Постфинем: Цитадель Дьявола

Глава 7

Темноту проредили четыре ярких луча, исходящие от ботов-наблюдателей. Приглушенный шепот, окружающий со всех сторон, перебило гулкое эхо шагов и жужжания механизмов в «пауке». Пахло сыростью и кислятиной как от протухших овощей. Под ногами чавкала раскисшая грязь. Иногда подошвы прилипали.

— У вас две минуты, чтобы закрыть проход, — после короткого шипения сказала Таньа. В тоннелях связь незначительно ухудшилась.

— Теперь мы используем взрывчатку? — лукаво улыбнувшись, спросил Батарин.

Габриель задумался. Брови сошлись у него на переносице, а лоб исполосовали неглубокие морщины. В свете фонарей его кожа приобрела болезненно-бледный оттенок, а волосы отливали серебром.

— Лучший из худших вариантов развития событий. Давайте взрывчатку.

Отряд молча проследил, как Габриель устанавливал прямоугольный коробок с циферблатом над проходом. Когда бомба начала тикать, напоминая механические часы, отряд стремительно двинулся вглубь тоннеля.

Неведомая сила разворотила рельсы, которые выхватывали из темноты плавно скользящие лучи света. На стенах переливалась свежая слизь, а по углам, попискивая, проскакивали крысы. Трубы вились вдоль стен, убегая далеко вперёд, где сошёл с рельсов состав поезда.

Седер перекусил парой грызунов, отчего его глаза засветились ярче, и спас Еву от попадания в бурлящую лужу «жидкого азота[1]». Демон внезапно повис над явлением, растёкшимся между шпалами, вздыбился и зашипел, чем испугал не только Еву, но и Габриеля с Волфоллией.

Батарин горделиво улыбнулся, подозвал Седера к себе, а затем тоннель тряхнуло. От грохота валящихся камней заложило уши, в динамике зашипело. Не успела осесть пыль от взрыва, как тоннель затрясло с новой силой. Габриель оступился. Дэниел придержал его за плечо.

— Я никогда ничего подобного не чувствовал… — сдавленно прохрипел Габриель. — Словно удар под дых… И кипяток по венам…

Конец фразы потонул в рёве ветра на поверхности и в нарастающем шёпоте, который приближался и замыкал кольцо вокруг столпившихся настороженных людей.

Один из ботов-наблюдателей, явно не выдержав скачков энергии, дал сбой. Фонарь нервно заморгал и «глаз» со звоном упал на ржавые рельсы. Посыпались искры.

Землетрясение стихало, а из углов начали сползаться существа с гуманоидно-ящеровидным туловищем. Их болотного цвета кожа была покрыта наростами и гноящимися язвами. Размером они не превышали петуха.

— Шептуны! Проклятье! — обреченно вздохнул Таньа.

— Ожидаемо. Какой план? — едва шевеля губами, спросил Батарин.

— Их слишком много. — Ева переводила взгляд с одного чудовища на другое, крепко сжимая в ладонях обтянутые кожей рукоятки шантелей.

— Но они маленькие, — возразила Волфоллия.

— И что? — фыркнула Ева. — Инстинкт мамочки проснулся?

— Тише. Соберитесь. Справа в толпе затерялся их вожак. У него на голове красный гребень. Если убить вожака — остальные струсят и отступят, — не растерялась Таньа.

Шептуны медленно смыкали круг, заставив членов отряда встать спиной к спине.

— Я смогу с ним разобраться… — договорить Еве не дал Габриель.

— Ты не сможешь к нему подобраться. — Он взмахнул рукой, произведя круговое движение. Вокруг ладони зарябил воздух, а в вожака метнулись тонкие иглы искристого света.

Шептуны не сразу сообразили, что произошло, но им не потребовалось много времени, дабы горой заслонить вожака. Когда иглы поразили нескольких чудовищ, шептуны бросились врассыпную по тоннелю, чтобы затем организованно напасть на отряд.

Волфоллия выхватила пистолет. Он бесшумно стрелял концентрированной энергией, что в закрытых пространствах спасало от звона в ушах.

Энергия прожигала дыры в головах чудовищ, но угроза жизни не мешала им самоотверженно защищать вожака. Они бросались прямо к ногам, хватались лапами за ботинки и ловко карабкались вверх по спине, пытаясь прокусить прочную ткань комбинезона. Раз за разом вонзали зубы, снова и снова оставляя на коже синяки.

Не хватало места для полного размаха шантелями, поэтому Ева поспешно отдалилась от отряда, ногами расталкивая шептунов и рассекая туловища их пополам. Стоило отойти на достаточное для манёвра расстояние, Ева подняла оба шантеля и, перекрестив руки перед собой так, чтобы лезвия кончиками ушли за спину, плавно обернулась вокруг своей оси несколько раз.

Размытое движение серебряной стали скрыло силуэт Евы, превратив её в торнадо. Она часто делала так, и подобраться к ней вплотную становилось почти невозможным. Каждый последующий шептун, рискнувший броситься на Еву, падал замертво, напарываясь на острые лезвия.

Дэниел даже не думал вооружаться мечом — ему и лазерного ножа было достаточно. Шептуны — не те противники, что обладали силой и могли дать достойный отпор. Они, скорее, всегда брали измором и отчего-то Дэниелу напоминали назойливых крыс. Вроде не смертельно опасные — но в покое не оставят, если с ними не разобраться.

Доспех Дэниела из сплава нескольких металлов им точно не прокусить, а усилители в перчатках позволяли одним взмахом кулака сминать головы чудовищ как консервные банки.

Шептуна, влезшего на наплечники, он схватил за шею и, швырнув на землю, раздавил ногой. Трое других прыгнули Дэниелу на спину, и он тут же ударил ею о стену.



Диана Винтер

Отредактировано: 18.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться