не приглушённый топот, отражающийся от стен, отряд бы заволокла звенящая тишина, которая по-любому навлекла бы на него беду. Но и посторонние звуки могли служить сигналом к опасности.

На небе сгустились краски, сменив ярко-красный цвет, на цвет запёкшейся крови. Иногда подувал ветер, но из-за того, что в коридоре ему не было за что зацепиться, кроме как за людей, он оставался почти незамеченным. От удушающе-горячего воздуха першило в горле.

Когда отряд подошёл к развилке, он, не колеблясь, свернул налево. Без лишних разговоров и вопросов. Но и потом его ждал ещё один коридор. Более короткий и узкий. Под углом в сорок пять градусов он снова уходил влево, затем поворачивал направо. И сколько бы отряд не шёл, ничего не менялось. Ему больше не встречались инды, «дьявольская лоза», не говоря уже о других формах жизни.

— Интересно, сколько времени уже прошло? Считают ли наш отряд погибшим? — рассуждал в голос Батарин во время привала, сидя под стеной и запрокинув голову к небу. Он расстегнул куртку до половины торса. Дышал тяжело из-за жары. Вертел в руках флягу с тёплой водой. — А может, мы правда все погибли в той лаборатории и сейчас мы в Аду?

— Никто не задумывался, сколько дыр в истории о Слиянии трёх измерений? — спросила Ева, тщательно протирая шантель.

Габриель пытался настроить связь, но в динамике раздавалось шипение и треск. Из-за этого он нервно ходил взад-вперёд поодаль товарищей и временами ненадолго замирал, прислушиваясь к потрескивавшей тишине в наушнике.

— Я задумывался. Но есть ли смысл докапываться до правды? — Дэниел разместился неподалёку от Евы, сняв нагрудник, наплечники, поручи и перчатки. Нахмурившись, он чистил нагрудник, полируя изображение креста. Красный свет, исходивший с неба, словно от одной большей лампы, придавал его тёмно-русым волосам рыжеватый оттенок.

— По правде говоря, — начал Батарин, отвинтив крышку с фляги, — я вообще почти ни в чём смысла не вижу. Мы каждый день сражаемся, чтобы выжить. Мы хороним родных и близких. Мы не надеемся дожить до глубокой старости. Ради чего тогда стоит жить? Просто, чтобы не погибло человечество? Это же замкнутый круг. Мы стремимся избавить мир от демонов и чудовищ. Но мы не знаем, каким он был когда-то без них. Всё, что было написано в учебниках и книгах по истории начала двадцать первого века… Знаете, мне кажется, что тогда людям жилось сложнее. Их жизнями правили деньги. Никто не ценил труд. Все ссорились из-за политики. Задыхались от жадности. А у нас сейчас всё проще. У нас есть власть, но она справедлива. У нас есть оплата труда. У нас нет бедных, нет маньяков. Это я не беру в расчёт бродяг. Хотя видите, у нас нет смертного приговора. Убийц отправляют к демонам. А там всё уже зависит от самого человека.

Волфоллия собрала винтовку:

— Однако, демоны уничтожают человечество.

Батарин пристально посмотрел на неё. Улыбнулся:

— Значит, когда вернёмся в Нору, то заделаем пару новых людей.

— Будет видно. — Волфоллия улыбнулась в ответ и принялась чистить пистолет.

— Не работает, — разочаровано сказал Габриель, подойдя к отряду. — Вообще ничего не ловит.

— Отлично, умрём здесь с голоду, когда закончится еда. — Ева отложила шантель и встала. Потянувшись, она принялась отчищать доспех, даже не снимая.

— Не умрём. — Волфоллия пристально посмотрела на Еву, та отвела взгляд.

— А ты откуда знаешь? — спросила она.

Дэниел надел нагрудник. Тот почти что сиял, а красный крест посередине резко выделялся на сером фоне металла.

— Просто незачем себя накручивать попусту. Живи одним днём, невесть, что случится завтра, — сказал он. — Сейчас мы живы и способны здраво рассуждать. Этого нам достаточно, чтобы после нормального отдыха обсудить план действий и найти выход. Вы отдыхайте, а я подежурю. Потом поменяемся.

— Я всеми конечностями «за», но сначала пойду отолью. — Батарин поцеловал Волфоллию и поднялся с земли. Тряхнул головой, чтобы убрать волосы с глаз, поправил капюшон и направился к ближайшему повороту коридора, исследовав который, отряд зашел в тупик.

***

Застегнув штаны, Батарин оглянулся, но никого не заметил. С того момента, как он отлучился по нужде, его не покидало стойкое ощущение, что за ним наблюдают. Огляделся по сторонам и настороженно двинулся к отряду. Чувство преследования с каждым шагом только крепло, словно наблюдатель приближался. Когда Батарину оставалось свернуть за угол, чтобы возвратиться к отряду, из прохода в параллельный коридор, выглянула женщина. У Батарина замерло сердце.

Длинные чёрные волосы были собраны в высокий хвост. Ровный нос и глубоко посаженные глаза казались такими знакомыми, что сердце пронзала боль. Плавный изгиб бровей придавал лицу утончённости, как и тонкие губы. Точёную фигуру облегал кожаный комбинезон Чертователей.

В женщине он узнал свою мать.

Волнение заполнило тело и очнулось чувство тревоги, но он не смог сдвинуться с места. Воспоминания яркими фейерверками возникали из недр памяти. Каждое словно било под дых, отчего дыхание у Батарина участилось. Он сжал кулаки и слышал, как шумит в ушах кровь, подобно шуму моря в большой ракушке.

— Иди за мной… — едва слышно позвала женщина.

Ещё не в силах совладать с собой, Батарин не сдвинулся с места.

— Ну же… — Женщина улыбнулась, и от такой улыбки у него заныло в груди. Спину покрыло холодным липким потом, а колени предательски задрожали. Но он взял себя в руки. Напрягся и дрожь унялась, только воздух вдруг показался ещё горячее. При каждом вдохе он обжигал лёгкие словно кипяток.

— Ну же, детка. Иди за мной. Смелее, — звала женщина, добродушно поманив Батарина пальцем. Он затаил дыхание. Мысли метались в голове, подобно взбешённому рою пчёл и не давали сосредоточиться. Среди глухого гула Батарин отчётливо слышал тихий хриплый вой Седера, предупреждавшего об обмане.



Диана Винтер

Отредактировано: 09.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться