Постфинем: Цитадель Дьявола

Глава 10

Приглушённый топот, отражающийся от стен, разбавлял уже привычную тишину. Она, словно затаившийся зверь, готовилась напасть.

На небе сгустились краски, сменив ярко-красный оттенок на цвет запёкшейся крови. Иногда срывался ветер. От удушающе-горячего воздуха першило в горле.

На развилке отряд, не колеблясь, свернул налево. Однако и там их ждал ещё один коридор — короче и уже. Под небольшим углом он снова уходил влево, затем поворачивал направо. И сколько бы отряд не шёл — ничего не менялось, больше не встречались инды, растительность вовсе исчезла

— Интересно, считают ли наш отряд уже погибшим? — рассуждал в голос Батарин во время привала. Сидя под стеной и запрокинув голову к небу, он расстегнул куртку до половины груди. Дышал тяжело из-за жары и вертел в руках флягу с тёплой водой. — А может, мы правда погибли в той лаборатории и сейчас в Аду?

— Никто не задумывался, сколько дыр в теории «Слиянии»? — спросила Ева, тщательно протирая шантель.

Габриель пытался настроить связь, но в динамике лишь едва слышно потрескивало. Из-за этого Габриель нервно ходил взад-вперёд поодаль товарищей и временами ненадолго замирал, прислушиваясь к тишине в наушнике.

— Есть ли смысл докапываться до правды? — Дэниел разместился неподалёку от Евы, сняв верхнюю часть доспеха. Красный свет, исходивший с неба, словно от одной большой лампы, придавал его тёмно-русым волосам рыжеватый оттенок. Хмурясь, Дэниел чистил нагрудник, полируя изображение креста.

— Мы же уже это выяснили, нет? — спросила Волфоллия. — Каждый волен верить в то, что ему ближе.

— И что же тебе ближе? — с долей иронии в голосе спросила Ева.

— Сегодняшний день. Такой, какой есть.

— Звучит даже немного разумно.

Лицо Волфоллии вспыхнуло. Она на миг замерла, точно думая, что ответить на явную колкость, но всё же решила промолчать, поймав на себе взгляд Дэниела.

— По правде говоря, — начал Батарин, отвинтив крышку с фляги, — я вообще почти ни в чём смысла не вижу. Здесь и сейчас, да. Мы каждый день сражаемся, чтобы выжить. Мы хороним родных и близких. Не надеемся дожить до глубокой старости. Ради чего тогда стоит жить? Просто, чтобы не погибло человечество? Это же замкнутый круг. Мы стремимся избавить мир от демонов и чудовищ. Но мы не знаем, каким он был когда-то без них. Всё, что было написано в учебниках и книгах по истории начала двадцать первого века… Знаете, мне кажется, тогда людям жилось сложнее. Их жизнями правили деньги. Никто не ценил труд. Все ссорились из-за политики. Задыхались от жадности. А у нас сейчас всё проще. Как минимум, у провинившихся всегда есть выбор. Мы сами строим свою судьбу каждым принятым решением. Даже бродяги. Представить тяжело, каково это жить… Как они живут. Тем не менее…

Волфоллия собрала винтовку, передёрнула затвор и произнесла:

— Однако демоны уничтожают человечество.

Батарин пристально посмотрел на неё. Лукаво улыбнулся:

— Значит, по возвращению в Нору заделаем пару новых человечков.

— Будет видно. — Волфоллия улыбнулась в ответ, отодвинула винтовку и принялась чистить пистолет.

— Не работает, — разочаровано сказал Габриель, подойдя к отряду. — Вообще ничего не ловит.

— Отлично, умрём здесь с голоду, когда закончится еда. — Ева отложила шантель и встала. Потянувшись, принялась отчищать доспех прямо на себе.

— Не умрём, — заявила Волфоллия, посмотрев на Еву, но та отвела взгляд, лишь уголок губ дрогнул в подобии улыбки.

— А ты откуда знаешь? — спросила она. — В отличие от Таньи — экстрасенс?

— Что ты к ней пристала?

— О, я просто жду, что люди будут отвечать за то, что извергает их рот.

— Какая умница…

— Фолли, — позвал Батарин, положив руку ей на плечо. — Не заводись.

Волфоллия кивнула, отправила пистолет в кобуру и переплела волосы, снова собрав их в косу.

Дэниел надел нагрудник. Тот почти сиял. Красный крест по центру контрастно выделялся на сером фоне металла. В отличие от многих воинов Дэниел довольствовался минимализмом в дизайне. И кроме креста на левом наплечнике виднелась гравировка герба альянса Дозорных, но больше ни единого лишнего «украшательства».

— Я считаю, незачем себя накручивать попусту. Живите одним днём — невесть, что случится завтра, — произнёс он ровным тоном. — Сейчас мы живы и способны здраво рассуждать. Этого достаточно, чтобы отдохнуть, обсудить дальнейший план действий и найти выход. Я подежурю первым. Потом поменяемся.

— Я всеми конечностями «за», но сначала схожу отолью. — Батарин поцеловал Волфоллию и поднялся с земли. Он тряхнул головой, чтобы убрать волосы с глаз, поправил капюшон и направился к ближайшему повороту коридора, исследовав который отряд зашел в тупик.

***

Застегнув штаны, Батарин оглянулся, но никого не заметил. С момента, как он отлучился по нужде, его не покидало ощущение чужого взгляда на спине. Снова бегло осмотрев окрестности, он направился к отряду. Чувство преследования с каждым шагом только крепло, словно наблюдатель приближался. Или это Батарин приближался к нему?



Диана Винтер

Отредактировано: 18.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться